00:00, 10 Марта 2009 Версия для печати

Михаил Жванецкий: Надо искать работу в области еды

Съемки программы «Дежурный по стране» с Михаилом Жванецким чем-то очень походили на полузакрытый концерт в каком-нибудь советском НИИ. Сходились темными переулками по одному, по двое. Реже втроем. Встречали под фонарем в большом дворе. Зашли, потолкались с извинениями, расселись. Ну точно НИИ. Все чинно, как бы подразумевая, что если ты здесь – значит, свой.

 Вот они вышли: ведущий программы Андрей Максимов и Жванецкий. У него всё такие же беззащитно-длинноватые рукава у пиджака, отчего он напоминает мне то ли толстовского Филипка, то ли своего героя – непосредственного Чижикова, который с анализами. Кажется, что и ты никуда не уходил, и он был всегда. Хотя ты-то уходил – появлялись новые имена, иногда это было действительно смешно, но чаще не очень, скоро надоедало, и ты возвращался. А Жванецкий был всегда на посту, как будто ждал твоего возвращения. Когда он сказал, засунув в своей манере руки в карманы и одновременно подняв плечи: «Я же известный позитивист», появилось стойкое ощущение, что ты дома. Когда он пожаловался, что от постоянного нахождения на сцене рядом с динамиками начал плохо слышать, стал еще роднее.

– В свое время у нас в программе «Ночной полет» была рубрика «Дежурный по стране», – рассказал «Собеседнику»  Андрей Максимов. – Туда приходили разные люди, в том числе и Михал Михалыч Жванецкий. А потом руководитель ВГТРК Олег Добродеев решил, что надо делать целую передачу со Жванецким, потому что такой талант заслуживает отдельного разговора. Телекомпания АТВ стала этим заниматься. И когда у Жванецкого спросили, с кем он хотел бы делать программу, он ответил: «С Андреем Максимовым». Народу на запись всегда просится куда больше, чем может вместить наш зал. Одно время мы собирали випов, а потом от этого отказались – было похоже на междусобойчик. Сейчас к нам приходят разные люди – врачи, студенты…

Несколько вопросов на злобу дня, несколько ответов. Жванецкий играл свой спектакль, как всегда, минималистскими средствами, иногда даже не заканчивая фразу. Но ты как-то очень отчетливо видел ту самую лошадь с повозкой, которая несется со всем семейством и скарбом по булыжной мостовой и которая никакая не гоголевская птица-тройка, а кризисная кляча, култыхающая неведомо куда.

Или гаишника, окучивающего свою грядку не только вежливо, а еще и с остроумием: «Вы превысили скорость на тысячу рублей».
Когда камеры были выключены, он еще около часа безропотно фотографировался с участниками съемок и раздавал автографы. Я запомнила один  – на видавшей виды книжечке его миниатюр, изданной в 1980-м: «Наташе. Очень приятно держать ее (книгу) в руках».

Ниже – избранное с записи последней программы «Дежурный по стране».

Откровения о самом себе

– После переезда в Ленинград занимался спортивной гимнастикой, дошел до второго разряда и сник.
– Не могу заснуть, не прочитав Чехова. Зная его почти наизусть, все время открываю в нем что-то новое. Второй любимый автор – Сэлинджер.
– Скандалю в семье все реже: раньше это было раз в месяц, потом – раз в два месяца, теперь – раз в три-четыре.


О волнении

– Пока вы тут репетировали что-то, я ходил в кабинете Киры Прошутинской, я там переодеваюсь, и все время сам себе говорил: «За что? За что?» Ну почему я так волнуюсь, ну зуб на зуб, что-то страшное, нервы, нервотрепка дикая. Меня спрашивают: «Как ваше настроение?» Когда волнуешься, настроение между хорошим и плохим.


О Чубайсе

– Меня интересует один очень простой вопрос. Вот все время он где-то появляется, крики несутся, оскорбления. А тот, кто его назначил, не может выйти и защитить? Сказать: «Это я его назначил, он нам нужен потому-то и потому-то». Потому что уже много лет у нас ощущение, что человек сам пришел и руководит. Ну выйди тот, кто назначил, возьми на себя, вы же все военные люди. Нет. Пусть народ отводит душу.


Советы безработному

– Как может быть в нашей стране безработица при полном отсутствии своей еды и своей одежды?
– Можно, например, проклинать власть. Сел, выпил, оба проклинаете – и тебе легче.
– Женщину надо иметь, которой можно поплакаться. Но чтоб она тебя не пилила. Если в кризис пилит, бросай, майся в одиночестве.
– И все-таки искать работу в области еды. Панические настроения неуместны. У нас такие просторы, такие леса, такое, извините меня, скотоводство и скоторождение!


О кадровом резерве президента


– У нас сейчас политика такая: мы попали в окружение врагов. Это политика спецназа. Нельзя же так, мы же в мирное время живем.
– За то немногое, что есть, руководят с четырех сторон. Вот со всех сторон руководят этим кусочком. А надо создавать свое, новое: чтобы было что жрать, одевать свое, чтоб веселей, чтоб музыка была своя.
– Посадят их за Кремлевской стеной, вырвут из жизни, и они исчезнут. И оттуда просто ледяное безмолвие. Президент-то говорит. Хотя я бы на его месте больше слушал.


О частной собственности

– Вход во дворец у нас был через помои. Чтобы что-то спросить – надо было залезть в кучу мусора, чтобы ответить – надо было вылезти.
– Сейчас, когда много частного, народ стал скучать по государственной собственности. Ну, и зависть, конечно. Марксизм – это великое учение о зависти человеческой.


О подарках женщине


– А эти чулки? А эта нога в этом скользком чулке? Которая от себя, к себе? Она же скользит, нога. Ты должен купить что-то на эту ногу, это ж твоя нога. Женская нога – это тело, а мужская – это посторонний предмет, это что-то опорно-двигательно-ортопедическое.

Подписаться на новости

Введите Ваш email:
email рассылки



Новости Партнеров

Loading...

Новое на сайте

00:04, 04 Декабря 2016
Михаил Осокин — о том, почему правозащитой в России занялись швеи и как в Москву могли заманить Дидье Маруани
»
20:08, 03 Декабря 2016
Режиссер Павел Лунгин рассказал в интервью Sobesednik.ru о совем новом фильме «Дама Пик» и других своих киноработах
»
17:04, 03 Декабря 2016
Sobesednik.ru выслушал историю женщины, которая в пенсионном возрасте реализовала себя в сфере туризма
»