15:30, 01 Июля 2009 Версия для печати

Нина Юрова: Меня обещали убить, если продолжу просить Киркорова вернуть долг

Экс-администратора Филиппа Киркорова Веру Японцеву и директора рекламного агентства Нину Юрову обвиняют в компьютерном взломе с целью вымогательства и шантажа. 10 июня обеих заключили под стражу, 24-го Юрову выпустили из СИЗО в Печатниках под подписку о невыезде, 25-го она попала в больницу с подозрением на аппендицит, а 29-го, в понедельник, не явилась в суд. Пока дело перенесено на 6 июля, «Желтая газета» пообщалась со всеми сторонами этого конфликта, пытаясь понять, на чьей же стороне правда.

«Выгодно упрятать кредиторов за решетку»

Как рассказал сам Киркоров, с Верой Японцевой он был знаком 10 лет, она работала у него.

– А Нина Юрова появилась где-то год назад и прикидывалась то ли подругой, то ли поклонницей, – сказал певец. – Придя на мой день рождения, эти дамы заявили, что дарят мне рекламную кампанию. Что они ожидали взамен? Что я изменю свою жизнь и на них женюсь?
Не найдя ответа, они поняли, что потратили деньги зря, и потребовали сатисфакции.

По версии следствия, Юрова и Японцева рассылали с адреса певца оскорбительные письма в адрес его знакомых и друзей. Разгневанный взломом, Киркоров подал заявление в милицию еще в мае. Вскоре девушки, организовавшие рекламную кампанию для юбилейных концертов певца в 2008 году, были заключены под стражу, но вины своей не признали.

– Как я могла дискредитировать народного артиста, – говорила Юрова на суде, – если в двухстах ссылках в Интернете пишут «Киркоров и героин!», «Киркоров и наркотики», «Киркоров – гей!» Чем еще можно испортить такую репутацию?

К компьютерному обвинению, за которое можно было бы отделаться простым штрафом, в ходе следствия добавились вымогательство и шантаж.

– На Западе преступления хакеров, совершенные с использованием технологий ХХI века, считаются более тяжкими, чем вымогательство, – заявил «ЖГ» адвокат Киркорова Евгений Пармут. – В России такой практики нет, но взлом чужой компьютерной переписки – преступление, за которое можно отсидеть пять лет. Следствие, к которому подключены сотрудники управления по компьютерным преступлениям, не вышло бы в суд с ходатайством об аресте по столь резонансному делу без серьезных доказательств…

По словам адвокатов Филиппа, «всем известно, что рекламная кампания, которую Юрова теперь оценивает в 200 тысяч долларов, была подарком Киркорову на день рождения, и он ничего не должен».

– Никакого подарка в помине не было! – парирует адвокат Нины – Руслан Коблев. – У меня есть данные, что она вместе с несколькими женщинами искала коллекторское агентство для возврата долга за организацию концертов. (Такие агентства обычно берут от 18 до 30 процентов от возвращенной суммы. – Ред.) Защита собирает счета и платежные поручения, подтверждающие ее затраты. Вымогать можно чужие деньги, а она целый год ходила за Филиппом, пытаясь вернуть свои. Ему просто выгодно упрятать кредиторов за решетку. Даже если и был взлом пароля, в конце концов, не на государственную же тайну они покушались!

Кроме того, адвокат уверен: принять подарок на такую сумму не от близкого родственника, не осветив ее в налоговой декларации и не заплатив налог, певец не мог. Ведь расходы фирмы на рекламную кампанию учитываются в статье расходов…

«Я называю ее жилище бомжатником»


При задержании у Юровой было изъято 27 тысяч рублей и 100 тысяч евро, которые, по словам самой Нины, ее попросила положить на счет мама, копившая на новое жилье.

– Нина живет в обшарпанной однокомнатной квартире в Балашихе с двумя любимыми собаками – лабрадором и догом, а также котом, хорьком и волнистыми попугайчиками, – рассказала «ЖГ» ее мама Инна Петровна Абаплова. – Там сто лет ремонта не было, а из всех ценностей – только ноутбук. Я называю ее жилище бомжатником. Как она могла делать Филиппу такие подарки – на семь миллионов рублей, сами подумайте!

– Если поверить, что она любила его, это перестает быть удивительным.
– Он никогда не нравился ей как мужчина, она не была его фанаткой! В Москве начинала с нуля после развода: сначала секретарем, потом директором рекламного отдела. При этом ее представляют как обеспеченную бизнес-леди. Она в мэрии Москвы выбила для Филиппа бесплатную рекламу и на растяжках, и в маршрутках. Киркоров сам говорил мне: «Какая же ваша дочка умница! В моем окружении таких нет». А теперь – в тюрьму ее! – плачет Инна Петровна. – Он пригласил ее на свой день рождения в благодарность за работу. Там Нина и Вера Японцева действительно вручили ему подарок – валенки с электроподогревом, на большее у них и не хватило бы. Вера – тоже одинокая, разведенная, живет в квартире вместе со старенькой больной мамой.

После ареста Нины Инне Петровне пришлось отдать в добрые руки половину ее животных. У матери просто нет денег на их содержание. Инна Абаплова, доцент кафедры философии Воронежского агроуниверситета, оставила работу.

