11:50, 26 Сентября 2012 Версия для печати

Наталья Аринбасарова: Кончаловский не давал денег на сына!

Наталья Аринбасарова, ставшая звездой после фильма «Первый учитель», редко рассказывает о личной жизни. А тем более – о своем браке с режиссером Андреем Кончаловским. Наш репортер побывала у нее в гостях. Актриса рассказала о причинах своих ссор с Кончаловским и о том, как Сергей Михалков помог отмазать ее сына Егора от Афганистана.

Наталья Аринбасарова встречает меня в своей квартире, расположенной в престижном районе Москвы у метро «Аэропорт». Добротная мебель, дорогой кожаный диван. Видно, что актриса живет в полном достатке. Первое, что бросается в глаза в гостиной – портрет хозяйки дома, выполненный давним другом семьи. На нем Наташе Аринбасаровой всего 21 год, она только начала сниматься в фильме Андрея Кончаловского «Первый учитель». Наталья Утевлевна ведет меня на кухню – это ее любимое место в доме. На столе появляется чашка с ароматным чаем и восточные сладости, которые Аринбасарова очень любит.

– Как же у вас красиво и уютно! – не могу удержаться от комплимента.

– Спасибо, правда, раньше эта квартира была другая, – вздыхает актриса. – Но три года назад меня залили соседи, пришлось делать срочный ремонт. Ой, как вспомню, какой потоп мы застали, так вздрогну. Я тогда уезжала в Алма-Ату, ухаживала за больной мамой, а за квартирой присматривала дочь Катя. Однажды поздним вечером она позвонила и сказала, что меня залили. Когда я приехала, ужаснулась: тут все было в тине, телефон покрылся таким слоем грязи, что его просто невозможно было отодрать, на стенах осел ил, паркет вздулся. Слава Богу, большую часть антикварной мебели, которую мы начали покупать еще с моим первым мужем Андреем Кончаловским, я за несколько недель до отъезда предусмотрительно перевезла на дачу к сыну Егору. Удивительно, что во время всего этого кошмара не пострадали мои выходные платья. Перед своим отъездом я повесила их на дверцу шкафа и там оставила. Когда приехала в квартиру, заглянула в комнату и увидела, что они там висят, целехонькие.

Я замечаю на полке портрет дочери Аринбасаровой Екатерины Двигубской, которая сняла такие популярные сериалы, как «Бедная Настя» и «Дорогая Маша Березина».

– Катюша сейчас целиком посвящает себя работе, – говорит Наталья Утевлевна. – Недавно она рассталась со своим мужем Александром Готлибом, телепродюсером. Когда я об этом узнала, была очень расстроена. Причина разрыва – разница в интересах. Саша ведь намного старше Кати, ему хотелось путешествовать, жить для себя, а она только начала работать в полную силу, поэтому и расстались. Но мы с ним по-прежнему дружим. Недавно он звонил мне, приглашал где-нибудь пообедать. Не знаю, получится ли. Сейчас я улетаю на фестиваль «Киношок», а потом сразу – на любимую дачу. Я живу вместе с Егором, его женой Любочкой и внучкой Машенькой. Но им не мешаю, у меня своя комната, маленькая гостиная, даже кухонька есть. Когда я спросила сына, зачем он так сделал, Егор ответил: «Мамочка, если мы тебе надоели, ты дверку закрыла, и мы можем хоть неделю не видеться». Это он, конечно, здорово придумал: у каждого члена семьи свое личное пространство: у него, Любы и Машеньки.

– Помните свое знаком­ство с будущей невесткой?

– Если честно, то нет, – смеясь, говорит Аринбасарова, выдыхая тонкую струю дыма, – она курит уже 49 лет и бросать не собирается. – Кажется, Егор представил мне ее на каком-то мероприятии. Так и сказал: «Вот моя девушка». Я сразу поняла, что это нечто большее, чем просто увлечение. Сын ведь меня не с каждой своей девушкой знакомил, а тут представил, значит, увидел в Любе что-то особенное. И не ошибся: Люба – прекрасная жена и мама. А уж как она Машу любит, этого просто словами не описать!

– Ваша внучка Маша прекрасно рисует – об этом без устали говорят и Егор, и Любовь. А вам внучка свои рисунки дарит?

– Конечно! У меня в комнате на даче все стены в ее портретах. На мой прошлый день рождения Машуня изобразила меня в виде… Богоматери. Она взяла старую фотографию, где я с маленьким Егором на руках, и нарисовала ее на бумаге, но пропорции не соблюла. Меня изобразила большой, как обычно рисуют Деву Марию, а Егорку – маленьким, как Иисуса Христа. Я с раннего детства старалась развивать во внучке творческие способности. Хотя, признаться, занималась Машей больше вторая бабушка – мама Любочки. Когда же я приезжала к ним в гости, то рассказывала различные истории. Люба и Егор много работали, Машенька по ним очень скучала, и, чтобы хоть как-то ее отвлечь от грустных мыслей, я делала ей фигурки папы и мамы из салфеток. Стоило мне услышать ее плач: «Где мама? Хочу к маме!», как я сразу скручивала салфетки, рисовала им рожицы, сажала Машу на стульчик и говорила: «Смотри, вот мама и папа. Посмотри, как красиво они танцуют», – в общем, заговаривала ребенку зубы, зато слезы высыхали сразу. Сейчас Маша учится в школе только на «хорошо» и «отлично». Этим она не в нашу породу пошла.

