17:16, 28 Марта 2016 Версия для печати

Отар Кушанашвили: Предательство – знамя и российских, и украинских политиков

Отар Кушанашвили считает, что будет работать на Украине вопреки запрету СБУ
Отар Кушанашвили считает, что будет работать на Украине вопреки запрету СБУ
Фото: Anatoly Lomohov/Global Look Press

Журналист Отар Кушанашвили прокомментировал Sobesednik.ru запрет на въезд на территорию Украины на три года.

28 марта стало известно, что Служба безопасности Украины (СБУ) закрыла российскому телеведущему и журналисту Отару Кушанашвили въезд на территорию страны на три года. Он должен был работать на украинской радиостанции «Вести».

Накануне депутат партии «Блок Петра Порошенко» Мустафа Найем в своем Facebook заявил, что не имеет ничего против российских журналистов, но считает недопустимым работу в украинских СМИ иностранца, который «открыто оскорблял премьер-министра Украины» Арсения Яценюка. «Я против постоянного присутствия в эфире воюющей страны человека, который откровенно и открыто будет защищать Кремль — штаб-квартиру страны-агрессора, по вине которой погибли тысячи наших сограждан», — написал политик.

Ранее в интервью LifeNews Кушанашвили заявил, что «один взгляд [на украинского премьер-министра]» говорит о высоком уровне психопатии в этой стране. Также он отметил, что если Яценюк является одним из руководителей государства, то «можно сказать, что с киевской стороной что-то не так».

Журналист и телеведущий Отар Кушанашвили — колумнист и постоянный автор Sobesednik.ru — прокомментировал для нашего портала запрет на работу на Украине и свои чувства к этой стране, а также объяснил, чем он ответит на обвинения и почему должен отправиться в Киев.

Почему вам запретили въезд на Украину, как вы думаете? После высказываний в адрес руководства страны?

— Я не знаю, какие высказывания, поэтому я долго смеялся. Очень долго. Думаю, завтра это будет отменено.

Почему вы так считаете?

— Нет большего друга Украины, чем я. Потому что это я формирую сборную Украины по футболу, потому что я курирую Украину по всем вопросам — правда, тем, которые не касаются политики: я ей не занимаюсь. Большего патриота Украины, чем я, нет на земле. Думаю, в ближайшие часы это [запрет на въезд на Украину] будет отменено — еще и с санкциями против тех, кто это утверждал.

Допустим, по различным причинам не снимут эти санкции против вас. Вы все равно будете пытаться работать на Украине?

— Здесь такой момент: люди, которые работали там параллельно со мной, или до меня, или после меня, — это люди глубоко бездарные. Например, Валдис Пельш, Катя Варнава. Поэтому я всегда буду работать там, где захочу, я — как ранний Евтушенко. Все, что касается работы, — я номер один. Я был номером один, есть и буду номером один. Этого не знает только Эрнст и не признает. Конечно, я буду работать на Украине, когда захочу.

Депутат от партии «Блок Петра Порошенко» Мустафа Найем написал, что так как вы критикуете руководство Украины и защищаете Кремль, то не должны работать в украинских СМИ.

—Этого человека я знаю в проявлениях таких *** [просторечное презрительное выражение], что лучше бы ему пока молчать. Я буду молчать ровно до тех пор, пока он не объявит, что он в белых одеяниях. Но когда он обвиняет меня, ему нужно помнить, что я всегда очень хорошо запоминаю тех, с кем отдыхал. А я никогда не скрываю, что отдыхаю так, что «Иванушки International» завидуют. А это, поверьте, высший предел аморальности. Поэтому Мустафе нужно помнить, что я его найду.

Как вам кажется, журналист, приезжая работать в другую страну, имеет право критиковать власть этого государства?

— Он не просто имеет право — он обязан ругать, критиковать, подвергать рентгену всех, о ком пишет. Потому что журналисты — шуты, но шуты со смыслом. Они должны указывать им [властям], что́ они не так делают. Хотя каким бы ты журналистом ни был, ни украинским политикам, ни российским до этого нет никакого дела. Воровство, предательство, *** [просторечное презрительное выражение] — это их знамёна. И там, и здесь. Что бы ни говорил Мустафа, я там буду работать.

Почему в таком случае правители и на Украине, и в России не хотят нормальных медиа, которые бы рассказывали о настоящем положении дел в стране? Ведь эта информация нужна и самим властям.

— Как вы думаете, почему Отар Кушанашвили, который пишет лучше всех, говорит лучше всех, едет туда? Потому что [генеральный директор ОАО «Первый канал» Константин] Эрнст никого, кроме [Ивана] Урганта, не пускает на Первый канал. В вечернем шоу есть Ургант, а Отарику даже не дадут попробовать. И куда мне деться? Это вопрос кормежки семьи. Куда зовут, туда и еду.

Единственное, о чем я беспокоюсь, — о гробах. Этот момент, когда мать получает гроб с телом сына и не знает, за что он погиб, меня убивает.

То есть вы вынуждены ехать работать на Украину?

— Унизительно получать меньше *** [просторечное, вульгарное, презрительное выражение] и бандитов здесь. Я должен поехать туда, а там контракт чуть больше даже, чем у [Дмитрия] Нагиева. Но я ему об этом скажу отдельно.

Когда вы говорите о гробах, вы имеете в виду погибших в сражениях на юго-востоке Украины?

— На войне, начатой из Кремля. Вы думаете, что война началась там, думаете, что самые мирные люди, живущие там, знали, кто такой Гиркин, Захаркин или как его зовут? [Игорь Стрелков и Александр Захарченко — военные деятели самопровозглашенной Донецкой народной республики — прим. ред.] Нет, мой друг, никто не хотел этого.

Подписаться на новости

Введите Ваш email:
email рассылки



Новости Партнеров

Новое на сайте

07:03, 04 Декабря 2016
Автообозреватель Sobesednik.ru Александр Пикуленко – об отсутствии каких-либо шансов на появление биотоплива в РФ
»
00:04, 04 Декабря 2016
Михаил Осокин — о том, почему правозащитой в России занялись швеи и как в Москву могли заманить Дидье Маруани
»
20:08, 03 Декабря 2016
Режиссер Павел Лунгин рассказал в интервью Sobesednik.ru о совем новом фильме «Дама Пик» и других своих киноработах
»