00:00, 11 Ноября 2008 Версия для печати

Оксана Федорова: Всегда стеснялась своего роста

Нахожу в себе что-то от Маугли

– Оксана, ваша книга называется «Формула стиля». Почему решили писать именно о стиле, а не об интригах в модельном бизнесе, например?
– Интриги – не мой стиль! Я собираюсь писать о красоте на основе своего опыта, своих переживаний. Истории, конечно, будут. И возможно, читатель увидит в них интригу. Путь к красоте легким не бывает. Но сначала я расскажу об имидже, прическах, макияже. Я запланировала серию книг о красоте. Решила двигаться от формы к содержанию, поэтому начала со стиля.
Идея взяться за книгу возникла года четыре назад. Тогда не так много времени прошло после конкурса «Мисс Вселенная», и был пик моих раздумий о том, что же такое красота. Я пыталась понять, как она влияет на человека, какая на ней лежит ответственность, почему о ней так много говорят, почему становится все больше и больше так нелюбимых всеми конкурсов красоты…

– И тогда вы сравнили женщин с животными?
– О том, чтобы провести параллель между типами женщин и героями книги о Маугли, задумалась позже, когда мы с редакторами уже работали над «Формулой стиля». Мне очень важно было найти изюминку – свое слово для читателя, уже искушенного в области красоты. Не хотелось описывать типы женщин по имеющимся квалификациям, слишком банально. «Груша» или «банан» – таких сравнений миллионы!.. Перечитав книгу Редьярда Киплинга, заметила, что ее герои очень похожи на нас, их характеры можно применить и к стилю.

– Себя вы отнесли к Багире – особе, которая норовит продемонстрировать себя.
– Так и есть, но я нахожу в себе что-то и от Маугли. Как и дамы этого типа, я иногда не люблю продумывать, что надеть. Бывает, схвачу вещь и побежала. В этом случае выручает одежда стиля фастфуд – быстрого применения: когда на ходу натягиваешь лосины, майку, сверху аксессуар. И вперед – город ждет!

– Без какой главы не согласились бы выпустить книгу?
– Когда мы с редакторами устраивали «мозговой штурм» и решали, о чем писать в каждом из разделов, я настаивала на том, что надо уделить внимание осанке. Это каркас стиля женщины. Осанка может быть прямой, как восклицание красоты, или с кривизной, как проблема или вопрос, но именно от нее зависит форма стиля. Совершенно простая вещь может сидеть на человеке так, что от него невозможно будет отвести взгляд, и все благодаря красивой осанке! Раздел об этом был для меня очень важен еще и потому, что я сама по сей день переживаю эту проблему.

– Не сказали – никто бы не догадался.
– Сейчас, конечно, лучше, но когда я первый раз пришла в класс для занятий танцами, Александр Литвиненко (партнер Оксаны по проекту «Танцы со звездами» на телеканале «Россия». – Авт.) посмотрел на меня и сказал: «Да-а, вот так знак вопроса! Такая интересная, высокая, известная, а спина кривая!» А в танцах без правильной осанки никуда. И я стала ее исправлять.
Давно пора было этим заняться: эта проблема была у меня с детства. Я всегда стояла первая по счету на уроках физкультуры и стеснялась своего высокого роста. Это сейчас высокие девочки – модно, а тогда были иные стандарты.

– Каблуки не носили?
– Носила. С детства. Были случаи, когда мы с мамой носили одну обувь на двоих – 41‑го размера. Правда, у нее нога была чуть-чуть шире, и мне приходилось подкладывать в носки туфель вату. Я иногда носила ее обувь, так как не всегда была возможность что-то для себя купить, а у мамы, естественно, вся обувь была на каблуках. И я к ним привыкла настолько, что, когда надевала что-то на плоской подошве, мне было неудобно. Из-за этого спина и испортилась – нельзя все время ходить на каблуках! Но сейчас мое отношение к ним изменилось. Года три назад, когда я только познакомилась с мужем и приехала к нему в Германию, первое, что мы сделали – это купили мне кроссовки. Мы катались на велосипедах, много гуляли, а ходить по брусчатке на каблуках ежедневно было невозможно. Сейчас я надеваю каблуки только в крайних случаях: если мне надо идти на важное мероприятие или просто хочется на них походить. В повседневной жизни их не ношу.

