00:00, 24 Марта 2009 Версия для печати

Вячеслав Фетисов: Приспособленцем никогда не был

В 2002 году возглавил Госкомспорт, когда отрасль была на грани развала. В 2008-м неожиданно для всех стал сенатором от Приморского края, весьма беспокойного сегодня региона.

Путин – на самом видном месте
 
– Вячеслав Александрович, надолго в сенаторском кресле?
– Видите, уже ремонт в кабинете сделали (смеется).

– Что перевезли из прежнего?
– Фотографии жены и дочки. Кстати, там у меня был пулемет «максим» в уголке, а здесь вот «калашников» подарили.

– А где же фото Путина?
– Да вот же, на самом видном месте! А здесь – Дмитрий Медведев, сразу после инаугурации.

– Думаете, он так же активно поддерживает спорт, как прежний президент?
– Думаю, Дмитрий Анатольевич совершенно ясно представляет важность спорта как социального, политического и экономического явления.

– Какие у вас отношения с Владимиром Владимировичем? Правда ли, что он подарил вам щенка от своей знаменитой собаки?
– Владимир Владимирович доверил мне в какой-то степени историческую миссию, за что я ему глубоко признателен. Оглядываясь назад, я понимаю, что ничем не обманул доверия и не подвел этого человека. Столько сделано за семь лет! Теперь уже кажется естественным, что принят новый закон о спорте, работает доступный общероссийский телеканал «Спорт», действует федеральная целевая программа по строительству в стране четырех тысяч спортивных сооружений, выиграны, в конце концов, заявки Сочи и Казани на проведение Олимпийских игр и Универсиады.

А насчет щенка – так оно и было. Правда, подарен он моей дочери Насте. Сейчас Оливер взрослый здоровый пес, живет и здравствует у нас дома в компании еще четырех собак разных пород.

– А вы представляли себе весь масштаб проблем, которые свалятся на вас, когда соглашались возглавить российский спорт или когда принимали решение избираться сенатором именно от Приморья?
– Был оптимизм. Я верил: позвали, чтобы помочь, поэтому просто окунулся с головой в работу. Не скрою, ждал поддержки, помощи, а встретил колоссальное сопротивление. Когда ты строишь что-то новое, то обязательно ущемляешь чьи-то интересы. Я не был чиновником. Я был профессионалом в спорте. В политике же не был повязан ни с кем и ни с чем, связями не располагал, в кланы посвящен не был. Просто пришел и начал делать свое дело. Насколько хорошо – это уже история рассудит. Конечно, я представлял ситуацию, однако ни к кому не относился предвзято… Не брал на работу людей по родственному или «позвоночному» принципу, только по профессиональным качествам. Был уверен: если ты отдаешь делу сердце и душу, то в конечном счете обязательно будет результат.

Да, какое-то время я жил и работал за границей, что мне не раз ставили в вину всякие наши вурдалаки. Но это же не секрет. Я там не скрывался, а играл как российский хоккеист и достойно, думаю, представлял свою страну. Я вошел во все эти залы славы и музеи как россиянин, стал первым российским тренером в НХЛ.


Было стыдно работать тренером сборной


– Аудитор Счетной палаты Александр Назаров обвинил вас в нецелевом использовании госсредств: мол, стипендию в 15 тысяч рублей вы неоправданно назначили легендам прошлых лет, хотя деньги надо было давать лишь действующим чемпионам.
– Знаете, когда я пришел на должность главы Госкомспорта в 2002 году, как раз отмечали 50 лет первого участия отечественных спортсменов в Олимпийских играх. Я встретился тогда с нашими ветеранами-легендами, на примере которых воспитывалось не одно поколение победителей. Помню, как старики эти великие говорили: «Славочка, мы получаем по 1200 рублей пенсии и никому не нужны». Меня это так резануло… А рычагов, чтобы помочь, никаких нет: пенсии – это совсем другое ведомство. Нужно было принимать оперативные решения. И тогда по согласованию с президентом России мы убедили федерации по видам спорта пожизненно включить олимпийских чемпионов в состав сборных команд и на этом основании выплачивать им ежемесячную стипендию 15 тысяч рублей. Тогда, помню, меня еще обвинили, что я сам себе назначил стипендию. Смешные люди. В последние два года аудиторы Счетной палаты все перекопали. Нашли вот такие «нарушения», к которым и придрались. Хотя я готов нести любую ответственность, если скажут, что 15 тысяч для тех, кто завоевал славу нашей стране, – это нецелевое использование.

