12:30, 23 Октября 2012 Версия для печати

Дочь легендарного актера обвинила его в предательстве

Георгий Менглет в фильме "Таблетку под язык", 1978 год
Георгий Менглет в фильме «Таблетку под язык», 1978 год
Фото: kino-teatr.ru

Недавно исполнилось 100 лет со дня рождения знаменитого актера Георгия Менглета. Наш репортер встретилась с его вдовой – актрисой Ниной Архиповой. Выяснилось, что юбилей торжественно не отмечали. Великого артиста помянули в узком, почти семейном кругу. Нина Николаевна и коллеги Менглета по Театру сатиры были удивлены, что в день юбилея им не позвонила дочь Георгия Павловича – Майя Менглет, звезда фильма «Дело было в Пенькове». Она уже 10 лет как эмигрировала в Австралию. По словам вдовы, от нее не было вестей вот уже несколько лет. Однако нам удалось разыскать Майю Георгиевну в Мельбурне.

– Майя Георгиевна, почему вы не приехали в Россию на 100-летие Менглета?

– После смерти папы у меня никого не осталось из близких в России. И я теперь живу в Австралии. Почему не приехала на юбилей? Так меня никто и не приглашал. Из Театра сатиры не было никаких звонков, хотя Александр Ширвиндт знает мой телефон. А с вдовой папы, Ниной Архиповой, я сейчас не имею никаких контактов.

– Многие поклонники гадают, почему вы уехали из России.

– Поверьте, самой большой неожиданностью наш отъезд был для меня и для моего мужа, народного артиста Леонида Сатановского. В 2002 году нам с ним пришлось уйти из Театра имени Станиславского, которому мы отдали 43 года! Нас просто предали, причем лучшие друзья и коллеги! Случилось это за три недели до нашей с Лёней премьеры – спектакля «Мещанин во дворянстве», в котором мы оба были заняты. Обидели моего мужа, а я, как верная жена, первая подала заявление.

А случилось вот что: муж заболел, два дня у него было повышенное давление, в эти дни он не мог репетировать. И за эти два дня ему успели найти замену! Когда я пришла на очередную репетицию, увидела, что в костюме мужа репетирует другой актер! Побежала к директору, стучала, стучала. В конце концов он мне открыл. И оказалось, что он пьян! Я его спросила: «Почему вы сняли с роли Сатановского? Как могли, ведь это непорядочный поступок, предательство!» Он ответил: «Не нравится – уходи!» Я бросилась в кабинет секретаря, взяла какой-то обрывок бумаги и написала заявление. Директор вслед мне кричал: «Скатертью дорога!» Я помчалась домой и сказала Лёне о своем поступке. Потом нам звонили из Министерства культуры, просили вернуться. Но в театре стало все разваливаться. Много лет мы надеялись, что Театр имени Станиславского возродится из пепла. Но этого, как видно, до сих пор не произошло.

– Почему именно Австралия?

– Тут уже давно жил сын Алексей, он сделал в Австралии актерскую карьеру. Другой сын, Дмитрий, закончил МГУ и работал также за границей. Поэтому нам было к кому ехать. Но все равно первый год нам дался очень тяжело! Лёня, как мужчина, скрывал переживания. А я каждый день плакала, ведь это был такой удар в спину. Мы совершенно не собирались уезжать из страны! Но обратно нас никто не звал, звонили только друзья. Официальных предложений работать не было. А потом на наше счастье нас пригласили в Первый русский драматический театр в Канаде, и там мы переиграли весь классический репертуар. Туда приглашали и актеров из Москвы. Еще я работала с Михаилом Козаковым в Израиле. Это для нас была творческая отдушина, но ездить очень далеко. Пришлось расстаться с этим театром.

– После выхода фильма «Дело было в Пенькове» в 1955 году к вам пришла бешеная популярность, вашу Тоню обожали все. Может, кино могло бы вас поддержать?

– Меня не так уж много приглашали сниматься, в итоге работ мало. Как-то режиссер Петр Тодоровский сказал мне: «У тебя морда не для советских кинофильмов!» А я действительно любила больше театр. И еще для меня всегда на первом месте была семья!

