15:30, 05 Июня 2013 Версия для печати

Звезда "Джентльмен-шоу" Олег Филимонов рассказал, как бросил жену и отказался от сына

25 лет Олег Филимонов носит почетное звание главного джентльмена бывшего СССР. Но это не мешает ему снимать не совсем интеллигентную передачу «Голые и смешные»... 

Олег Николаевич привез меня на своем джипе в кафе, где его конечно же сразу узнали.

– Приехала в Одессу и неожиданно встретила вас с Евгением Хаитом. Вы по-прежнему сотрудничаете?

– Да, после «Джентльмен-шоу» мы снимали «Камеру смеха». Программа «Голые и смешные» популярна в России и на Украине, проект розыгрышей и анекдотов «Смешной, еще смешнее» идет на главном канале Украины.

– То есть вы вложились в юмор и не прогадали?

– В начале 90-х у меня был серьезный бизнес – торговал металлом с англичанами и китайцами, заработал миллионы, но у меня произошел конфликт с партнерами. Они оставили меня без ничего. Я в одночасье ушел из компании, оставив все. Пришлось резко развернуть жизнь в противоположном направлении.

– Чувство юмора не помогло разрулить конфликт?

– Время было бандитское, происходило первоначальное накопление капитала, людей убивали ни за грош. Мне нужно было выбирать – либо воевать, либо остаться в живых. Так что мой путь в джентльмены был тернист.

– Много ли одесских джентльменов сегодня живет в Одессе?

– Нет, сейчас в Америке живет больше, чем в Одессе. Мой очень близкий друг и джентльмен Яша Левинзон (помните его знаменитый монолог с зеркалом?), много лет назад эмигрировал в Израиль, работает на местном ТВ. Часто езжу к нему в гости, заодно снимаюсь в очень смешной программе «Большая прогулка с Филимоновым и Левинзоном». Мы с Яшей приезжаем на какое-нибудь известное историческое место Израиля и рассказываем, как все, на наш взгляд, было на самом деле. Это почти полная импровизация, рейтинг – бешеный.
Александр Тарасуль в Одессе... Когда-то он развернул мою жизнь на 180 градусов. Я был успешен в науке, заканчивал докторскую, а он предложил пойти на ТВ. Он был одним из авторов КВН, мы сняли пилот, повезли его в Москву, как раз в тот исторический момент, когда образовывалось Российское телевидение. «Джентльмен-шоу» вышло в первый день работы канала РТР. Мы семь лет успешно работали, пока нас не сманили на ОРТ. Затем еще 10 лет наше шоу выходило на украинском ТВ. «Джентльмен-шоу» – абсолютный рекордсмен на ТВ – ни одна программа не была в эфире такой долгий срок!

– У всех джентльменов судьбы сложились благополучно?

– Точно могу сказать, что все состоялись, все – неординарные люди, начитанные, образованные. Сегодня на российском ТВ много наших авторов – выходцев из клуба одесских джентльменов. На свое 60-летие
в марте прошлого года я собрал всех в Америке. В октябре в Одессе мы праздновали 25-летие клуба джентльменов.

– Ваша супруга Лариса – не кавээнщица, а спортсменка. Как вы познакомились?

– Одесса – небольшой город. Когда мы познакомились у нашей общей знакомой, я сразу обратил на Ларису внимание, а вот она несильно на меня отреагировала. Я был женат, и она была в браке. Но так удивительно совпало, что моя первая жена Людмила еще в школе встречалась с Ларисиным первым мужем. Этот красивый молодой человек был ее первой любовью. Через несколько лет мы снова увиделись, Лариса уже была в разводе, и все у нас здорово сложилось.

– Но вы же были женаты?

– Да, я развелся из-за нее. Это очень тяжелая история – на тот момент мы не могли жить вместе, отношения зашли в тупик. Да, я женился по любви, но довольно рано – на четвертом курсе университета, у нас родилась дочка Вика, которая живет в Америке, у нее две дочки – Марсела и Вивьен Ли. Наша любовная лодка разбилась о быт. Сложно кого-то винить, но мне было очень тяжело. Я работал в университете, денег не было, давал уроки английского отъезжающим в разные страны, играл на свадьбах как музыкант. Мои родители были учителя, они не могли мне помочь материально, ее родители работали за рубежом по контракту. К счастью, у нас была своя квартира, но все остальное приходилось делать самому. Я ненавидел субботы и воскресенья, потому что все выходные дни я вкалывал, веселя публику. В таком режиме прошло несколько лет. Я и так бы рано или поздно ушел, а тут... Лариса.