Таскаю куски с тарелки мужа

У Оксаны звонит телефон. «Hello, Филька! – говорит она. – O, my Филька! I have an inter­view» («Я на интервью». – Авт.). Ее голос становится тут же нежным, воркующим.
– Вы называете Филипа Филькой? – спрашиваю я, когда Оксана кладет трубку.
– Да, в разговоре с ним, не за глаза. Мы познакомились в Австрии. Организатор показа не смог меня проводить в аэропорт и попросил позаботиться обо мне своего друга. Им и оказался Филип.

– Чем он вас покорил?   
– Покорить меня сложно. Да в общем-то и не нужно. Я против покорения. Человек должен оставаться личностью. Когда он покорен, у него нет свободной воли. А мы с ним – свободолюбивые личности, каждый со своим мнением. Я бы сказала по-другому: Филип мне просто понравился.

– Чем же?
– Взглядом. У него удивительные голубые глаза… Его взгляд пронзил меня до глубины души! Он у него очень целенаправленный. Взгляд уверенного в себе человека, победителя. А когда мы стали общаться более близко, он поразил меня свободолюбивым отношением к жизни. Филип – раскрепощенный, расслабленный, не зажатый. Нам, русским, этого очень не хватает. Мы все время немножко в напряжении, не можем раскрыться на сто процентов. Все время размышляем: а что же подумает тот-то и тот-то. Его внутренняя свобода помогает и мне быть увереннее в себе. Кроме того, Филип – душа компании. Умеет общаться, находит общий язык с каждым. У него очень хорошее чувство юмора.

– Он может над вами подшутить?
– Конечно! Постоянно это делает! Например, мы договорились, что он прилетит в Москву такого-то числа, я собираюсь его встречать, как вдруг он звонит: «Знаешь, самолет отменили. Я не лечу!» Естественно, я начинаю переживать, но минуту спустя слышу: «Да ладно, я пошутил!» И каждый раз я верю. Знаю, что будет разыгрывать, но все равно попадаюсь на эту удочку.
Он уже достаточно хорошо меня изучил… Если мы в ресторане, я всегда заказываю только овощи, а он – плотную пищу, например картошку. И когда приносят блюда, я свое не ем, а таскаю куски с его тарелки. Так что теперь он всегда заказывает два плотных блюда, говорит: «Я же знаю, что ты, хоть и берешь траву, потом все равно ешь мою картошку!»
измену простить могла бы, но...

– В одних СМИ писали, что ваш муж – бизнесмен, в других – что он студент-медик. Где же правда?
– Правда в том, что мой муж оканчивает медицинский институт. Он старше меня на два года, но до сих пор учится, потому что брал два года академического отпуска, путешествовал по миру, набирался опыта. Жил в Лос-Анджелесе, Лондоне, учился в Школе кино и телевидения в Нью-Йорке, но быстро понял, что это не его. У него очень хороший типаж для кино, есть данные, но он слишком свободолюбивый, а в кино человек очень зависим. От всего: от режиссера, от других актеров, от обстоятельств, от роли. А Филип хочет сам что-то делать.
Вот сейчас, например, мы с ним хотим начать совместный бизнес – производство биологически активных добавок. Филип раньше работал с отцом – революционером в области ортопедической хирургии, а сейчас открыл свою линию. Его отец специализируется на производстве добавок, направленных на профилактику артроза, а мы хотим выпускать таблетки, повышающие иммунитет в целом: улучшающие пищеварение, мозговую деятельность и т.д.

