00:00, 07 Апреля 2009 Версия для печати

Школьная скамья подсудимых


Кража в спортзале

– Слушается дело несовершеннолетнего правонарушителя Дмитрия Антюхина, 92-го года рождения, – объявляет единственный взрослый в зале, федеральный судья Татьяна Аржаненко. Но она лишь озвучивает ход заседания. Реальные участники процесса – семеро присяжных, прокурор, адвокат, все, как и подсудимый, – с приставкой «несовершеннолетние». Они ученики старших классов разных школ Кингисеппа. До начала заседания не знают ни друг друга, ни обвиняемого. Даже роли участников процесса распределяются прямо в зале суда – дети сами быстро решают, кому быть присяжным, кому защитником или обвинителем.

– Обвиняется в хищении чужого имущества по предварительному сговору с несовершеннолетним Артуром Рогалевым. 15 мая 2008 года они проникли через окно в спортзал детдома №2 и забрали женских костюмов на 13.800 рублей, 13 штук колготок еще на 2590 рублей. – ассортимент украденного ни у кого не вызывает улыбки. Дети слушают серьезно и внимательно.

Из материалов зачитываются и характеристики подсудимого. 16-летний Дима Антюхин, что называется, неблагополучный подросток. «Из семьи матери-одиночки, злоупотребляющей алкоголем, с 2003 года живет в детдоме». В послужном списке – прогулы в школе, побеги из детдома. Как-то уже стащил часы из местного детсада – отделался выговором. «Социально смел, хитер, вредная привычка – курение». Потом присяжные задают свои вопросы.
– Что вы сделали с украденным? – из тихих ответов следует, что часть женского гардероба Дима продал работнице местного кафе, часть спрятал в ближайшем подъезде.
– Вы сейчас продолжаете курить? Спиртные напитки употребляете? – вопросы касаются не только деталей дела, но и морального облика подсудимого.

Осудили не по-детски

Допрос длится около 10 минут. Основной интерес для присяжных – кто зачинщик кражи, Дима или его подельник Артур, чье дело слушалось отдельно.
– Идею подал Артур, – утверждает обвиняемый.
– Но ведь, судя по характеристике, вы – лидер в паре.

Об этом же говорит и законный представитель Димы. Обвиняемые в этот суд обязательно приходят в сопровождении взрослого, обычно родителя. В этот раз это социальный педагог детдома. Да, она подтверждает, что в этой паре Дмитрий – лидер.

Второй важный аспект для присяжных – встал ли подсудимый на путь исправления. Теперь адвокат допрашивает педагога детдома, тут она – скорее свидетель защиты.
– Дима стал интересоваться учебой, – отвечает Елена Никонова. – Ходит в кружки – танцевальный, туристический. Начал заниматься армрестлингом.
После всех вопросов начинаются прения сторон. Прокурор, Ира Пирьян, с учетом прежних нарушений и того, что «подсудимый продолжает курить», просит 50 часов общественных работ. Адвокат более красноречив.

– Он честно рассказал обо всем, а честность в наше время уже достоинство, – уверяет ученик 11-го класса Олег Алехнович. – С учетом новых достижений Дмитрия прошу самое мягкое наказание – извинительное письмо.

В итоге приговор – 45 часов общественных работ на территории детдома. Это самое строгое решение за всю историю детских судилищ. И наказывают Диму не столько за кражу, сколько за ложь.

– Они просто ему не поверили, – объяснила потом судья Татьяна Аржаненко. – А дети всегда чувствуют ложь и, в отличие от взрослых, не станут ее покрывать. Если бы Дима честно признался, что да, он все затеял, срок был бы меньше.

Взрослый судья может изменить приговор в сторону смягчения, но и она не стала этого делать. Тем более что решение в этот раз было почти единогласным.
– Врет он и притворяется, – заверила меня присяжная Люда Кондратьева. – Нам это сразу заметно. Вот до этого мальчик украл магнитолу из машины знакомых. Но он такой скромный, и видно, что жалел искренне. Мы ему установили всего 15 часов отработать в доме престарелых.

Воспитание права

Максимальный срок здесь – 60 рабочих часов, минимальный – извинительное письмо. Но главная особенность этого суда, что наказание подсудимый принимает… добровольно. Все рассматриваемые здесь дела уже были в производстве у взрослых суда и следствия. Но там обвиняемые были прощены.

Суд вроде не совсем настоящий. Но приговор-то реальный. А провинившиеся дети приходят, чтобы доказать что-то сверстникам. Время комсомольских собраний прошло. А тут добровольно, без идеологии. Действуют только правовые нормы, которые юные участники процесса изучают до этого на специальных занятиях.

– На самом деле это форма реабилитационной работы, – поясняет Элина Кульшина. – И лишь одно из направлений нашей работы с детьми. У нас для них уже год как работает психолог. Он параллельно со следствием ведет свое расследование. Встречается с ребенком, родителями, окружением. И дети откликаются на такое внимание, видят, что суд к ним без формализма подходит.

Правда, идея суда детских присяжных поначалу не у всех вызвала одобрение. Но практика 10 рассмотренных дел показала: у юных нарушителей после таких заседаний не бывает рецидивов.

– И в итоге это подсудимые, которые не боятся суда, они не чувствуют себя тут затравленными зверьками, – уверена Элина Кульшина. – А остальные расценивают свое участие как гражданскую позицию.

Что ж, редкий случай, когда можно создать такую иллюзию, тем более у детей. Может, повезет, и с возрастом она сохранится. И вместо репрессивной госмашины эти юные граждане взаправду будут воспринимать суд как обитель Фемиды.

Подписаться на новости

Введите Ваш email:
email рассылки



Новости Партнеров

Новое на сайте

22:04, 09 Декабря 2016
Ежегодно зимняя хроника ЧП пополняется историями о пострадавших от сосулек, напоминает Sobesednik.ru
»
21:03, 09 Декабря 2016
Известный знаток кулинарии Борис Бурда рассказал Sobesedik.ru о том, как выбирать, хранить и есть апельсины
»
20:05, 09 Декабря 2016
Популярный певец Николай Басков признался Sobesednik.ru, что с Анастасией Волочковой их связывает не только дружба
»