00:00, 14 Октября 2008 Версия для печати

Морской разбой

На абордаж!

На карте мира есть несколько горячих точек, где в XXI веке процветает пиратство: в первую очередь это Малак-кский пролив, разделяющий Малайзию и индонезийский остров Суматра; западная часть Африки – территориальные воды Нигерии, Сенегала и Анголы; Аденский залив (Сомали); Карибское море.

Пираты, нападающие на суда в Малаккском проливе и Южно-Китайском море, чаще всего ограничиваются банальным грабежом – их интересуют судовая касса, кассовые лотки и личные вещи экипажа. Иногда азиатские пираты похищают суда, чтобы потом перепродать – увы, судьба членов экипажа в этом случае может быть трагической. 10 лет назад в Тайваньском проливе пираты захватили китайский сухогруз и убили всех членов экипажа. Цена 23 жизней – 300 тысяч долларов, которые убийцы получили, продав судно.

У пиратов, орудующих на западе Африки, свой почерк: их не интересуют грузы и плавсредства, они похищают членов экипажа, чтобы потом перепродать, что называется, поголовно.

И лишь пираты, промышляющие в районе Африканского Рога (северо-восток Африки), нападают на суда в расчете на выкуп. Уникальность этого пиратства в том, что бандиты имеют возможность уводить захваченные суда в свои бухты и держать их там сколько угодно, дожидаясь, пока судовладелец раскроет кошелек. По данным компании Risk Intelligence, занимающейся оценкой рисков судоходства от пиратства, терроризма и преступной деятельности, в среднем сомалийские пираты удерживают судно 4 недели (однако известны случаи, когда плен длился больше полугода), получая за каждое захваченное плавсредство около 1 миллиона долларов выкупа.

Выглядит нападение практически так же, как и 200 лет назад, с поправкой на технический прогресс. Судно-жертву догоняют на 2–3 маленьких быстроходных лодках и берут на абордаж, подходя к нему вплотную. Излюбленная и самая легкая добыча пиратов – небольшие суда с низким бортом, на который, обладая известной ловкостью, они забираются за секунды по веревочным лестницам. Иногда их удается сбить водой из брандспойта, но, чтобы избежать этого и напугать команду, вооруженные до зубов разбойники (по данным той же Risk Intelligence, джентльменский набор сомалийского пирата – это автомат Калашникова и гранатомет, как правило,
РПГ-7) обстреливают судно. Все, что может сделать в такой ситуации корабль-жертва – маневры и увеличение скорости.

Долгие годы самым опасным морским путем в мире считался Малаккский пролив. В этой части света морской разбой – вековая традиция, что-то типа местного народного промысла. Развитого, однако, настолько, что в июле 2005 года британский страховой синдикат Lloyd’s признал Малаккский пролив зоной повышенной опасности, связанной с угрозой боевых действий и атак террористов. Правительство Индонезии наконец взялось наводить в своих водах порядок, и уже через год Lloyd’s отменил свое решение. В последние годы пиратство в Малаккском проливе стало локальным – на иностранные суда там нападают нечасто.
Зато на них открыли охоту сомалийские пираты.

Сомалийский феномен

Главный редактор сетевого издания «Морской бюллетень – Совфрахт» Михаил Войтенко следит за деятельностью современных флибустьеров уже 10 лет – он крупнейший в России эксперт по пиратам. Ситуацию с сомалийскими пиратами он считает своего рода феноменом: мировому судоходству угрожает пара сотен оборванцев, о которых еще недавно никто ничего не слышал. Аденский залив, где они орудуют, не входил в число горячих точек Мирового океана, несмотря на торговую значимость. Это Великий шелковый путь современности – все, товары из Китая, Юго-Восточной Азии и Персидского залива в Европу, везут именно через Аденский залив. В том числе и нефть. И вот теперь в этом «хлебном» месте завелись стаи «пираний».  

И завелись они, считает Михаил Войтенко, не без помощи со стороны:
– Начиная с 2004 года мы наблюдаем не только всплеск активности сомалийских пиратов, но и качественно иной уровень пиратства. Это не просто банды из прибрежных деревень, это отлично налаженный бизнес. Пожалуй, единственный прибыльный бизнес во всем Сомали, если не считать дележа гуманитарной помощи. Но его заправилы сидят не в Сомали, а как минимум в Кении, а также в странах Персидского залива, в Великобритании и Канаде. В Сомали безвластие, нет никакой экономики, при этом географически страна расположена идеально, а уровень жизни там таков, что желающих пойти в пираты  выше крыши. Какие-то «умные» головы все просчитали и организовали первые нападения. Они совершались по наводке: судов в Аденском заливе много, но пиратов интересовали лишь те, что были удобны для захвата с технической точки зрения и принадлежали европейским судовладельцам, которые дорожат экипажем и могут заплатить за него серьезный выкуп. Деньги передавались в третьих странах, после этого посредники делали телефонные звонки, и суда отпускали. То, что сейчас творится в Аденском заливе, беспрецедентно: пираты начали действовать самостоятельно, нападают на все, что оказывается в  поле их зрения, в переговорах порой не используют посредников, задирают суммы выкупов.

