00:00, 05 Августа 2008 Версия для печати

Илья Лагутенко: Могу выращивать сою и воспитывать детей

Отказник

– На днях вы отказались участвовать в празднике одной крупной газеты, хотя заявлялись на нем хедлайнером. Вас внезапно возникшая там «Единая Россия» отпугнула, это протест против партии Путина?
– Дело не в этом. Разборки со спонсорами – последнее дело. Просто выступление нескольких «живых» групп на одной сцене связано с большими техническими трудностями. Когда люди тебя уверяют, что все будет, как надо, а в последний день выясняется, что это не так, становится обидно. Одно дело, когда под политическим соусом готовится красивое шоу, тогда еще ладно. Но когда не предоставлено ничего из обещанного... Как вспомню эту убогонькую сценку… У нас в регионах сейчас лучше подходят к организации таких действ. Уже не 1997 год, когда мы выезжали на свои первые гастроли. Тогда нам говорили, что в стране нет этого и того, а из-за границы везти дорого. Сейчас у нас есть самые высокотехнологичные вещи, которых еще в Европе поискать, и можно сделать шоу лучше, чем у Мадонны… Просто этим нужно заниматься!
– Тогда почему вы накануне выбрали для выступления клуб «Б1», а не более масштабные «Лужники» или «Олимпийский»?
– Мы и не думали, что вокруг нашего концерта будет ажиотаж. Мы нередко появляемся в Москве: прошлым летом, например, выступали в Коломенском, где собрались около 40 тысяч человек. То есть не было такого, чтобы мы не выступали 10 лет…
– Думаете, не собрали бы большую площадку?
– Мы о ней даже не размышляли, были заняты исключительно подготовкой песен к альбому. И какого-то большого действа в его поддержку в столице, честно говоря, пока и не планировали.
– Вы странный… Другие из любого повода делают событие. А вы лишний раз заработать не стремитесь.
– Было бы хорошо, конечно, зарабатывать на каждом поводе. Но для этого нужно быть очень расчетливым предпринимателем. А у меня и моих друзей по группе эта жилка, наверное, не так развита.

Защитник уссурийских тигров

– Месяц назад в Вашингтоне вы встречались с Харрисоном Фордом…
– Да, на конференции, посвященной созданию так называемой тигриной коалиции. Я уже много лет являюсь попечителем фонда «Амур» – эта организация занимается проблемой сохранения уссурийского тигра в дальневосточной тайге. В Приморском крае еще неплохая ситуация. Основная проблема – браконьерство, уничтожение лесов. А в Индии, где на первом плане конфликт человека и тигра, который нападает, когда нарушается среда его обитания, дело обстоит хуже.
– Ваш интерес понятен – вы выросли на Дальнем Востоке. А Форду что за дело до полосатых?
– Все знают, что Харрисон Форд – Индиана Джонс. Он много лет ведет природоохранную деятельность. Думаю, вместе мы в следующем году сможем провести в Приморье тигриный фестиваль с участием артистов не только из России, но и из Индии, Китая…

Переводчик

– Вы когда-нибудь чувствовали нехватку мужского воспитания? Ведь ваш папа умер, когда вам было полгода, и растила вас бабушка.
– Еще растил и дедушка, и я ему за это глубоко благодарен. Он воспитатель от Бога. Моя мама, я, мой сын выращены им, мы получили от него очень много. Сам он был интеллигентный, образованный человек. Благодаря ему в школе я был одинаково хорош как в физике, так и в английском языке.
– Окончив институт, вы работали переводчиком…
– Да, я закончил восточный факультет Дальневосточного университета. У нас всегда было очень ревнивое отношение к тому, как это называется. Восточные факультеты можно было пересчитать по пальцам одной руки, и все мы горды, что закончили его. Прекрасно помню, как один из преподавателей сказал: «Выпускников нашего факультета можно найти везде – в Министерстве иностранных дел и среди клоунов цирка». Я, вероятно, выбрал дорогу поближе ко второму (смеется).
– И все-таки вы довольно долго были далеки от музыки.
– Да, когда я был подростком, играл в муми-тролля. Другого слова не могу подобрать – никогда в жизни не думал, что это может стать такой большой частью моей жизни – и работой, и ответственностью за других людей, и, если хотите (закатывает глаза), вкладом в культурную сокровищницу. Будучи обычным советским школьником, я воспитывался на стереотипах: школа, университет, армия, работа. Все это я прошел. И понимал: чтобы работать в ВИА, надо было выбирать другие университеты. Ничто не говорило, что я пойду таким путем.
Вся официальная музыка была мне чужда, я не находил в ней ничего интересного. Зарубежные рок-группы трогали, но казались фантастикой, из другой реальности. И только когда впервые услышал записи «Кино», «Аквариума», во мне стала крепнуть мысль, что есть люди, которые занимаются тем же самым, о чем мечтаю я. Но я все равно не думал, что это произойдет и со мной. Это тоже было далеко: где-то в Петербурге, но не во Владивостоке. У нас в городе все были рыбаки и моряки – так и надо было видеть свою судьбу. Или переводчик – вполне владивостокская могла бы быть профессия.
– Если бы не что?
– Так все и было: я работал и переводчиком, и экскурсоводом. Участвовал во множестве бизнес-мероприятий – от строительства кирпичного завода до возведения атомных электростанций. Прекрасно разбирался в терминологии, часто даже приходилось брать какие-то решения в переговорах на себя. Терпеть не могу, когда люди долго разговаривают ни о чем. Но все эти мои работы – и продажа греческой чечевицы в Приморском крае, и работа в инвестиционных корпорациях лондонского Сити – не принесли мне ни морального, ни материального удовлетворения. Даже самого малого. И как только подвернулся шанс выпустить в России нашу пластинку, я им воспользовался.

