00:00, 02 Июня 2011 Версия для печати

Анна Ахматова была любовницей Николая II?

Слухи о любовном романе Анны Ахматовой, пережитом в пору ранней молодости, смаковала вся русская эмиграция. А в Советском Союзе об этом факте биографии знаменитой поэтессы говорили лишь полунамеками. Сама Анна Ахматова ничего не опровергала, но и не подтверждала. Еще бы! Ведь связь настоящая или даже мнимая с расстрелянным большевиками последним императором России Николаем II могла обернуться большими неприятностями.

1966 году известный советский поэт Ярослав Смеляков написал стихотворение на смерть Анны Андреевны Ахматовой. В нем есть такие строки:

...Ведь с вами связаны
жестоко
их всех, ушедших, имена – 
от императора до Блока,
от Пушкина до Кузмина…

Упоминание имен известных поэтов не вызывает удивления. Ахматовой упорно приписывали интимную связь с Александром Блоком. Правда, она всячески отрицала, говоря, что если роман и был, то исключительно платонический. С Пушкиным тоже все ясно – его гений вдохновлял поэтессу на творчество. Что касается Михаила Кузмина, популярного в те годы поэта, известного своей нетрадиционной ориентацией, их связывали приятельские отношения. Но почему вдруг Смеляков включил в эту компанию императора? Похоже, он намекал на слух, тянувшийся шлейфом за Ахматовой, о ее страстном увлечении в юности Николаем II. То, что эти слухи витали в воздухе, подтверждают и эмигранты – петербургские художники Наталья и Владимир Евсевьевы. Им пришлось жить в Провансе, в среде потомков русской интеллигенции, бежавшей из революционной России. И по их словам, доводилось общаться с представителями первой волны, которые среди прочих баек рассказывали и о том, что Ахматова в 1910-е годы была тайной фавориткой царя. К тому же в 1934 году в Берлине вышел сатирический роман сверстника Ахматовой, художника Юрия Анненкова, под названием «Повесть о пустяках». В нем он тоже коснулся этой пикантной темы, упомянув, что вся литературная публика в дореволюционные годы судачила о близости Николая II и Ахматовой.

1910-е годы. Анна в это время замужем. Но ее семейная жизнь вовсе не безоблачна. После шести лет ухаживаний, добившись согласия выйти за него замуж, Николай Гумилев продолжал отношения с другими девушками. Жена в его поэтической душе никак не могла оставаться той самой Прекрасной Дамой, что вдохновляет на творения. А в 1912-м он влюбился в юную племянницу Машу Кузьмину-Караваеву. Нахлынувшие на него чувства, да еще с трагическим оттенком – барышня смертельно больна туберкулезом, он не скрывает от Анны.

А что она? Супруг после свадебного путешествия оставил ее одну, уехав путешествовать по Африке. Хранить верность молодому мужу она, конечно, могла, но это было не в ее правилах. Себя она называла «царскосельской грешницей», мужчин познала задолго до замужества и никогда не отличалась целомудрием. Гумилев был для нее больше авторитетом от поэзии. Но, к неудовольствию начинающей поэтессы, муж считал ее стихи слабыми и недостойными печати. Впрочем, его мнение разделял и Блок, которому Гумилев однажды отдал творения жены на рецензию. Что же касаемо любви к мужу, то она и прежде, до открытых измен, пылких чувств к нему не испытывала. По словам одной из подруг Ахматовой, у нее была своя собственная сложная «жизнь сердца», в которой мужу отводилось более чем скромное место.

Молва уверяла: одна из страниц той жизни – тайная связь с царем. Из окон ее дома в Царском Селе открывался прекрасный вид на Александровский дворец, где с женой и детьми жил Николай II. Император любил прогуливаться по тенистым аллеям парка. Теоретически Ахматова вполне могла видеть там царя и даже познакомиться с ним.