Сомалийцев по-прежнему не интересует груз – если повезло захватить что-нибудь ценное, они лишь поднимают сумму выкупа. Однако в отношении Faina эксперты все-таки подозревают наводку именно на груз и считают, что «виновника торжества» надо искать среди чиновников в правительстве Кении, которой предназначалось оружие, перевозимое Faina.

Морской бой – стрельба по воробьям?

Пиратство – явление с многовековой историей, и долгое время к нему относились как к бандитизму, мелкому и не очень. Но современное пиратство, по мнению специалистов, нечто иное не только качественно – это серьезная угроза мировой экономике. Сомалийские пираты в последнее время делают попытки захвата контейнеровозов – тех, что следуют из Азии, где производится все, в Европу, где все потребляется, с товарами на миллиарды долларов.

8 сентября сомалийцы напали на малайзийский контейнеровоз Bunga Seroja Sato, 3 октября совершили очередную попытку, атаковав тайваньское судно, – к счастью, она провалилась. Но если однажды захват пиратам удастся, это будет, возможно, ограбление века: по словам Михаила Войтенко, груз позволит пиратам одеть, обуть, воткнуть в уши по плейеру и дать в руки по ноутбуку каждому жителю Сомали.

Еще большую тревогу внушают попытки индонезийских пиратов захватить супертанкер. Судно с 250–300 тысячами тонн нефти в руках пиратов, которых подозревают в связях с террористической группировкой «Абу-Сайяф», – недетская игрушка: одна лишь угроза взрыва такой мощности означает закрытие Малаккского пролива, а это  мощнейший удар по мировой экономике. О возможности таких акций не раз предупреждали международные эксперты по безопасности.

председатель украинского отделения международной организации «Миссия – Мореплавателям» Александр Сорокин возмущен бездействием мирового сообщества:
– Если после событий 11 сентября многое изменилось в законодательстве в отношении требований безопасности наземного и воздушного транспорта, то почему мы не можем сегодня сказать, что повышенные стандарты должны применяться и в части безопасности мореплавания?

Капитан дальнего плавания Владимир Ланг, президент морского агентства «Адриатика-Бриг», считает военный контроль в опасных водах единственным реальным способом прекратить пиратский беспредел:
– Как боролись с пиратами в XVII–XIX веках? Военные корабли искали пиратские, преследовали их и уничтожали. Пиратство достигло неимоверных масштабов, потому что все пустили на самотек. Платят выкупы – и до свидания. Есть Совет Безопасности ООН, есть хотя бы то же НАТО – они давно должны были обратить внимание на опасные районы, направить туда сторожевые корабли и взять все под контроль.
Однако большинство специалистов считают силовое решение проблемы пиратства стрельбой из пушки по воробьям. Истреблять базы пиратов? У них нет баз. Уничтожать плавсредства? Это маленькие лодки, которые легко купить снова. К тому же пираты берут с собой сети и при необходимости выдают себя за рыбаков, а что с оружием – так, сами знаете, кругом разбойники. Брать пиратов в плен? В сентябре датский военный корабль HDMS Absalon захватил 10 сомалийских пиратов, а потом был вынужден отпустить их, лишь отобрав оружие. Куда их везти? Где содержать? Кто должен их судить?

– Окончательно с сомалийским пиратством может покончить только твердая рука в самой Сомали, которой сейчас нет, – предполагает Михаил Войтенко. – Когда в 2006 году к власти там пришел «Союз исламских судов», пиратство практически прекратилось – до тех пор пока исламистов не свергли. В ситуации с последними захватами судов меня больше всего поражает отсутствие у мирового сообщества механизма быстрого реагирования в экстренных ситуациях. Пираты захватили судно с оружием, а все разводят руками – куда ни ткни, везде пробелы. Нет даже юридической базы для борьбы с пиратами. Силы коалиции, присутствующие в зоне конфликта, занимаются ими постольку-поскольку – они там с другой целью, их интересует Ормузский пролив, через который проходит 40 процентов глобального экспорта нефти. В настоящий момент в наведении порядка в Аденском заливе заинтересованы все страны мира, получающие товары морем. Они должны скоординироваться, разделить залив на участки и наладить патрулирование – тогда с пиратством можно будет покончить за пару месяцев. Давно пора отбросить дурацкие амбиции и понять, что мы все – в одной лодке.

Подписаться на новости

Введите Ваш email:
email рассылки



Новости Партнеров

Новое на сайте

00:02, 09 Декабря 2016
Обозреватель Sobesednik.ru Владимир Кара-Мурза-старший – о спорном телевыступлении Татьяны Навки в концлагерной робе
»
22:08, 08 Декабря 2016
Sobesednik.ru выяснил, исходя из каких критериев следует выбирать санки для катания детей зимой
»
21:04, 08 Декабря 2016
Как вернуть деньги, ошибочно отправленные на чужой номер, выяснил Sobesednik.ru
»