– Я потеряла веру в наше правосудие, – вздыхает она. – И не могу больше говорить со студентами о справедливости в обществе. Пусть Филипп теперь посмотрит мне в глаза! Я плакала на суде и не стесняюсь того, что бросилась перед судьями на колени, когда они решили ее освободить. 26 человек заходили на его страницу, а взяли только двоих. Но он больше никогда не увидит моих слез!

Договор был, и сумма в нем указана

Ранним утром 24 июня Инна Петровна с одним из своих бывших студентов ожидала дочь на скамеечке возле СИЗО №6 в Печатниках. Оба напряженно высматривали курьера из Мосгорсуда, который доставит решение об освобождении Нины.

– Мне даже не сообщили, что ее арестовали! – возмущалась мать. – Я подала заявление в милицию, где ее уже хорошо знали. «Бедная девочка, что ж ей так не везет. Три раза на нее нападали в подъезде, а теперь пропала», – посочувствовал один из оперов. У Нины за последний год – три тяжелейшие черепно-мозговые травмы, она вся больная! Вырвали сумочку, в которой находились ключи от ее офиса, потом залезли в офис и украли документы. Я растила двух дочерей одна, с их отцом мы давно развелись, даже сейчас ему нет до них дела.

Измученная Нина вышла из КПП около четырех часов дня. Издерганная ожиданием мать плача бросилась ей на шею. «Мама, я так устала, в тюрьме у меня что-то открылось, я лечила людей», – рассказывала девушка.

– У вас особая энергетика? – поинтересовалась я.
– Да, и именно благодаря ей я выжила в тюрьме и помогала людям, а до того – Филиппу. Он писал мне: «Вы чудо! Спасибо вам за вашу энергетику!»

– Теперь считаете Киркорова врагом?
– Не считаю. Но вынуждена буду подать иски за все, что против меня сделали, за все нападения в подъезде, за неуплату…

– Но ведь не доказано, что на вас нападали с подачи Киркорова.
– Следствие во всем разберется. Нападать на меня начали еще в конце апреля 2008 года, когда я стала просить вернуть мне деньги за работу. Мы с Верой задерживались после концертов Филиппа, а потом у подъезда меня уже поджидали люди в черных масках. Меня избивали, били стекла моей машины. Я уже боялась выходить из дома без собаки. Сначала не связывала это с именем народного артиста Филиппа Киркорова. И если б не попала в тюрьму, никогда бы не выстроила эту цепочку. Но сначала мне намекали, что я не с тем связалась, потом начали угрожать, что посадят или убьют, а Филипп прятался от меня, не отвечал на звонки…

– Говорят, между вами даже договор не был заключен.
– Договор был, и сумма за работу в нем была указана. Но я ее сейчас называть не буду. Сначала соберу документы и подам в Арбитражный суд Москвы иск к «Филипп Киркоров продакшн».

– Стоит ли бороться со звездой, когда силы неравны?
– Борются враги. А я целый год сидела дома, тихо обанкротившись. Теперь буду действовать по букве закона. Моя фирма прогорела из-за того, что мне не заплатили, а все пишут: «Вымогала деньги, потому что разорилась».

– Но почему речь зашла о подарке?
– У Киркорова много поклонников, но когда я пыталась найти ему спонсора для выступления, мне это не удалось. Но чего только люди не сделают, чтобы засветиться! Я читала подобные репортажи: «Киркорову подарили одежды на 200 тысяч евро!» Но я-то не звезда, мне не нужно пиариться за его счет.

«За помощь Бедросу тоже не платили»

– Нина, вы пытались решить дело миром?
– Конечно, надеялась, что удастся договориться по-хорошему... У меня есть определенная философия. Если человек впадает в агрессию, значит, ему плохо. Человеку больно, он имеет какие-то страхи, у него что-то не в порядке. Если с ним все хорошо, разве будет он инициировать такое количество судебных процессов? Он судится с замдиректора театра, с журналисткой… Разве будет нормальный человек вот так кричать матом?

– Зачем же Киркорову так мучить бедных девушек?
– В одной из книг доктора Курпатова – после скандала с Ароян – описан диагноз Киркорова: «пограничное расстройство личности». Я не знаю, что у меня дальше будет в жизни… Но в данном случае в качестве мишени выбрана я… Хотя мы знакомы десять лет. Я помогала и Бедросу Киркорову на его юбилее. Не знала, что за это можно получить не только спасибо… На суде в распечатке смс будет возможность почитать благодарности, которые мне писал Киркоров. Он хороший психолог.

– Как вы справлялись в тюрьме?
– В камере было 44 человека. Нет валокордина, корвалола... Я лечила людей, надавливая им на разные точки. Но это не компенсирует ничего, должны быть лекарства. Если б я была обычным человеком, сказала бы: «Жуть! Все ругаются друг с другом, кричат и унижают!»


Подписаться на новости

Введите Ваш email:
email рассылки



Новости Партнеров

Loading...

Новое на сайте

00:02, 11 Декабря 2016
Обозреватель Sobesednik.ru Евгений Ясин о новой возможности для повышения цены на нефть
»
20:04, 10 Декабря 2016
Накануне своего юбилея Дима Билан пообщался с журналистом Sobesednik.ru
»
17:09, 10 Декабря 2016
Sobesednik.ru узнал о семье Кураевых из Владимира и необычную историю появления у них детей
»