Конечно, всем известна сильнейшая привязанность императора к супруге и детям. Но с кем не бывает… Доподлинных фактов, подтверждающих любовную связь Ахматовой с Николаем II, нет. Но зато есть, как говорят в юриспруденции, факты вспомогательные, указывающие на то, что сей роман действительно мог иметь место.

Художникам Евсевьевым в Провансе довелось встретиться с представительницей первой волны эмиграции некой Верой Булыгиной, бывшей подругой поэтессы. И она рассказывала, будто Ахматова переживала, что у нее рост 180 см, и не раз вздыхала, почему же она не такая миниатюрная, как Матильда Кшесинская – балерина и известная фаворитка Николая II, рост которого был 168 см.

В это же время, с 1910 по 1914 год, из-под ее пера выходит множество стихов, где часто встречается образ «сероглазого» венценосного любовника. Из одного в другое стихотворение следует лейтмотив – счастье с ним по некой роковой причине невозможно. Если вспомнить описание внешности последнего русского императора, то все современники указывали: его серые глаза были невероятно лучистыми. А в «Смятении», написанном в 1913 году, она и вовсе писала: «Было душно от жгучего света, а взгляды его – как лучи. Я только вздрогнула: этот может меня приручить». И далее: «И загадочных древних ликов на меня поглядели очи…» Евсевьевы уверены: загадочный древний лик мог принадлежать только императору.

Ее первые сборники стихов, все же появившиеся на свет в 1912 году, были благосклонно встречены критиками. Позже сама Ахматова признавала эти творения беспомощными. И даже эта реакция вписывается в версию о любовной связи с царем: вряд ли бы кто взялся хулить его фаворитку. Кстати, следующий сборник «Белая стая» оставили незамеченным. И тут совпадение: он опубликован в сентябре 1917 года, когда царю уже было явно не до романов.

В 1912 году Ахматова рожает сына Леву. Реакция Гумилева на появление наследника и вовсе выглядит странной. Он пустился в загул, причем демонстративный, явно показывая, что отцовских чувств не испытывает. С этого момента их брак, выглядевший и прежде странным, стал вовсе формальным. Супруги договорились предоставить друг другу свободу во всем. Возможно, у Гумилева были основания полагать, что ребенок не его?

Одна из авторитетных советских литературоведов Эмма Герштейн страстно любила Льва Гумилева, сына Ахматовой. Их роман длился несколько лет. Все это время Эмме довелось близко общаться с Анной Андреевной. В ее книге «Из записок об Анне Ахматовой» есть такие строки: «Она ненавидела свое стихотворение «Сероглазый король», потому что ее ребенок был от Короля, а не от мужа». Заподозрить Герштейн в голословности причин нет. Впрочем, мало ли кого из любимых мужчин Ахматова могла наречь королем. Она пережила немало бурных романов. Но если следовать этой версии буквально, то отцом Льва Гумилева мог быть Николай II. Ответить на этот вопрос могла бы генетическая экспертиза, но Льву не довелось иметь детей, а его самого не стало в 1992 году.

кстати

По свидетельству писателя Корнея Чуковского, в осанке и манерах Ахматовой ощущалась особенность ее личности: этакая царственная величавость. Когда поэтесса уж слишком сильно входила в роль царицы, ее сын Лев даже одергивал мать: «Не королевствуй!»

Подписаться на новости

Введите Ваш email:
email рассылки



Новости Партнеров

Новое на сайте

22:04, 09 Декабря 2016
Ежегодно зимняя хроника ЧП пополняется историями о пострадавших от сосулек, напоминает Sobesednik.ru
»
21:03, 09 Декабря 2016
Известный знаток кулинарии Борис Бурда рассказал Sobesedik.ru о том, как выбирать, хранить и есть апельсины
»
20:05, 09 Декабря 2016
Популярный певец Николай Басков признался Sobesednik.ru, что с Анастасией Волочковой их связывает не только дружба
»