00:21, 12 Октября 2010 Версия для печати

Мать убитого Борисом Ливановым: Я бы требовала смертной казни!

Сына Василия Ливанова осудили за убийство 30-летнего Игоря Хромова на девять лет. Путем многократного обжалования решения суда Василий Борисович добился того, что сыну скостили два месяца. Мать убитого Татьяна Петровна Хромова, которая осталась одна, не может понять: как ей жить дальше?

С тех пор как убили ее сына, прошло полтора года. Но мама Игоря помнит все с такими подробностями, будто это произошло вчера. Она не может говорить о произошедшем без слез. Говорит, что не понимает, за что пострадал ее сын. Он ведь никогда не был агрессивным и не лез в драку.

– Игорь – мой младший сынок, – рассказывает Татьяна Петровна. – Вся моя жизнь крутилась вокруг него. Сначала пошла в детский садик работать воспитателем, чтоб быть к нему поближе, да так и осталась там. До сих пор работаю в детском саду возле дома. После школы Игорь закончил училище, получил рабочую профессию, хорошо разбирался в автомобилях, работал на сервисе… Я не скрываю: в последнее время он выпивал и не работал. Но никогда не дрался, не дебоширил, не поднимал на родных руку. В отличие от Бориса Ливанова, мать и отец которого писали заявление в милицию, что собственный сын их бьет. Потом, правда, забрали. А зря!
Все соседи знают Игоря и его мать много лет. Когда шли суды, они даже написали характеристику на Хромова, где указали, что он активно участвовал в жизни дома. Один раз в доме произошел пожар, огнем оказался отрезан бомж, который спал в подвале. Игорь единственный полез его спасать, потом сказал матери: «Он же человек!»

– В него было с детства заложено понятие об уважении и любви к людям, – говорит мама-педагог. – Если на улице пристают к женщине, к девушке – никогда не пройдет мимо. Идет соседка с тяжелой сумкой – всегда поможет. За это соседи его и любили. Поэтому и представили в суд эту характеристику.

Незадолго до той роковой ночи у Игоря неожиданно умер лучший друг. И на поминках, будто предчувствуя что-то, он сказал собравшимся друзьям: «Интересно, кто из нас будет следующим?» Так получилось, что следующим стал он сам… По словам матери, в компании Бориса Ливанова он в ту новогоднюю ночь оказался случайно.

– Он пришел к друзьям, там отмечал, потом вообще лег спать, – рассказывает Татьяна Петровна. – А тут пришли Катя и Борис Ливановы. Борис еще дома вел себя агрессивно, поэтому Катя увела его на нейтральную территорию. Она ведь знает, что в таком состоянии он дерется. Но это не помешало Борису устроить скандал. Он разбудил Игоря, стал уговаривать его пойти в магазин, они пошли втроем. Когда возвращались из магазина, на лестнице произошла сцена. Борис набросился на Катю, а Игорь просто хотел за нее заступиться. Неправда, что он к ней приставал! С чего бы это? Он просто заступился за женщину. Что было дальше – вы знаете…
Борис Ливанов, сын известного всей стране актера Василия Ливанова, зарезал Игоря на лестничной площадке, добив ногами по голове.
Когда утром первого января Татьяне Петровне сообщили о смерти сына, она не поверила. Первым делом поехала на опознание с тайной мыслью: а вдруг не он? «Может вам лучше не видеть это», – сказали ей работники морга. Но женщина ответила, что должна это видеть. Опознав сына, она попросила, чтобы ей показали убийцу.

– Я готова была разорвать его на части! – плачет Татьяна Петровна. – Но понимала, что тут же сяду рядом с ним. Я пообещала не бушевать, и меня привели к нему в камеру. Я захожу, а он… спокойно спит. Меня это поразило. Ничто его не тревожило после того, как он совершил убийство.

После похорон сына Татьяна Петровна осталась фактически одна. У нее есть второй сын, который на три года старше. Но он живет отдельно, у него жена и ребенок. А муж Татьяны Петровны умер три года назад.

– Первые месяцы я вообще не выходила из дома, только плакала, не хотелось жить, – рассказывает мама Игоря. – Потом мне позвонила директор детского садика и говорит: «Выходи на работу!» Это меня и спасло. Кроме того, все это время я посещала суды. У меня нет денег на дорогих адвокатов, поэтому в суде обвинителем был прокурор. Нам повезло с патологоанатомом и судьей – они оказались совершенно неподкупными. Ливанов нанял свору дорогих адвокатов, специалистов, которые крутили то в одну, то в другую сторону… То создавали версию, что Игорь и Борис были хорошо знакомы и убийство было на почве ревности. То – что они, наоборот, не были знакомы. Потом то, что якобы Игорь принял смертельную дозу алкоголя и все равно бы умер. Но патологоанатом свидетельствовал, что это не так!

Казалось, было бы логичным, если б семья Ливановых по меньшей мере извинилась перед семьей Хромовых за то, что убит человек. Но ничего подобного не произошло.

