15:20, 21 Ноября 2012 Версия для печати

Родион Нахапетов: Для меня нет ничего страшнее, чем потерять жену

Он родился во время бомбежки, не знал отца, хотя и носит его фамилию. Когда Анастасия Вертинская уходила от Нахапетова в фильме «Влюбленные», миллионы женщин рыдали у экранов: «Дура! Лучше все равно не найдешь!» В том же самом уверена его жена Наталья Шляпникофф, с которой народный артист России Родион Нахапетов счастлив в браке уже более 20 лет.

– Родион Рафаилович, не так давно ушел из жизни легендарный фантаст Рей Брэдбери. Как вам удалось подружиться с ним и даже получить его благословение на экранизацию его автобиографической повести?

– Однажды мы с женой гуляли по торговому центру в Лос-Анджелесе и вдруг увидели объявление «Встреча с Реем Брэдбери». Я не мог поверить своим глазам – в таком почтенном возрасте этот легендарный человек встречается со своими читателями?!

Там была такая толпа, человек 200, в основном молодежь. Рей выступал, а потом стал подписывать книги. Когда подошла моя очередь, я сказал ему: «Я мечтал об этой встрече 30 лет!» Старик удивился: «В самом деле?» «Мне очень нравится ваша повесть, и я даже сделал по ней фильм», – пояснил я. «Мне она тоже нравится. А вы кто?» «Я – режиссер. Из России».

Потом мы организовали интервью с Реем для Димы Диброва, и наши встречи стали регулярными. Наташа предлагала показать Брэдбери мою дипломную короткометражку «Вино из одуванчиков». Но я был категорически против. Боялся, что если ему не понравится моя работа, то наша дружба лопнет. Ведь, когда 40 лет назад во ВГИКе я заявил, что буду делать дипломную работу по фрагменту американского писателя, все педагоги были против – мол, возьми что-то русское. Но я настоял, его «Вино из одуванчиков» впиталось в меня и осталось навсегда, как то счастливое лето из повести Брэдбери, которое мальчик не может забыть, оно навсегда осталось с ним.

– Вы считали, что та дипломная работа неудачная?

– Нет, Наташе понравилась, поэтому она не сомневалась, что Рей ее примет. Но я все равно боялся! Она меня не послушалась и тайно показала мой студенческий мюзикл Рею. Он смотрел и плакал, а потом сказал Наташе: «Позвони своему мужу и скажи, что я сильно его люблю! Только Родиону я доверю сделать фильм по моей повести!» Тогда я еще сильнее полюбил свою жену. Она не побоялась рискнуть – она боролась за меня! Рей настаивал, чтобы я написал сценарий, он все время звонил и спрашивал: на каком этапе работа? Я откладывал, врал ему, что пишу, хотя не было ни строчки, пока Наташа силой не усадила меня за стол. Распечатывать пришлось крупным шрифтом, так как у Брэдбери было очень плохое зрение. В распечатанном виде это было 600 страниц. Первый вариант ему не понравился. Пришлось писать второй, который он наконец-то благословил. Передал права. Мы заключили контракт с выдающимся американским продюсером Майком Медовым, но для создания фильма этого мало.

– Что самое важное вы вынесли из общения с легендарным фантастом?

Наталья: – Рей научил нас… любви. Однажды он нам сказал: «Каждый человек, чем бы он ни занимался, слесарь он или писатель, режиссер, актер, он должен все делать с любовью. Иначе у него ничего не выйдет». И еще: «Человек должен прыгать в обрыв, а по дороге – открыть крылья».

Когда мы встретились с Родионом, у него были жена, дети, у меня – муж, но я сразу почувствовала: этот мужчина – часть меня, в нашу первую встречу на премьере, на которую я даже не хотела идти. Подруга уговорила. Но оказалось, мы знакомы заочно – я посмотрела фильм «На исходе ночи», это был 1987 год, он меня потряс, и я мечтала познакомиться с режиссером, то есть с Родионом. Оказалось, что и он тоже сразу потянулся ко мне… Мы не хотели делать кому-то больно, но мы знали, что принадлежим только друг другу и ничего не могли с этим поделать. Пришлось преодолеть много сложностей, но в итоге мы вместе уже 22 года.