– Майя Георгиевна, говорят, что уход Менглета из семьи был для вас большой трагедией…

– Папа ушел из дома в 1961 году. Мы жили все вместе – мама, я, муж, и моему сыну уже было пять лет. Он обожал папу и называл его «дед Жорюга». Я прекрасно помню тот вечер, когда папа собирал вещи. Он стоял у окна и плакал. Говорил: «У меня нет возможности поступить иначе!» Для меня это был удар ниже пояса. Мне казалось, что папа просто меняет плохие условия на хорошие.

Мы ведь всегда жили бедно – на пять человек однокомнатная квартира. Я с мужем жила в кухне, а кухню сделали из ванной. Денег совсем не было. Когда мне из папиных штанов сшили юбку – это было большое счастье! Вообще, мама прекрасно умела шить и делала такие платья, что мне в 10-м классе предложили быть манекенщицей и поехать в Англию.

Правда, когда я с восторгом рассказала об этом родителям, папа впервые в жизни залепил мне пощечину. Так его возмутила моя готовность уехать. От его выволочки я пришла в себя и о карьере модели забыла.

– Значит, вы действительно не разговаривали с отцом много лет?

– Писали, будто я 25 лет не разговаривала с отцом. Это неправда. Сильно обижалась только первое время. Когда отец приходил к нам, я закрывалась в ванной и плакала. Потом выходила к матери и говорила: «Спусти его с лестницы!» Мне было обидно за маму, ведь папу сделала именно она! Она очень помогла ему в жизни. У нас дома был культ папы. Во время войны если в доме было яблоко, его отдавали папе, а не мне. В холода я гуляла на улице и не могла вернуться домой, потому что папа отдыхал перед спектаклем, а мы жили в тесноте: шесть человек в девятиметровой комнат

е. Папа был кумиром! Им гордились, его обожали! Продали в Воронеже дом, купили ему шубу на хорьковом меху. Это не показное, а от души! Мама выступала в роли строгого судьи, читала нотации. А папа был моей «подружкой», самым близким человеком. Но в бытовых делах он всегда выглядел беспомощным. Когда уходил из дома, поднимал ногу, а мама ему завязывала шнурки.

– Вы обвиняли отца в предательстве?

– Он ведь действительно предал маму. Ведь поначалу она тоже работала в Театре сатиры. Потом она заболела гриппом, получила осложнение, долго лечилась. В результате попала под сокращение, и папа даже слово за нее не замолвил, хотя имел такую возможность. Мама осталась без пенсии и без работы, без всего! Он приходил к нам, потому что его тянуло к близким. Потом, стоя у маминого гроба, папа сказал: «Это человек, которого я любил всю жизнь!» Мама больше не вышла замуж. Она воспитала моих детей. Только за счет этого я могла играть в театре и сниматься в кино.

– Нина Архипова говорила, что у вас с ней наладились отношения. Но, похоже, вы не очень с ней близки.

– Пока была жива мама, я в доме Архиповой никогда не появлялась. Пришла туда на какой-то папин юбилей уже после смерти мамы. К тому времени мы подружились с сыном Архиповой, Михаилом. Он был врачом и очень помог моей матери. Он замечательный человек, за его заботу я ему очень благодарна!

Однако мне было очень обидно, что папа во всех интервью говорил о детях Архиповой, а о моих сыновьях, обо мне, – своих родных дочери и внуках – ни слова! Он даже не упоминал о нас. Хотя мой старший сын Алексей состоялся как актер, младший, Дима – доктор наук, да и я занимала свою определенную нишу… Может, это все было специально так сделано, чтобы отстранить папу от нас. Но это доставляло мне боль! Однако, несмотря ни на что, я папу очень любила, люблю и буду любить. Возможно, будучи ребенком, я бы легче перенесла уход отца. Но мне тогда исполнилось 26 лет, и я понимала, как тяжело моей маме. Не знаю, простила ли она его, в ней текла литовская кровь, и она не показывала нам свои чувства. Мама всегда говорила о папе: «Ему хорошо, и слава Богу!» От печальных мыслей ее отвлекали мои дети. Если бы не они, ей бы было еще тяжелее.