– Какие там извинения! – говорит Татьяна Петровна. – Адвокаты Ливанова постоянно давили на меня, смотрели с опаской. Они-то думали, что я от горя ничего не понимаю. А я все внимательно слушала, записывала в тетрадь. Сам Ливанов говорил с угрозой в голосе, был агрессивен, называл нас с сыном «группа захвата», как будто не его сын, а мой совершил преступление! После того как был зачитан приговор, меня спросили, имею ли я имущественные претензии. Но я сказала, что не возьму ни копейки грязных денег за жизнь сына. Сказала также, что за такие вещи нужно осуждать на смертную казнь, но в России она, к сожалению, запрещена. Поэтому решением суда я довольна.

Но на этом унизительные тяжбы не закончились. Измученной горем Татьяне Петровне пришлось еще не раз появиться в зале суда, потому что Василий Ливанов одну за другой подавал жалобы, чтобы сыну сократили срок.

– Последний раз, при встрече в зале суда, я подошла к нему и сказала: «Вы моего сына загнали в гроб и теперь своими судами хотите и меня туда же отправить!» Он отвернулся от меня и ничего не сказал… А срок Борису все-таки скостили на два месяца, назвав это «непредумышленным убийством». Что ж, если им так нравится, пусть это называется так. Хотя о каком «непредумышленном» убийстве может идти речь, если, когда уже весь израненный мой сын хотел что-то сказать, Ливанов ответил ему: «Ты что, сука, еще жив?» Он самый настоящий убийца! При этом я не нахожу, что ему дали какой-то слишком уж большой срок, как считает Василий Ливанов. Наоборот, суд учитывал все – и то, что у него дочь-инвалид, и то, что он творческая личность, пишет книги, и что родители – пенсионеры. Никаких лишних лет ему не «накрутили»…

Сейчас мама убитого Игоря надеется, что больше никогда не столкнется с членами семьи Ливановых.

– Соседи мне передавали слова Кати Ливановой, которая говорила, что, мол, хочу пойти к Татьяне Петровне извиниться перед ней за Борин поступок. А соседи сказали: «Ты лучше этого не делай, она тебя спустит с лестницы!» Вы знаете, так бы и было. Пусть лучше не приходит. Если бы не она, может быть, ничего бы и не было.

Татьяна Петровна верит, что если б не эта трагедия, то жизнь сына наладилась бы.

– Он дружил с девушкой, я ее иногда вижу, она говорит: «До сих пор не могу его забыть. Люблю, и всё». У Игоря вообще было много друзей, некоторые из них до сих пор меня навещают. Сын всегда был душой компании, и у него среди друзей было прозвище Миротворец. Это о многом говорит, он всегда всех мирил и гасил конфликты. Разве такой человек мог бы проявить агрессию и вступить в драку?

Мать говорит, что сын ей не снится. Соседи утешают – это значит, что с ним «там» все хорошо.

– Но вот один раз он мне приснился и говорит: «Мама, никто не знает, сколько на мне дырок!» – рассказывает Татьяна Петровна и заливается слезами. – Я теперь знаю – никогда не утихнет боль, если ты потерял ребенка. Так что Борис Ливанов отобрал у меня все! Ничего хорошего от жизни я теперь не жду.

Комментарий психолога Елены Светловой:

Борис винил окружающих в своих неудачах!

– Судя по тому, как описывают поведение Бориса те, кто находился с ним рядом до момента убийства, в нем явно кипела нереализованная агрессия, которая требовала выхода. Копиться она начала задолго до этого трагического случая. По словам окружающих, Борис завидовал тем, у кого были большие успехи, даже своему отцу. Испытывая такого рода чувства, человек может идти по одному из двух путей. Либо чужие успехи его мотивируют на достижения, он видит свою цель в том, чтобы ему было хорошо. Либо его цель – чтобы другим тоже было плохо. Как в анекдоте про революцию: «Они хотят, чтобы не было богатых». – «Странно, мой отец мечтал, чтобы не было бедных…» Борис пошел по пути саморазрушения. Конфликтовал с окружающими и винил их в своих неудачах. Второе – в поведении Бориса прослеживается позиция противопоставления себя миру. Он не осознает, что вокруг такие же живые люди, как он, со своими амбициями, желаниями, горем и радостью. Он ощущает себя пупом земли и потому считает, что может безнаказанно совершать любые поступки. Скорее всего это связано с тем, что при его воспитании родители не заложили понятия о добре и зле, об уважении к другим людям. Борис Ливанов считает, что его творческие способности не оценили по достоинству. И это вызывает в нем злость на людей в принципе. В таких пограничных состояниях, усиленных алкоголем, виноватым может оказаться любой, кто случайно наступил на ногу или просто не так посмотрел.

Подписаться на новости

Введите Ваш email:
email рассылки



Новости Партнеров

Loading...

Новое на сайте

07:06, 08 Декабря 2016
Sobesednik.ru выяснил причины восприимчивости к погодным переменам и временам года
»
06:07, 08 Декабря 2016
На канале «Россия 1» завершается работа над сериалом о советских дипломатах «Оптимисты», узнал Sobesednik.ru
»
00:03, 08 Декабря 2016
Тринадцатое послание президента Федеральному собранию длилось 69 минут и 10 раз прерывалось аплодисментами
»