19:11, 16 Декабря 2009 Версия для печати

Эмилия Вишневская: Я благодарна Арчи, но...

Модель, телеведущая и колумнистка «Желтой газеты» Эмилия Вишневская накануне 23-летия отважилась развеять все слухи о своей жизни и о расставании с Тишко. «Можно еще корицы добавить? Я прямо коричная душа», – бросила на принесшего нам кофе официанта обворожительный взгляд Эмилия.

Еле стояла на ногах

– Ты знаешь, что корица помогает человеку легче относиться к преодолению неудач?
– Вот теперь знаю. Уже год прошел с тех пор, как мамы не стало, а я не стираю из телефона ее номер. Устала морально. Какой-то на редкость трудный выдался год: очень много расходов, незакрытых дыр.

– Смерть мамы повлияла на ваши отношения с Тишко?
– Многие считают, что мы расстались после того, как закрыли его программу. Но это не так. Без работы он остался в декабре, а отношения наши прекратились в июне. Мамы не стало в январе. Для меня наступили самые черные дни, и голова в то время совсем не думала о том, куда шатает Вову. Мне самой нужна была крепкая опора, потому что еле стояла на ногах.

– Как же вам удавалось так долго скрывать разрыв?
– Я даже бабушке своей не сразу сказала. Она у меня осталась единственным близким человеком, и я прекрасно понимала, что для нее это будет как гром среди ясного неба. 

– Вы боялись огласки?
– Очень. Не хотела разборок, какие были у него с Анфисой Чеховой. Зачем это надо? Пусть все уляжется и осядет. Я даже специально уехала в Штаты. Через два месяца вернулась и пошла с Арчи на день рождения Ираклия, тут меня и зажучили. Стали выяснять, почему Тишко ходит в компании с другой. Все стало известно.

– Вы сохранили с ним дружеские отношения?
– Я не умею расходиться с мужчинами и потом дружить. Обычно точку в отношениях ставлю я, а это сильно давит на мужское самолюбие. С Володей вообще был первый опыт серьезных отношений. До него не много с кем встречалась и всегда вела себя, как пугливая бабочка. Как только чувствую, что дружеские отношения начинают перетекать в другое русло, тут же сбегаю. Думаю, многие парни до сих пор на меня обижаются. Причем странно: я ведь в самом начале предупреждаю всех, что в меня нельзя влюбляться, иначе наступит конец. Все смеются, отмахиваются, а через две недели начинается: цветы, смс-ки и т.д. И все – прощай, дружба.

Откладываю деньги в чулок

– Не всем мужчинам такое по вкусу…
– Поймать меня сложно, но можно (смеется). Я все еще верю в существование принцев. Раньше все было более романтичным. Мой дедушка, к примеру, увидел бабушку на фотографии и через три дня поехал из Питера в Новосибирск жениться на ней. А сейчас покорить девушек очень просто: напой про любовь до гроба да про свое положение – и они уже твои. Мне этого мало. Я сама уже многого добилась и хочу чувствовать рядом с собой сильного мужчину. Вот у меня часто болит спина. Что говорит обычный мужчина? Сходи в салон на массаж. В чем тут забота? А вот привезти сертификат в спа-салон и сказать: «Лечись, дорогая» – совсем другое дело.

– Романтикой совсем не пахнет, скорее практичностью.
– Я привыкла думать о себе сама, а хочется, чтобы думали о тебе. У меня есть чулок, в который откладываю деньги. Если б не делала этого, с чем осталась бы сейчас, когда вокруг кризис и рассчитывать не на кого?

– Как же Арчи? Разве с ним не предвидятся отношения?
– С Арчи мы знакомы уже пять лет и близко дружим. Он тот человек, который меня поддерживает. Встречаемся за чашкой чая, обсуждаем, что можно сделать вместе. Я по натуре – домосед, а Арчи – гуляй душа. Он меня все время вытаскивает куда-нибудь. За что я ему очень благодарна. Но мое сердце не принадлежит никому. Оно так очерствело за последнее время, что никого в него не пущу.

