10:42, 21 Октября 2009 Версия для печати

Звезда «Женской лиги» Ольга Тумайкина: Я год не видела свою родную дочь!

Ежегодно в России 19 тысяч пар воюют, решая, с кем из родителей будет жить ребенок. Вопреки распространенному мнению матери выигрывают далеко не всегда. И пока Кристина Орбакайте и Ольга Слуцкер еще на что-то надеются, звезда «Женской лиги» на ТНТ актриса Ольга Тумайкина после решения суда целый год не может не только увидеться со старшей дочерью, но даже поговорить с ней по телефону.

Полина сменила пять школ

Решение о том, что Полина останется с отцом – бывшим гражданским мужем Ольги Андреем Бондарем, принял Мосгорсуд – третья судебная инстанция. Экс-муж – на тот момент владелец сети игорных заведений в Москве – в первые 11 лет жизни Полины весьма нерегулярно появлялся в квартире Тумайкиной, но внезапно захотел восстановить отношения с дочерью. Несколько раз Андрей забирал девочку на выходные и в один из дней просто не вернул. «Я решил, что Полина останется у меня, ты актриса, тебе некогда заниматься воспитанием ребенка», – объяснил он Ольге по телефону.

– Я знаю, что за вас ходатайствовали коллеги.
– Многие народные любимцы подписались под моим обращением к суду. Каждый из них лично и очень хорошо знает моего ребенка, много раз держал ее на руках, много раз беседовал с ней, – рассказала «Желтой газете» Ольга Тумайкина, лишившаяся дочери год назад. – Поля, как и многие дети наших актеров, знает Театр Вахтангова как свои пять пальцев, ведь что может быть интереснее маминого места работы? А мне это поставили в вину: мол, ребенок днюет и ночует в театре, дышит пылью кулис.

– Ваша занятость и в «Женской лиге» на ТНТ, и в театре была главным аргументом адвоката вашего мужа в деле об опеке?
– Вопрос о том, кому предоставить опеку, не стоял. Я требовала вернуть ребенка и определить место ее жительства, чтобы мой экс-гражданский муж более не посягал на мою свободу и на свободу моего ребенка. Поскольку родительских прав меня никто не лишал, опека могла бы осуществляться с обеих сторон – и отцом, и матерью. Но суд определил местожительство ребенка с отцом. Когда судья зачитал это решение, я подошла к нему и сказала, что с этой минуты я боюсь, что не смогу увидеть свою дочь и услышать ее. В результате так оно и вышло.

– Вы ни разу не видели Полину?
– Я даже не знаю, где она. Мне известно только, что в течение этого года она сменила уже пять школ. Ее телефон мне недоступен. Если я пытаюсь выйти на связь с человеком, который является ее отцом, это превращается просто в какое-то цирковое представление.

Бывший свел со мной счеты

– Возможно, кто-то играет на особенностях психологии подростка?
– С моей дочерью работал какой-то психолог – у меня на это никто разрешения не спрашивал, хотя законодательством ясно сказано, что это возможно только с согласия обоих родителей.

– Что за проблему решал специалист?
– Отец моей дочери настаивал, что была работа по улучшению настроения ребенка. Хотя настроение у Полины и так было радужное – мы с ней собирались в долгожданный отпуск в Сочи, в роскошные совершенно места. А тут Полине стали сообщать обо мне недостоверную информацию: как будто я уезжала за границу, потом как будто я в больнице лежала. Этого не было! Никуда я не уезжала и нигде я не лежала!

– Как заявила в суде Кристина Орбакайте, «давайте запретим рожать актрисам и цирковым!»…
– Вы знаете, Кристина тоже дышала пылью кулис, а выросла из нее удивительная женщина, состоявшаяся и самодостаточная. Ей этого и не прощают. Многие наши театральные актрисы и актеры тоже происходят из династии, тоже провели какое-то количество лет за кулисами, смотрели, как их родители работают. Ничего страшного! Никто из них никого не убил. Никто из них не кинулся в пучину наркомании. Нет примеров, понимаете?

– Ваша ситуация очень напоминает случай Орбакайте. Ребенку 11 лет, отец тоже считает, что он лучше справится с воспитанием.
– В моем случае государство в лице судьи не пожелало разобраться в сути происходящего. Я бы хотела, чтобы наше государство, имея эти вот прецеденты – Слуцкер, Орбакайте,  хоть немножечко задумалось над тем, что творится. Хватит сводить счеты с женщинами! Потому что только это движет мужчинами, которые совершают подобное. Я продолжаю бороться за свою дочь, я живу надеждой. И видимо, буду жить так, пока моему ребенку не исполнится 18 лет. Несовершенство нашего законодательства, когда без всякого согласия можно забирать ребенка у того, кто постоянно занимается его воспитанием, приводит к похищению детей. Только кто вернет годы тем, у кого ребенка похищают, словно вещь, не давая возможности видеть папу или маму? А Кристине я желаю как можно быстрее вернуть своего Дени…


Подписаться на новости

Введите Ваш email:
email рассылки



Новости Партнеров

Новое на сайте

00:04, 04 Декабря 2016
Михаил Осокин — о том, почему правозащитой в России занялись швеи и как в Москву могли заманить Дидье Маруани
»
20:08, 03 Декабря 2016
Режиссер Павел Лунгин рассказал в интервью Sobesednik.ru о совем новом фильме «Дама Пик» и других своих киноработах
»
17:04, 03 Декабря 2016
Sobesednik.ru выслушал историю женщины, которая в пенсионном возрасте реализовала себя в сфере туризма
»