Реалист

– Быстро вышли на Шульгина, который первым в вас поверил?
– Велись переговоры со всеми действующими в то время представителями шоубизнеса. В том числе с Александром Шульгиным, у которого были ресурсы, чтобы продвигать артистов своего лейбла. На тот момент это Валерия, группа «Мечтать», Олег Митяев. Он хотел участвовать везде по чуть-чуть. Долго мы контракт не обсуждали – я понимал, что никто не предложит мне волшебных условий. Заранее знал, что это будут очень трудные для отработки позиции, но я на все это плюнул. Поэтому, наверное, у нас и не было громкого развода – я прекрасно понимал, на что мы идем, зачем и как с нами будут обходиться. И поверьте, первые несколько лет с нами обращались ужасно. Это вообще были лихие 90-е, когда людей убивали просто так. По сравнению с этим обман на деньги не столь трагичен.
– «Восьмерка» – ваш восьмой альбом. Отводите себе на сцене какой-то срок?
– То есть буду ли я, как Мик Джаггер, в 60 лет скакать с микрофоном? Судьба свела меня со многими артистами, которых я очень люблю. И Мика Джаггера, и Брайана Ферри, и Саймона Ле Бона – всех я встречал лично, со всеми общался.
Когда видишь этих людей, понимаешь: они остаются на сцене не потому, что им очень надо или жизнь заставила… Ты или хочешь и получаешь наслаждение, или нет. Поэтому если через 20 лет мне это будет интересно, то да. А если вдруг за следующие 10 лет все переменится и я заведу себе большое поле, на котором стану выращивать сою, воспитывать детей, а на закате писать картины, то, наверное, на сцене вы меня не увидите.

Фаталист

– Вы говорили, что, если бы хотели стать одним из первых на Западе, стали бы. Так в чем же дело?
– Нужно даже не захотеть, а создать ситуацию… С одной стороны, это возможно. С другой – хочется оставить время себе самому. Я ведь не просто так говорю про цветочки и детей. На данный момент земной шар не готов слушать песни на русском языке. Как и на китайском или испанском… То, что я делаю, на других языках несколько теряет свой шарм, который лично мне нравится. Я получаю от этого незабываемое наслаждение.
– А от выступлений на закрытых вечеринках у олигархов? Деньги? Престиж?
– Сегодня есть люди, которые являются поклонниками артистов и платят им за выступления громадные деньги. Считайте, что они просто покупают себе билет на концерт, потому что, условно говоря, не хотят идти толкаться. Честно говоря, я сам иногда не хочу идти на своих артистов в большие залы, потому что там все неудобно, старо и воняет.
Но поверьте, корпоративы скоро всем наскучат. Правда, сейчас западные артисты в очереди стоят приехать в Россию. И даже мои телефоны обрывают агенты кого хотите – от Scorpions до Led Zeppelin.