А вот Егор, как и Катя, кстати, в школе учился просто ужасно, но, несмотря на это, сына любили все учителя. Помню забавный случай, который мне рассказала директор их школы. Приходит она утром на работу и видит, что во входной двери выбито стекло. Она – в слезы. Где брать новое стекло и рабочих, чтобы его поставить, не знает. Спрашивает у школьников: «Кто это сделал?» Все в один голос: «Михалков!» Она кричит: «Ко мне в кабинет его немедленно!» Проходит время, и вдруг к ней вваливается Егор – и бух на колени: «Нина Петровна, простите меня! Я найду стекло и сам его вставлю!» И вы представляете, слово сдержал! Стекло нашел, потом потел, пыхтел, но вставил. Где он его добыл, не знаю – может быть, выставил где-то (смеется).

– Вы не боялись, что Егор с таким буйным нравом может пойти по кривой дорожке?

– Я всегда очень боялась за Егора, но, слава Богу, он рос очень ответственным мальчиком. Сын мне даже признался как-то: «Знаешь, так хочется иногда выкинуть что-нибудь этакое, но я как подумаю, что ты сидишь у окна, куришь и меня ждешь, всякое желание пропадает тут же». Я боялась так называемого трудного возраста. Слушала рассказы подруг, как дети у них украшения, деньги крадут, и у меня волосы шевелились на голове от ужаса. В моей семье ничего подобного не было, наверное, потому, что я никогда от детей не скрывала своих материальных возможностей. Всегда говорила им: «Вот зарабатываю я столько-то, на месяц должна уходить такая сумма, могу я вам давать карманные деньги?»

– Подождите, а разве отцы ваших детей – Андрей Кончаловский и Николай Двигубский – вам не помогал­и?

– Андрей Сергеевич, когда Егор отслужил в армии, даже разрешал ему жить в своей квартире, давал какие-то деньги. А до этого… нет, не помню…

– Сейчас Егор своей службой в армии очень гордится, но, извините, разве у такой семьи, как Кончаловские, не было возможности «отмазать» сына?

– Так папа решил, что он должен отдать долг Родине, – объясняет Аринбасарова. – Сын проходил службу в Алабино, в кавалерийском полку. Казалось бы, чего сложного, но в первый год службы его часто посылали чистить конюшни. На дворе начало ноября, в конюшнях лютый мороз, там ведь все продувается, а на Егоре только тонкая шинелька. Сын рассказывал, как, бывало, всю ночь чистил конюшни и утром замертво падал на кровать. А слушая, как их учили держаться в седле, я каждый раз хватаюсь за сердце. Они же там без конца падали в эту замерзшую жижу, потом бежали в сортир чистить гимнастерку, потом по мере сил насухо ее выжимали и снова надевали, потому что другой формы не было. Но это ерунда. Мы очень боялись, что Егора отправят в Афганистан. Был у него командир полка, который грозился за малейшую провинность сослать новобранцев в те края. Помню, я у них выступала в части, чтобы задобрить его начальника, потом мы упросили деда, Сергея Владимировича, тоже выступить, а затем этот командир и вовсе зарвался и обязал Михалкова принимать присяги у новобранцев. И Сергей Владимирович все это делал, лишь бы любимого внука не отправили в Афганистан. Только когда Егор отслужил, Андрей Сергеевич разрешил ему поехать учиться в Лондон. Хотя сначала я с Андроном даже ругалась по этому поводу: «Зачем ты ему это говоришь? Он свою сегодняшнюю жизнь воспринимает как черновик, думая, что настоящее начнется там, в Англии, как ты этого не понимаешь!»

Больше об Андрее Кончаловском Наталья Утевлевна говорить не хочет. На мой вопрос, не грустно ли ей жить одной, отвечает, что довольна своим одиночеством.

– Я три раза была замужем, с меня хватит. У меня есть все, что нужно для счастья: любимая работа, сын, дочка и внучка. Не так уж и мало.

Краткая биография

Наталья Аринбасарова родилась 24 сентября 1946 года. В 1956-м поступила в Академическое хореографическое училище при Большом театре. В 1964-м снялась в фильме Андрея Кончаловского «Первый учитель». Вскоре они поженились, у них родился сын Егор. Через пять лет Андрей уехал на Запад. Наталья на эмиграцию не решилась. Ее второй муж – художник театра и кино Николай Двигубский, от него дочь Екатерина. В 1980 году Двигубский эмигрировал. С третьи­м мужем, кинорежиссером Эльдором Уразбаевым, прожила 16 лет. Сейчас она не замужем.

Ее самые известные роли – в фильме «Песнь о Маншук», «Вкус хлеба», «Слабое сердце». Сейчас она снимается в сериалах.

Читайте также

Наталья Аринбасарова: Андрей Кончаловский всю жизнь страдает от лишнего веса

Егор Кончаловский: За шаурму родину бы продал!

Подписаться на новости

Введите Ваш email:
email рассылки



Новости Партнеров

Новое на сайте

00:06, 07 Декабря 2016
Креативный редактор Sobesednik.ru Дмитрий Быков в стихах – о получении Иваном Охлобыстиным гражданства ДНР
»
00:01, 07 Декабря 2016
Варианты возможной конституционной реформы Sobesednik.ru обсудил со специалистами
»
22:06, 06 Декабря 2016
Что повышает безопасность на проезжей части, а что – совсем наоборот, выяснил Sobesednik.ru
»