– Вы сами их пробовали?
– Конечно, но дело в том, что я не очень люблю таблетки как таковые, потому что забываю их принимать. Выпью, только если мама положит их передо мной на стол. Филип же постоянно принимает биодобавки. Например, спирулину – очень полезную микроводоросль, богатую белками, микроэлементами и витаминами. Попринимает ее месяц, потом берется за другой препарат. Филип не может без биодобавок, потому что любит не очень здоровую пищу – такую, как гамбургеры, например – и надо восполнять нехватку витаминов в организме.

– Филип живет в Германии, вы в России. Где планируете осесть в будущем?
– Пока не думали. Филип не знает, где будет работать: в Лондоне, в Берлине или в Мюнхене. А пока мы видимся каждые две недели. Он приезжает сюда, либо я – туда. Он был на презентации моей книги. Приезжал вместе со своей мачехой – Светой, индианкой по национальности. Ее так назвал отец, он работал с русскими специалистами в Индии.
  – Вы упомянули о том, что оба любите свободу. Это помогает не ревновать друг друга?
– Конечно, мы ревнуем друг друга, но он никогда этого не показывает! Считает, что ревность – это дурной тон. Я как-то его спросила: «Филип, а как тебе то, что я – известная личность? Нет комплексов по этому поводу?» Он ответил: «Единственный комплекс, который у меня есть, связан с тем, что я не могу играть на рояле так же виртуозно, как мой друг!»
К моей публичности он относится с пониманием, потому что сам одно время был известен: 12 лет работал моделью. А я в начале наших отношений ревновала его очень сильно. Обрывала телефон, надоедала расспросами. Если он обещал позвонить и не звонил, места себе не находила. Работать не могла. Такое поведение свойственно нам, русским женщинам. Нам важно быть замужем, чтобы муж всегда дома был… А потом в какой-то момент я поняла, что ревность – разрушающее чувство, прежде всего для человека, который его испытывает. Если мы любим друг друга, нужно друг другу доверять. Ведь проверить я ничего не могу. И на этом все проблемы закончились.

– Вы смогли бы простить ему измену?
– Наверное, да. Думаю, в жизни нет ничего, что нельзя было бы простить. Но, мне кажется, отношения в этом случае не сохранились бы, потому что кольцо, которое защищает союз, уже разорвано.

– Производите впечатление человека правильного, интеллигентного. А накричать на кого-нибудь можете?
– Делаю это ежедневно. В основном достается моим близким: мужу, родителям, помощникам по работе. Мой директор принимает все удары на себя. Он иногда шутит: «Тебя уже все боятся, по углам разбегаются!»

– В 2002 году вы защитили диссертацию, преподавали в университете МВД, служили в органах. (Сейчас Оксана Федорова – телеведущая, актриса, писательница, модель, посол ЮНИСЕФ.) Какие у вас есть еще скрытые таланты?
– В 13 лет я хорошо играла на гитаре. Научилась этому благодаря любви к одному парню. Он жил в деревне, был старше меня и прекрасно играл на гитаре. Однажды он показал мне, как перебирать струны, и я захотела научиться. В музыкальной школе проучилась 2 года, но не закончила – усидчивости не хватило. Больше всего любила петь под гитару песни Вероники Долиной. Особенно «Серую шейку» и «Сон ребенка». А еще Розенбаума. Сейчас играю редко, когда плохое настроение.
Что касается остальных моих умений, о которых всем известно, то я могу все, но ничего в совершенстве. Это я так шучу. Одно могу сказать точно: почти все, что я хотела, уже осуществилось.

Подписаться на новости

Введите Ваш email:
email рассылки



Новости Партнеров

Новое на сайте

07:06, 08 Декабря 2016
Sobesednik.ru выяснил причины восприимчивости к погодным переменам и временам года
»
06:07, 08 Декабря 2016
На канале «Россия 1» завершается работа над сериалом о советских дипломатах «Оптимисты», узнал Sobesednik.ru
»
00:03, 08 Декабря 2016
Тринадцатое послание президента Федеральному собранию длилось 69 минут и 10 раз прерывалось аплодисментами
»