Признаюсь: обманываю бабушку

– Трудно представить тебя домашней, учитывая частые появления на тусовках.
– Тусовки – часть моей работы. Я бы променяла их с большим удовольствием на теплый плед и хороший фильм. Мы как-то заехали с бабушкой перед дачей в магазин купить торф и песок для пересадки луковиц цветов, затем зашли в соседний подобрать полочки для бабушкиных закруток, а потом еще в продуктовый – домой я попала только к одиннадцати вечера. Звонят друзья и зовут на тусовку. А у меня в сумке новый фильм, который купила по дороге – «Зуд седьмого года» с Монро. Смотрю на него и думаю: никуда не пойду. Разложила диван в своей комнате (я сейчас с бабушкой живу), укрылась кучей пледов, налила чашку молока, насыпала орешков, кота Степана под бок – и включила кино. За окном снег идет, а в комнате тепло, пахнет новыми обоями – вот оно блаженство домашней жизни. Друзья бомбят смс-ками, теребят и зовут с собой, а мне хорошо одной.

– Не трудно жить с бабушкой?
– Я – у бабушки, а она – у меня. Больше у нас никого нет. Ей 76 лет, а она такая энергичная. У меня вся машина коробками завалена: она на даче варенья варит и овощи консервирует. Но видели бы вы, как я ее в кино вожу! Приходится говорить, что мне надо написать колонку. «Бабулечка, пойдем со мной. Одна я не хочу идти, а по работе нужно», – ною ей. «Ну, раз по работе, то пойдем», – соглашается бабушка. Накупим попкорна с колой и смотрим кино.

– Сама не хочешь сняться?
– В России сниматься в кино мне, наверное, не суждено. Посмотрите на экран: какие типажи востребованы? С моим нестандартным лицом тут делать нечего. Вот разве что экспериментальное. Сейчас снимаюсь в черно-белом фильме «Черная кошка» – об одинокой женщине. Картина полна штампов, но безумно красивая. Я презентую ее на своем дне рождения 23 декабря.

Куплю ресторан в Таиланде

– Внешность у тебя действительно неординарная…
– …и при этом я натуральная блондинка. Черной стала случайно. В 17 лет попала в аварию. Два месяца пролежала в больнице с воротником на шее. По ночам не спалось, не знала, что делать. Выловила медсестру, попросила найти активированный уголь и бумагу. Выяснилось, им очень удобно рисовать. Через неделю вся стена была оклеена моими рисунками. Новенькая медсестра решила все выкинуть, назвав их «гадством», за что я в нее тапок швырнула. У меня было жуткое состояние: уже месяц пролежала на кровати, все время приходил виновник аварии с бумажками, в которых я отказывалась от претензий к нему. Вышла из больницы и решила покрасить волосы в коричневый цвет. Купила краску, а она оказалась черной. Разревелась. Зашла к парикмахеру, и он уговорил меня не перекрашивать. Теперь я брюнетка.

– Многие думают, что ты вкачала коллаген в губы...
– Нет. Единственное, что со мной делали – убирали шрам на губе. У меня руки и ноги в шрамах. Я в детстве занималась коньками и часто резалась. Губу на полном ходу рассекли лезвием конька.
 
– Эмилия, что ты сейчас хочешь больше всего?
– Думаю, поработаю еще лет пять, заработаю, заберу бабушку и уеду в Таиланд. Там особняк стоит, как у нас двухкомнатная квартира в Москве. Куплю ресторан и буду заниматься кулинарией. Как у главной героини фильма «Шоколад». Не хочу больше быть заложницей мегаполиса.


Подписаться на новости

Введите Ваш email:
email рассылки



Новости Партнеров

Новое на сайте

20:08, 03 Декабря 2016
Режиссер Павел Лунгин рассказал в интервью Sobesednik.ru о совем новом фильме «Дама Пик» и других своих киноработах
»
17:04, 03 Декабря 2016
Sobesednik.ru выслушал историю женщины, которая в пенсионном возрасте реализовала себя в сфере туризма
»
14:34, 03 Декабря 2016
Кинообозреватель Sobesednik.ru – о драматическом фильме «Планетариум» Ребекки Злотовски
»