– В политике нынче тьма спорт­сменов: в Думе, в Совете Федерации, в местных Заксобраниях, и все они спокойно заседают. Но почему всё начинает «искрить» там, где появляется Вячеслав Фетисов?
– Смотрите, сегодня все спорт­смены-политики разбежались и почти никак не взаимодействуют. В свое время я призывал: давайте поработаем по максимуму, чтобы спорт в стране стал социально важен. Определенного результата мы добились, объединив всех неравнодушных во Всероссийское добровольное общество «Спортивная Россия». А сегодня вы слышите кого-то? Получили портфели – и всё на этом. То есть психология спортсмена «завтра получу травму и никому не буду нужен» распространяется и на дальнейшую карьеру. Возможно, кто-то не хочет портить отношения с влиятельными чиновниками, кто-то просто успокоился.
Что касается меня, то поверьте, я не ищу конфликтов! И без них за пару лет от забот поседел. Я самодостаточный, состоявшийся во всех отношениях человек. Просто не могу пройти мимо каких-то вещей, которые неправильны, несправедливы. Почему-то эту мою позицию часто низводят до межличностных конфликтов, хотя это смешно: о чем, скажите, мне дискутировать с тем же Тягачевым?

Про таких, как я, говорят: им больше всех надо. Мне – надо. Хотя могу, пожалуй, досидеть здесь сенаторский срок спокойно и уйти на пенсию тренировать детей.

– Да быть такого не может!
– Шучу. Но так уж я воспитан. Я был капитаном сборной страны восемь лет, и, по-моему, мы тогда никого не подводили. Народ потому до сих пор и любит, что мы были настоящими парнями, а не фальшивыми звездочками. Приспособленцем я никогда не был, хотя сейчас это в духе времени. Примеры? Когда я встал у руля российского спорта, не было у нас никакой международной, никакой антидопинговой политики. На Олимпийских играх в Солт-Лейк-Сити мне, если честно, было стыдно работать генеральным менеджером и главным тренером сборной. Противно было! Заходишь в штаб делегации в олимпийской деревне, а там перегар стоит, и вокруг эти убогие непонятные люди, которых я знаю сто лет, своими собственными делишками занимаются. Президент Олимпийского комитета (Тягачев. – Ред.) на горных лыжах катает то Валентину Ивановну (Матвиенко. – Ред.), то Юрия Михайловича (Лужкова. – Ред.). Найти никого нельзя, чтобы решить вопросы в рабочем порядке. И это Олимпийские игры! И как в такой ситуации защитишь спортсмена или честь российского спорта, когда наших размазывают по стенке?



Back in USSR


– Как часто бываете в Приморском крае?
– Работа сенатора в основном вся здесь, в Москве, хотя заботы региона знаю не понаслышке. После избрания сенатором я проехал большую часть Приморья, часто встречаюсь с губернатором Дарькиным, в постоянном контакте с Заксобранием. В ближайшие несколько месяцев планирую несколько очередных поездок по региону.

– А раньше вам доводилось бывать в Приморье?
– Всего один раз – в конце 70-х во Владивостоке. В то время была такая практика ЦК ВЛКСМ: после чемпионатов мира команду разбивали на группы по 5–7 человек и отправляли по стране. Мы общались с народом, встречались с трудовыми коллективами. Конечно, ехать тогда никуда не хотелось, думали: лучше побыть дома, погулять, попраздновать. Но сейчас понимаешь, насколько это было правильно и мудро. 

– Вам не кажется, что мы возвращаемся обратно в СССР, где была одна правящая партия, где негативные события замалчивались? Сейчас вот тоже не показывают по ТВ выступления людей в Приморье.
– Я так не думаю. Уверен, информационные потоки доходят до тех, до кого должны дойти. А в случае с ТВ кто-то просто перестраховался. Волею судеб я оказался в Приморье как раз в самую первую волну протестов против повышения пошлин на ввоз иномарок. Программа визита была сверстана задолго до этих событий. В день волнений во Владивостоке я с рассвета выехал в Уссурийск и Находку. Местные новостные программы с утра передали, что я прилетел в Приморье, поэтому народ требовал Фетисова. Я вернулся во Владивосток за полночь. Договорился, что на следующий день на заседании законодательного собрания встречусь с активистами протестующих, переговорю. Наутро мне передали петицию, адресованную президенту и премьеру, в которой говорилось, насколько это повышение пошлин усложнит жизнь огромному количеству людей. Эту информацию я моментально донес до руководителей страны. Знаете, жители Приморья еще очень обижались, что во время прямой линии с Путиным они посылали огромное количество сообщений, но ответа на их вопросы в эфире так и не прозвучало. Хотя я не думаю, что и во всех этих событиях был чей-то умысел. Сегодня информационный мир совсем другой, чем раньше, и скрыть что-либо просто невозможно, эффект от таких попыток будет противоположный.

