17:32, 04 Октября 2014 Версия для печати

"Секретные" эксперты помогают уничтожать памятники культуры России

Завод Каттербаха в Торжке – вернее, то, что от него осталось

В конце сентября старинный город Торжок в Тверской области лишился 45 объектов культурного наследия (ОКН): одним росчерком пера их вычеркнули из из списка выявленных памятников культуры.

Сделано это было без обсуждения с заинтересованными ведомствами. В частности, члены Тверского отделения Всероссийского общества охраны памятников культуры (ВООПИК) узнали об этом из постановления администрации, опубликованном на местном официальном сайте.

– Принцип коллегиальности в принятии таких решений уже давно отменен, – рассказывает член Общественной палаты, координатор общественного движения «Архнадзор» Константин Михайлов. – Теперь установлен такой порядок, что всё можно сделать кулуарно: местный департамент культуры принимает решение на основании заключения одного эксперта. Насколько эксперт был добросовестен, приходится устанавливать уже потом. Иногда истина выявляется непоправимо поздно.

– Так же втихаря недавно отменили зону охраны по озеру Стерж, – рассказала член президиума Тверского отделения ВООПИК Татьяна Туманова. – Там и археология, и уникальный ландшафт озера... Только статус охранной зоны сдерживал массовую застройку по берегам.

Примеров масса, и не только в Тверской области – культура вынуждена отступать под натиском больших денег, аппетитов застройщиков и иных, более актуальных сегодня, ценностей.

Местные активисты подозревают, что «разжалование» 45 ОКН связано именно с интересами застройщиков. Каких – пока трудно сказать. Факт в том, что много «вычеркнутых» объектов располагаются на центральной улице города, улице Дзержинского – а там уже идет активное строительство, и жилое, и коммерческое.

Ответ Минкульта

Я обратилась за разъяснениями в Минкульт России – знают ли они о происшествии в Торжке и что собираются делать, чтобы исправить ситуацию? Начальник отдела контроля в сфере объектов культурного наследия Георгий Сытенко отказался со мной разговаривать без обращения в пресс-службу. А там мне предложили изложить свои вопросы письменно. Несмотря на то, что просила я возможности поговорить с самим Сытенко, мне прислали такой ответ:

«Ситуация в городе Торжке Тверской области известна в Минкультуры России. В самом факте отказа во включении выявленных объектов культурного наследия в Единый реестр объектов культурного наследия мы не усматриваем прямых нарушений законодательства. Поскольку этот вопрос находится в компетенции субъекта РФ, формально, по имеющимся у нас сведениям, требуемая по закону процедура была соблюдена.

Минкультуры России не получило до настоящего времени никаких официальных обращений, содержащих сведения о возможных нарушениях органами государственной власти Тверской области требований законодательства применительно к рассматриваемой ситуации.

Если к нам поступит такая информация, с подтверждающими документами и материалами, Минкультуры России проведет проверку и, в случае выявления фактов нарушения федерального законодательства, мы будем реагировать в рамках закона».

Все это означает, что если, скажем, Тверское отделение ВООПИК обратится в Минкульт, ведомство будет проводить проверку. Беда в том, что обращаться нужно, имея на руках текст экспертизы, которую местная власть никому не показывает.

Дом № 11 по Тверецкой набережной

Кто эксперт?

Самое удивительное, что имена экспертов, которые выносят ОКН «приговоры», местные власти всегда держат в тайне, прикрываясь законом о персональных данных. Даже ВООПИК не имеет права взглянуть на экспертизу и понять, на основании каких данных, и кто именно пришел к трагическому для памятника культуры выводу.

– Пару лет назад в Самаре всего двумя экспертизами было вычеркнуто из списка ОКН порядка 300 объектов, – рассказывает Константин Михайлов. – Как потом выяснилось, автором был какой-то приезжий эксперт, кажется, из Новосибирска.

Вот и в Торжке, как удалось узнать координаторам движения «Тверские своды» (местный аналог «Архнадзора»), экспертизы делали приезжие – столичные архитекторы.

– В ближайшие недели мы проведем президиум ВООПИК, – пообещал председатель Тверского отделения ВООПИК Владимир Бабичев. Он, к слову, еще и уполномоченный по правам человека в области, поэтому, возможно, ему удастся решить эту проблему.

– На этот президиум обещал прийти глава областного управления по охране памятников Смирнов со всеми документами, – добавила Татьяна Туманова, – Надеюсь, что на этот раз он представит все экспертизы и объяснения.