Родион: – Наташа вошла в мою жизнь и перевернула ее. Для меня важно, что она глубоко верующий человек. К тому же она продюсер практически всех моих фильмов. Ее судьбу не назовешь простой. Ее дедушка и бабушка бежали из России после революции в Китай, Наташа родилась в Харбине. Затем семья перебралась в Чили, поэтому она прекрасно говорит и по-испански. Когда ей было 12, она попала в США, окончила университет и сразу стала успешной бизнесвумен. Наташа, к примеру, была директором ассоциации телевизионных станций всей Америки. Затем она делала большие премьерные торжества на студии Paramount. Кроме того, она сопровождала папу римского Иоанна Павла Второго, когда он прилетал в штат Техас.

Наталья: – Да, но в России это мало кого впечатляет. И когда я первый раз приехала с Родионом в Москву, меня сразу оттолкнули от него, сказав: «Уйдите из кадра, мы снимаем Нахапетова».

– Выходит, Америка сделала вас счастливым?

– Да, но сначала все было очень сложно. В 1989 году я получил предложение написать сценарий для Джессики Ланж от компании 20th Centure Fox.

Мне хотелось открыть для себя абсолютно новый мир. Но Лос-Анджелес меня разочаровал. Я попал в мир, который занимается только кино. Массажисты, таксисты – актеры, официантки, медсестры – сценаристки, дворники – режиссеры. Все готовы снимать хоть сию секунду.

В какой-то момент я ощутил себя одним из этих сумасшедших, которые ошиваются в Голливуде. Там никого не интересует твоя история, ничья история. Фильм по моему сценарию так и не сняли. Мне заплатили большие деньги, купили права и положили на полку. У меня был глубочайший внутренний кризис. Я потерял точку опоры, и тут среди ночи раздался телефонный звонок: «Вы Нахапетов?!» «Да». «Вы сыграли в кино так много хороших людей, только вы можете помочь моей дочери. Анечке шесть месяцев, и у нее врожденный порок сердца, она должна умереть, потому что в России никто не может ей сделать операцию на сердце. А в США такая операция возможна. Пожалуйста, спасите моего ребенка!» – мужчина рыдал в трубку. «Но я все-таки актер!» – растерялся я. «Да, но вы еще и хороший человек, ну пожалуйста!!!»

Наташа спросила, кто звонил, я объяснил, и с утра она развернула бурную деятельность. Вскоре она вышла на лучшего кардиохирурга Штатов, того самого, что сделал операцию на сердце Булату Окуджаве. Этот японец посмотрел документы ребенка и согласился помочь. Мы помогли родителям прилететь к нам в Лос-Анджелес, и Анечке сделали бесплатную операцию, которая стоит сотни тысяч долларов. И тут началось. Нас просто завалили письмами, телефон звонил без перерыва, в ушах звенело от слова «Спасите!!!» На нас обрушился поток страданий и мольбы.

Наш дом превратился в гостиницу, у нас постоянно жили родители с больными детьми, находящимися на грани жизни и смерти, мы возили их по врачам, они не говорили по-английски и вообще были в таком психологическом состоянии, что им самим порой была нужна поддержка. После операции ребенок должен как минимум месяц или полтора приходить в себя, они жили у нас. Но начались проблемы другого рода: не все врачи были готовы оперировать бесплатно, больницы перестали нас принимать!

Нужно было что-то решать, и мне пришлось открыть Фонд Нахапетова, закупить 10,5 тонн медицинского оборудования и привезти команду американских кардиохирургов в Казань. Президент Татар-стана Минтимер Шаймиев в то время открывал детскую больницу №6, и мы с ним договорились о взаимовыгодном сотрудничестве. В один приезд было спасено 30 детских жизней.

– Ваши дочки, Родион Рафаилович, могут вами гордиться!

– Я тоже горжусь их успехами!