– Если бы не стали сенатором от Приморья, как могла сложиться ваша карьера?
– Не задумывался об этом. Когда было создано новое министерство спорта, я встречался с Путиным. Предложил ему сохранить агентство, которое бы занималось спортом высших достижений. Я часто говорю, что сегодня большой спорт – это своего рода хай-тек. Профессиональный спорт – это не только менеджмент. Надо знать всю подноготную, чтобы принимать оперативные и правильные решения. Надо уметь взаимодействовать с международными структурами, пользоваться авторитетом. Тем более что мы – страна, принимающая Олимпийские игры и Универсиаду. Но решение было принято однозначное – ликвидировать агентство, которое, на мой взгляд, было спасением всего российского спорта в последние пять лет. Ведомство преобразовали в некую трехглавую структуру, которая даже не знаю, как будет работать. Скоро год, как она создана, а ясности такой нет. Мне было предложено стать заместителем Виталия Мутко, но я отказался. И не в силу амбиций, а в силу заявлений нового министра, который сказал, что все нужно строить по-новому. Значит, надо дать ему эту возможность. Хотя, на мой взгляд, была создана система, соответствующая всем нашим традициям, мировому опыту, и ее надо было только развивать, двигаться дальше.


Как мы хотим обыграть Китай?


– У вас нет ощущения, что спорт – больше не приоритет в России?
– Спорт обязан быть приоритетным направлением. Вспомните, что в первую очередь строили и восстанавливали после войны. Города и стадионы («Лужники», комплекс ЦСКА). Спорт – это сегодня единственная альтернатива всем вызовам улицы: пьянству, наркомании, насилию. И, к слову, Интернету, который проповедует незнамо что. Спорт в школе – вот наше спасение. Нужно гармоничное развитие человека. Ребенок, с детства занимающийся спортом, к 11–12 годам вырабатывает иммунитет к наркотикам. А такой возраст – это, по данным Министерства здравоохранения, как раз тот порог, к которому сейчас спустилась наркомания в школе. Вот я в кризис еще большие деньги направил бы на строительство новых спортивных объектов. Отдача была бы фантастическая!

– У вас есть прогноз, как мы выступим на Олимпиаде в Сочи?
– Прогнозы я никогда не даю. Задача будет понятная: занять первое место в общем зачете. Вы же понимаете, выиграть право проведения Олимпиады и не победить на ней – беда. Китайцы 20 лет планировали свой результат. Неужели вы думаете, что они там каких-то червячков накопали, потом пошинковали их, съели и всех обыграли в Пекине? Они создали серьезную инфраструктуру, стащили всех профессиональных тренеров со всего мира, построили километры дорожек, сотни залов, стадионов. Как мы хотим обыграть Китай, если спорт у нас в свое время попал в подчинение Минздрава?


Анастасия и школьный автобус

– Ваша дочка Настя занималась и теннисом, и плаванием, и конным спортом, однако, как папа, не окунулась с головой в профессиональный спорт. Почему?
– В последнее время она всерьез занялась выездкой, выиграла несколько турниров в Москве. Почувствовав первый вкус победы, она прямо преобразилась, стала усиленно тренироваться. Но как-то поехала на крупные соревнования в Санкт-Петербург, и видимо, атмосфера серьезных стартов, волнение сказались на ней. В душе дочери что-то перевернулось: с одной стороны, она поняла, что надо больше тренироваться, чтобы добиваться серьезного результата, с другой – хочет хорошо окончить школу. А ведь вы понимаете, что с той нагрузкой, которая сейчас дается школьникам, по-настоящему заниматься спортом невозможно. В общем, Настя выбрала для себя учебу. Хотя спорт не бросила – недавно попала в сборную школы по плаванию. Только что вернулась с международных соревнований в Польше. Им выдали форму всем одинаковую, с фамилиями на спине. Я чувствую, как Настя гордится причастностью к команде.

В этом году она оканчивает школу в Москве и поступает в университет. Уже разослала свое резюме и теперь ждет, какие поступят отзывы. Мы с женой не участвуем в этом процессе, она достаточно самостоятельная и взрослая девочка.

– То есть учебу она продолжит за границей?
– Похоже, она готовит нам сюрприз. Мы, конечно, свое мнение высказали, но это будет ее выбор. Вы же понимаете, что ребенок волею судеб родился на Западе. У нее по понятным причинам восприятие жизни немного другое. Ведь и в детстве от дома ее забирал школьный автобус.

Подписаться на новости

Введите Ваш email:
email рассылки



Новости Партнеров

Loading...

Новое на сайте

13:06, 04 Декабря 2016
Бывший вратарь «Спартака» и сборной СССР Анзор Кавазашвили – о голкипере ЦСКА и сборной РФ Игоре Акинфееве
»
11:22, 04 Декабря 2016
Корреспондент Sobesednik.ru побывала на митинге новосозданного движенения «Новая оппозиция» в Москве
»
11:04, 04 Декабря 2016
Родион Газманов рассказал Sobesednik.ru о том, на какие жертвы приходится идти ради в телешоу «Точь-в-точь»
»