По словам Тумановой, экспертные заключения из местной власти невозможно добыть даже с помощью прокуратуры. Такое было уже не раз. Представители ВООПИК обращались даже в Роскомназдор, который дал разъяснение: экспертиза не является документом, содержащим персональные данные. Но и это не помогло. Местные власти свято хранят верность экспертам, дающим «правильные» заключения.

Как бороться?

– И все же Минкульт России пытается наводить порядок, – убеждает Туманова. – Если нам удается заполучить текст экспертизы и обратиться туда с заявлением, вопрос в итоге решается. Сколько у нас было таких случаев: и когда в городе целый кусок исключали из зоны регулируемой застройки, и когда на памятнике регионального значения дверь прорубали, крыльцо делали, и когда в Заречье целый памятник был разобран...

– По подозрительным «разжалованиям», которые предполагают заданность, Минкульт всегда проводит проверки и, если выявляет недобросовестность экспертов, лишает их права заниматься такой деятельностью впредь, – утверждает и Константин Михайлов. – Такие случаи были не раз. Несколько экспертов даже федерального уровня были лишены аккредитации.

Исторические поселения

И без того нелегкая жизнь региональных объектов культуры стала еще тяжелей с 2009 года, когда произошло разграничение полномочий между Минкультом РФ и регионами. В федеральном ведении осталось считанное количество памятников федерального уровня, остальные были переданы в ведение регионов. Минкульт же теперь может осуществлять лишь надзор за правильным их использованием.

С тех пор, к сожалению, страна лишилась – причем в полном соответствии с законом и на основании актов историко-культурных экспертиз – массы местных объектов культуры. Возможно, не таких помпезных, как всемирно известные комплексы, но создающие пленительное очарование старинных российских городов.

Ситуация осложнилась, когда из более 500 исторических городов (такой список был во времена СССР) в России осталось всего 43 исторических поселения.

– Если город признан историческим поселением федерального уровня, – объясняет Михайлов, – в нем надо сохранять все, вплоть до руин.

Конечно, такой порядок невыгоден местным властям – федеральные деньги идут на выявление границ исторической зоны, инвентаризацию объектов культуры. А дальше – сами: поддерживайте, привлекайте туристов и так далее. Кстати, регионы так же могут составлять свои списки исторических поселений местного значения.

– В реальности это приводит к тому, что, скажем, на территории Тверской области есть всего 3 исторических поселения (Торопец, Осташков и Торжок) федерального уровня, и ни одного – регионального, – сказал один из координаторов «Тверских сводов».

– Мы в области на охрану поставить ничего не можем, – сетует Татьяна Туманова. – Вот был случай с уникальной деревянной Успенской церковью XIX века, которую построил архитектор Александр Каминский в Спирово. Сколько сил мы положили, чтобы найти все документы, сделать экспертизу... Все бесполезно – ее распилили на дрова.

Церковь на фоне, понятно, в лучшем состоянии, чем дом №7 по улице Радищева

Одной рукой храним, другой – уничтожаем

По иронии судьбы, массовое «разжалование» торжковских памятников состоялось накануне V Всероссийской конференции «Сохранение и возрождение малых исторических городов и сельских поселений: проблемы и перспективы», которая проходила в Торжке 2–3 октября.

– Представителей Тверского отделения ВООПИК на нее не пригласили, – с горечью говорит Татьяна Туманова.

Как удалось узнать «Собеседнику», на той конференции глава Торжка заявил, что ничего криминального в истории с исключением памятников нет. Зато представитель Минкульта РФ сказал, что исключение такого количества памятников из охранного списка – «нецелесообразно», особенно учитывая статус федерального исторического поселения, который придан Торжку.

...Глядя на исключенные памятники (см. фото), многие, уверена, скажут: зачем же такой хлам сохранять? Да, выглядят эти 45 ОКН не слишком презентабельно. Так ведь это вина местных властей, в обязанности которых входит не только списки составлять, но и реставрировать, поддерживать в надлежащем виде. Еще не поздно все исправить, так как без этих домиков и руин некогда значимых для города зданий облик старинного Торжка во многом потеряет свое очарование. И никакое коммерческое строительство его уже не вернет.

Улица Старицкая, дом 54 – обратите внимание на декор под карнизом

 

 




Новости Партнеров

Loading...

Новое на сайте

10:02, 02 Июля 2016
Ученые рассказали Sobesednik.ru о том, к чему может привести мода на электронные сигареты среди подростков
»
08:46, 02 Июля 2016
Экипаж Ил-76 настаивал на том, что полет нужно отложить из-за низкой видимости
»
08:01, 02 Июля 2016
Актриса Юлия Ауг рассказала Sobesednik.ru, почему она с нетерпением ждет новый сезон «Игры престолов»
»