Сводник

– С просьбой познакомить?
– Да, с просьбой сделать им тур в России, организовать частные вечеринки.
– Получается, по сравнению с этими пати ваши гастроли в глубинку – благотворительность?
– Это просто честное общение со зрителем, которого я не чураюсь. Многие артисты рыдают: «Ну почему я должен опять ехать в Брянск, выступать в этом же разваливающемся ДК?» Это вопрос к местным властям, а не к людям, которые там живут и по несколько лет ждут встречи с каким-то артистом. Эмоции зала не купишь никакими деньгами. Это то, что действительно остается в памяти и делает впрыск в будущее творчество.
– В «Восьмерке» вы впервые выделяете любимую песню…
– Это «Поспи, рок-н-ролл». Многие говорят, что не слушают свои песни, а я слушаю. Не так много хорошего есть из того, что можно послушать (смеется). Альбом – 21 песня – уже несколько месяцев как готов. И только производственный процесс оттягивает встречу слушателей с ним. У меня есть возможность наслаждаться песнями уже сейчас. Когда слушаю песню «Поспи, рок-н-ролл», думаю, что в ней я превзошел самого себя.

Открыватель Земфиры

– А как продюсер какой свой проект считаете наиболее успешным?
– Я себя не ассоциирую с профессиональным продюсером. Все, где мне доводилось работать – это первая пластинка Земфиры, группы «Сегодня ночью», «Туманный стон». У всех артистов разная судьба, и зависит она не от альбома, а от личных качеств.
Сейчас я увлечен проектом «Кач», которым и займусь как продюсер после выпуска «Восьмерки». Для широкого круга слушателей это радикальная концепция. Перед нами стоит задача сохранить радикальность при отсутствии ненормативной лексики и облечь это в убедительную жесткую музыкальную форму.
– Честно говоря, думала, что вы больше захотите говорить о Земфире.
– Я абсолютно не удивляюсь ее последним работам – они больше подходят Земфире, чем первые альбомы. Думаю, то, что она делает сейчас, она хотела делать и тогда, но не позволяло отсутствие опыта, давление авторитета товарищей…
– Вы не давали?
– Первый ее альбом вышел таким, каким слышал ее песни я. Моей задачей было ликвидировать в Земфире Лайму Вайкуле. Ресторанщина присутствовала в связи с техническими условиями, в которых она тогда находилась. Сидеть дома и подбирать на синтезаторе песни было, конечно, сложновато. Сейчас ситуация изменилась, все доступно нажатием одной клавиши. И теперь Земе, наверное, советчики не нужны.

Актер

– Вы попробовали себя в актерстве («Ночной Дозор», «Похитители книг», «День радио»), но чем-то лицедейство вас, похоже, не устроило?
– Актерская работа – тяжелый хлеб. Нужно быть очень хитрым лисом, чтобы сделать так, как ты хочешь, и обвести вокруг пальца сценаристов, режиссеров, продюсеров… Музыка мне ближе: сам придумал, сам записал и выпустил. У меня есть история. Один мой приятель который год снимает фильм «Genera-
tion П» по Пелевину. По его просьбе я написал саундтрек – песня «Гори. Это все» вошла в альбом «Амба». Она была записана два года назад, выпущена год назад. А где фильм? То съемки прекращают, то продюсеров меняют, то новых актеров нанимают. Я уже не знаю, увидим мы это кино или нет, а песня давно живет.

Искатель

– Недавно вы женились на модели Анне Жуковой (предыдущий брак продлился 10 лет). Но последние годы вас видели со многими девушками. Так вы скорее ветреный человек или однолюб?
– Это все домыслы ваших коллег. Самое простое – сделать фото и пришпилить к нему свою историю любви. Я читал громадное количество не имевших места в реальной жизни историй о себе и других людях. Разбираться с писаками мне неинтересно. Вот наш предыдущий президент хорошо высказался: «Не нужно совать гриппозные носы в личную жизнь политиков». Я бы приписал сюда: «и музыкантов».
В двух словах – я думаю, у меня все сложится. Как в музыке – воплотилась детская мечта, так, надеюсь, смогу реализовать и мечту о хорошей дружной семье. На сегодняшний день мы с Аней друг в друге уверены и идем навстречу светлому будущему…

Подписаться на новости

Введите Ваш email:
email рассылки



Новости Партнеров

Новое на сайте

17:04, 03 Декабря 2016
Sobesednik.ru выслушал историю женщины, которая в пенсионном возрасте реализовала себя в сфере туризма
»
14:34, 03 Декабря 2016
Кинообозреватель Sobesednik.ru – о драматическом фильме «Планетариум» Ребекки Злотовски
»
13:23, 03 Декабря 2016
Sobesednik.ru провел день в одной из воинских частей дивизии в Чебаркуле и посмотрел, как живут солдаты
»