– Ваша бывшая супруга Вера Глаголева завоевала немыслимое число наград на различных кинофестивалях за фильм «Одна война». Там ваша дочь прекрасно сыграла одну из главных ролей…

– Да, Аня – очень способная девочка, она выглядит в фильме очень хорошо, я что-то видел… отрывки… (показывая всем видом, что ему неинтересно то, что делает бывшая жена. – Авт.). Незаметно Нахапетов переключился на Катю, дочку его нынешней жены – по его словам, она преуспела во всех сферах искусства.

– Я тоже собираюсь снять фильм к 70-летию Великой Победы – о том, как моя мама, разведчица Галина Прокопенко, беременная мною, переходила линию фронта в далеком 1943 году. Я, как плод, неосознанно воспринимал все, что происходит. Моя мать была изнасилована, брошена в концлагерь, приговорена к расстрелу (и я у нее во чреве тоже, выходит, был приговорен), бежала. Сценарий готов, но как найти средства?! Раньше я шел в Госкино, а теперь куда? Но я должен снова пройти этот путь в память о маме.

– Вы не знали своего отца. Сумели простить?

– С годами остается рубец на сердце, что тебя не любили. В юности я размышлял: может быть, во мне чего-то недостает, я виноват, что отец не испытывает ко мне никаких чувств? Я воспринимал ситуацию глазами мамы, она плакала… она никогда не была счастлива как женщина. Она любила детей, но заболела туберкулезом, и ей запретили преподавать. Затем ее поместили в психушку за какую-то политическую критику, я ее вызволял. Она умерла очень рано, в 44 года, когда я играл роль Ленина в «Сердце матери» Марка Донского. Я согласился на эту роль ради мамы, чтобы она напоследок порадовалась, что у ее сына, единственного родного человека, что-то сложилось.

– Что вы знаете об отце?

– То, что до встречи с мамой у него была семья, сын, когда они встретились, маме был 21 год, ему 33, он был ранен, между ними вспыхнул роман. Он вернулся к себе домой, родил еще одного сына. Мама рассказывала легенду, что мой отец был герой, что он погиб… Только за два года до смерти отец рассказал своим сыновьям, что у него есть еще один сын. Старший брат умер, с младшим Валерием мы общаемся, были с Наташей у него в гостях в Ереване. Он вдовец, один растит двоих детей, ему тяжело, мы помогаем, но каких-то родственных чувств я не испытываю. Бываю на могиле отца. Конечно, простил, но он остался чужим человеком. Но я рад, что больше не испытываю той злобы и отторжения, что прежде.

– Вы видите свои черты в своих внуках – Полине и Кирилле?

– Нет, не вижу, я вообще не могу смириться с тем, что я дед. Недавно мы с Наташей были в гостях у Маши, поиграли с Кириллом, он хорошо разбирается в марках. Полинка мне напоминает маленькую Аню.

– А зятьями вы довольны?

– Да, я рад, что и Егор Симачев, муж Ани, танцовщик Большого театра, и Женя Дзюра, бизнесмен, люди хорошие, у них нет беспокойных разрушительных генов.

– О чем вы мечтаете теперь?

– Чтобы моя Наташа всегда была рядом со мной. И хотя она по гороскопу Близнецы и обладает сложным характером, все равно я готов сносить все ее перепады настроения и безумные идеи. Без этой женщины я не представляю ни дня, ни часа, ни минуты.

Для меня нет ничего страшнее, чем потерять ее…

Катерина Мигулина

Фото автора

Читайте также

Как Вера Глаголева пережила предательство Родиона Нахапетова?

Бывшая жена Родиона Нахапетова шокировала своим внешним видом

Подписаться на новости

Введите Ваш email:
email рассылки



Новости Партнеров

Loading...

Новое на сайте

21:06, 07 Декабря 2016
Sobesednik.ru решил напомнить родителям о том, как правильно следует одевать детей в зимний период
»
20:07, 07 Декабря 2016
Sobesednik.ru поговорил с создателями нового сезона сериала «Обратная сторона Луны»
»
17:09, 07 Декабря 2016
Гроссмейстер Сергей Карякин поделился с Sobesednik.ru подробностями о шахматном поединке с Магнусом Карлсеном
»