– Ваша первая жена не вышла за мужа Ларисы?

– Нет, Людмила вышла за другого человека,
уехала в Америку, к сожалению, она тяжело заболела, ее уже нет среди нас.

– А почему второй раз «лодка» уцелела?

– Знаете, у Ларисы колоссальный внутренний стержень, она всегда организованна и сильна. Она – мастер спорта по настольному теннису, чемпионка Украины, блестяще училась в школе, работала учительницей младших классов, и до сих пор дети, у которых уже есть свои дети, приходят к нам домой. Она всю свою зарплату тратила на подарки своим ученикам. Я ей купил машину. Так она детей на ней катала. Я ее с огромным трудом забрал из школы. Дети чувствуют, когда их любят, когда к ним неформально относятся, когда их хотят чему-то научить. Как-то прихожу за ней в школу, Лариса стоит буквой «г», ее обступил весь класс, и все щупают и рассматривают ее новые итальянские сережки с «висючками», которые я ей подарил. Мы вместе прошли через нищету, голод, даже бутылки сдавали. Я мог сварить кастрюлю харчо на неделю, но к нам тут же приходила толпа корешей, съедали все подчистую. Моя жена Лариса никогда не ныла, не скулила, поддерживала, ничего не требовала. Я писал диссертацию в однокомнатной коммуналке у ребенка на голове. Она в 9 вечера засыпала, я с 10 начинал печатать. В том, чего мы достигли, ровно 50 процентов заслуги моей жены.

– При такой любви к детям почему вы не завели много детей?

– Это абсолютно моя вина! Конечно, надо было рожать еще, но тут я дал слабину. Мы только начали подниматься, я защитился, из одной комнаты мы переехали в две, начались поездки, появились первые приличные денежки, хотелось мир посмотреть. Думал, есть еще время, вот только калиточка распахнется пошире. Она сказала: «Давай мальчика рожать», но не настояла, а я – тот еще козел.

– Зато у вас уже трое внуков!

– Это наше все, на них мы и отыгрываемся. Младшая дочь Карина шесть лет прожила в Нью-Йорке, родила сына Эвана, но сейчас живет здесь. Старшая Вика – в США с дочками Марселой и Вивьен Ли. Зять – одессит, но у него в роду были корейцы, отсюда такая фамилия. Дважды в году мы бываем в Америке, они тоже приезжают к нам.

– Олег, вы в браке с Ларисой 34 года. У вас, наверное, есть свои семейные традиции?

– Когда мы поженились, я преподавал в университете, писал кандидатскую диссертацию, не был ни доцентом, ни кавээнщиком, имел весьма скромные доходы. И у нас не было возможности поехать в свадебное путешествие. Несколько лет мы копили какие-то денежки и отправились в Ленинград, жили во Всеволожске у знакомых наших знакомых. Это было наше первое путешествие. Когда исполнилось 30 лет совместной жизни, я сказал Ларисе: «Хочу вывезти тебя в свадебное путешествие!» Я подарил ей белый «Мерседес» и повез в Париж. Бывший джентльмен Толя Контуш показал нам Париж изнутри, водил туда, куда бы мы сами не зашли. Он ведь много лет живет на Монмартре.

– В ресторан Жерара Депардье заглядывали?

– Нет, мы были в ресторане Le Dome, в котором все стулья подписаны, кто из великих на этом месте сидел. На свадебном юбилее я сидел на месте Матисса, а супружница моя на стуле Кафки. Было здорово и вкусно.

– Как удалось сохранить такие отношения, что спустя 30 лет хочется поехать в свадебное путешествие?

– Мы с Ларисой в нашей компании – эдакие эндемики, как омуль в Байкале, который живет только в одном месте. Такие браки – редкое явление. Мы столько лет вместе, и хотелось бы еще хотя бы столько же быть рядом. Это когда ты относишься к человеку, как к части самого себя – своему пальцу, уху.