– После ухода из семьи Георгий Павлович помогал вам материально?

– Нет. Никогда! Никогда… Один раз в жизни был неприятный случай, когда я попросила денег. Но он не дал. Вообще, папу в той семье очень сильно изменили.

Например, он стал заниматься бытом. Теперь его можно было встретить на улице несущим авоську с продуктами. Он имел связи в мясной лавочке, куда приходил за хорошим товаром. Это меня очень удивляло! Ведь живя с мамой, он даже не знал, где поблизости находится продуктовый магазин.

– Позже вы простили Нину Архипову за то, что она увела вашего отца из семьи?

– Между мной и Ниной не было никакой откровенной беседы, примирения. Я в ее дом приходила очень редко. А когда папа умер, она попросила, чтобы я написала заявление, что не претендую ни на какое наследство. Я подписала, сказав: «Мне ничего не надо!» Попросила только портрет моего прадеда, генерала царской армии Михаила Охотина, но она сказала, что он в музее. Нина Николаевна предложила мне на память несколько папиных галстуков и старые оправы от очков. Галстук я взяла, он висит у меня дома в рамке вместо портрета. Ну и фотографии отца и афиши висят, конечно. Я никакой злобы на Нину Николаевну не держу. Но и говорить мне с ней особо не о чем. Папа действительно имел чувства к этой женщине. Потом, там было удобнее жить, большая квартира. Дети Архиповой находились больше на даче, с мамой писателя Горбатова, ее предыдущего мужа. У них собирались компании. А у нас – совершенно другая жизнь, омраченная постоянным безденежьем.

– Сколько у вас сейчас внуков?

– У меня две внучки, одна правнучка и, надеюсь, будет скоро еще одна внучка. Алексей и Дмитрий живут отдельно от нас. Дмитрий занимается наукой. Алексей работает в Мельбурне, он директор русского радио. Мы с Лёней живем в отдельной квартире. Мне недавно сделали серьезную операцию на коленке, вставили в колено искусственный сустав. Я была в круизе (путешествовали по Европе) и упала, выходя из автобуса. После этого понадобилась операция. Сейчас я уже могу ходить, но недолго, к тому же приходится все время принимать обезболивающее… Здесь, за границей, меня потрясает человеческая доброжелательность. Например, я ужасно говорю по-английски, но где бы я ни была, мне помогают и говорят: «О’кей, нет проблем!» В деньгах мы не нуждаемся. Финансовыми вопросами занимается мой муж, находит способы зарабатывать. Мы с Лёней вместе 53 года!

– А в Россию вас не тянет?

– Возможно, я поеду туда в ноябре. Смущает только мое колено: придется сидеть в гостинице и приглашать друзей. Конечно, я скучаю по России.

Справка

Майя Менглет родилась 8 августа 1935 года в семье известного актера Георгия Менглета.

В 1953 году поступила в Школу-студию МХАТ. Больше 40 лет служила в Театре им. Станиславского. Известность пришла к актрисе в 1955 году, когда она сыграла главную роль в фильме «Дело было в Пенькове». Актриса замужем за актером Леонидом Сатановским, имеет от него двух сыновей.

Читайте также

У известного актера пропала дочь
Леонид Якубович предал предсмертную волю знаменитого актера?

Подписаться на новости

Введите Ваш email:
email рассылки



Новости Партнеров

Новое на сайте

00:02, 24 Мая 2017
Креативный редактор Sobesednik.ru Дмитрий Быков – на девять дней со дня ухода из жизни Олега Видова
»
22:05, 23 Мая 2017
Sobesednik.ru узнал о 10 видах боли, которые ни в коем случае нельзя игнорировать
»
21:08, 23 Мая 2017
ЦБ недавно снизил ставку до 9,25%. Хорошая новость для граждан: ставки по банковским кредитам, скорее всего, снизятся
»