– Разве чувства с годами не угасают?

– Они не угасают, они – трансформируются. Страсть перерастает в любовь и уважение, состояние, что без этого человека тебе пусто. Когда мы расстаемся, я еду по делам в Америку или Лондон, первые три дня мне весело, встречаюсь с друзьями, мы зажигаем, пьем, а потом начинается «почесывание», мне чего-то не хватает. Мы столько лет прожили вместе! Иногда смотрим телевизор, и я периодически ловлю себя на мысли, что мы держим друг друга за руки.

– Что из юмористических программ вам нравится на ТВ?

– На мой взгляд, Михаил Жванецкий – отдельно стоящее явление. Это не потому, что мы с ним регулярно раков варим. Он часто читает мне что-то свежее, проверяет реакцию, я ему что-то с точки зрения стиля подсказываю, я ведь научно занимался стилистикой. Говорю: Михалыч, это у тебя верлибр получился, такой свободный стих.

– А Задорнов?

– Он, конечно, профи и талант, но мне не нравится в его творчестве охаивание всего, не только Америки. Петросянщина – юмор для приматов. Существует две сигнальных системы. Первая – безусловная реакция на происходящее: штаны упали – смешно. Вторая – реакция на слова. Когда человек пишет и добивается, что люди смеются – это искусство, сатира, юмор.

– Но ведь ваши «Голые и смешные» тоже рассчитаны на первую сигнальную систему...

– Жанр эротической скрытой камеры существовал и до нас, мы, говоря одесским языком, причухали, в свои рамки поставили, чтобы было смешно и непошло, это работает нам в плюс. Эти смешные истории не вызывают низменных чувств. Придумали формат Алик Тарасуль с Женей Хаитом. Женя – главный по кастингу, выбирает девушек с бюстом. Он строго следит за размером, на глаз определяет: «Уверенный третий, а тут – два с половиной…»

– А что скажете про «Камеди Клаб»?

– Это знаменитый американский формат, а не ноу-хау резидентов. Он был очень удачно использован командой кавээнщиков, хорошо был сделан и продержался уверенно три сезона, но потом планка поползла вниз, и 70 процентов юмора стало ниже пояса – видимо, ребята поисписались. Но Гарик Мартиросян, Сергей Светлаков – блестящие ребята. И еще мне очень нравится Ваня Ургант, одареннейший человек!

– Но он везде!

– Это его беда, что он такой контракт подписал с «Первым каналом», он скоро будет прогноз погоды объявлять. Нельзя эксплуатировать образ человека до такой степени, что даже утюг включить страшно – а вдруг там Ваня? Человека надо дозировать. Он очень талантливый, блестяще шутит на ходу, то, что мало кто умеет. Я вот тоже легко импровизирую, поэтому и востребован до сих пор. Либо тебе дано, либо нет. А вот Саша Цекало стоит особняком – смешить не его задача, он – мальчик для битья, присутствует, чтобы над ним посмеивались.

– Олег, почему многие успешные мужчины женятся на молоденьких? Тот же Жванецкий…

– История Михал Михалыча и Наташи – нетипичная, исключение из правил. У него была сложная личная жизнь, и то, что на его пути возникла Наташа, с которой он прожил больше, чем со всеми предыдущими женами, вместе взятыми, свидетельство того, что ему в жизни повезло. Михалыч вытянул выигрышный лотерейный билет, обретя в лице Наташи друга, мать прекрасного сына Митьки, красивую женщину.

Катерина Мигулина

Читатйте также:

Михаил Жванецкий требует денег

Врачи устанавливают причины смерти автора "Джентльмен-шоу" Игоря Миняйло

Подписаться на новости

Введите Ваш email:
email рассылки



Новости Партнеров

Loading...

Новое на сайте

16:22, 07 Декабря 2016
Sobesednik.ru узнал у замдиректора Института США и Канады, чего ждать от Бешеного Пса на посту министра обороны США
»
16:12, 07 Декабря 2016
Чтобы крупнейшая за последние годы вспышка кори прекратилась, должны быть привиты 95% населения, считают специалисты
»
16:05, 07 Декабря 2016
Иосиф Пригожин прокомментировал Sobesednik.ru возможность участия Валерии в конкурсе «Евровидение-2017» в Киеве
»