23:16, 13 Декабря 1901 Версия для печати

Шестой год мальчик ухаживает за своей мамой

«Не знаю, куда деваться от боли»

Любовь Ситало не знает, почему прикована к кровати. Этого не могут сказать и врачи. В 1993 году у нее вдруг стали болеть ноги, будто на них надели тяжелые оковы. Потом начались проблемы с позвоночником. Любови сделали операцию – скрепили позвонки металлическими скобами. После этого она слегла. Как оказалось, навсегда.
А раньше Любовь Константиновна Ситало была соцработником. Хорошим, неравнодушным – и в жару, и в мороз, и по непролазной грязи ходила по дальним селам. Носила в тяжеленном рюкзаке продукты одиноким бабушкам, искала для бедных семей холодильники по спецценам и другие придметы обихода . Она многим казалась странной, потому что… любила свою работу. Ей было в радость бегать по этим своим бабулькам, которые ждали ее, как родную дочь.
Теперь к ней самой приходит соцработник. И Любовь Константиновна радуется ему, как родному.
Она не в состоянии ходить, сидеть и даже лежать на спине – может только на животе, как грудничок, который учится держать головку. Так меньше болит. А больно ей почти постоянно, если не пить сильнейшие лекарства. На локтях – мозоли от дивана. Все, что Любови Константиновне видно с кровати – кусок неба и калитка. И радости в ее нынешней жизни очень простые. Например, когда в эту калитку входит сын.
Бывший соцработник Любовь Ситало почему-то думает, что в случившейся с ней беде виновата она сама:
– Что человек сеет, то и пожинает. Значит, кому-то я сделала очень плохо, может быть, не ведая того. Потому и задаю себе вопрос: зачем живу на этом свете? Не могу больше. Иногда не знаю, куда от боли деваться.
Она плачет. Соседка баба Тома, заглянувшая в этот момент проведать ее, укоряет:
– Любонька, нельзя так говорить. Не будет тебя – к кому Ромка твой будет спешить?

«Мама сливы хочет. Помогите выбрать…»

Ромка мечтал стать ветеринаром. Но в Рыбинске, из которого можно каждый день ездить домой в Песочное, на ветеринаров не учат, только в Ярославле. Любовь Константиновна настаивала, чтобы сын поступал, была готова перебраться в дом инвалидов, но Рома – ни в какую. Поступил в Рыбинский авиационный колледж.
В Песочинской школе рассказывают, что когда Любовь Константиновна заболела, Рома – веселый и шумный шестиклассник – повзрослел в один миг.
– На операцию осенью 2001 года Любовь Константиновна шла хоть и плохо, но своими ногами, – вспоминает Наталья Коновалова, бывший классный руководитель Ромы. – Через полгода из больницы ее привезли уже на носилках. Видимо, она чувствовала, что не поднимется, и стала сына ко всему приучать. Рома после занятий сразу бежал домой, маму кормить. Маленький был, подходил: «Наталья Леонтьевна, на рынке сливы, наверное, уже появились. Поможете выбрать? Я сам не смогу, а мама сливы хочет…»
Еще мама любит абрикосовое варенье и борщ – их Рома тоже научился готовить. Каждые выходные он устраивает генеральную уборку, потому что мама не переносит пыль. Воду таскает из колонки, водопровода в доме нет.
В их маленькой однокомнатной квартирке – старенькая мебель и пузатый холодильник «Днепр», а стены такие тонкие, что слышны разговоры соседей. Когда два года назад Любовь Ситало, уже давно прикованную к кровати, перевели со второй группы инвалидности на первую, она, страшно сказать, обрадовалась – пенсия подросла, а значит, Ромка сможет что-то купить и для себя. Парню одеваться надо. Сейчас они с сыном живут на шесть тысяч рублей в месяц. Их, конечно, не хватает…
– Однажды в сочинении о маме Рома написал, какая она мудрая, все может, все знает наизусть, как она ему помогает, – вспоминает учитель русского языка и литературы Нина Козакова. – Я читала и плакала.

Ради сына ушла в уборщицы

Рома – второй ребенок Любови Ситало. У старшей дочери Тани давно своя семья, она живет на Украине и маме, когда может, присылает денег, иногда приезжает в гости. Дочку Любовь Константиновна родила в 18 лет, на второго ребенка решилась только в 37.
– Врачи вокруг меня, как возле атомной бомбы, кружили: в таком возрасте рожать! – вспоминает она. – Я им сразу сказала: «Мое дело. В конце концов, мне мучиться». Рожать не боялась. И слава Богу, что родила!
Когда появился Ромка, Любовь Константиновна работала монтажницей радиоаппаратуры, моталась в командировки по военным полигонам. Сына брала с собой, пока могла. А потом пришло время отдавать его в детский сад, и Любови Константиновне пришлось уйти из монтажниц в уборщицы, чтобы быть рядом.
Она и мужа бросила ради сына – тот пил, не самый лучший пример для мальчика. Рядом были и другие мужчины, но крепкого плеча ей так никто и не подставил.
Плечо подставил сын. Но сама Любовь Ситало его героем не считает, говорит: ребенок ухаживает за больной матерью – что же тут выдающегося?
– Да, Роме тяжело, но это не смертельно, бывают ситуации гораздо сложнее нашей, – объясняет она. – Он приходит в тепло, у него есть кусок хлеба. Я в 15 лет уехала из дома учиться и больше не вернулась. А Роме скоро 19, и возле него есть мама. Хоть
такая…

от автора

Любовь Ситало не просила меня обращаться за помощью к читателям «Собеседника», но я точно знаю: в трудную минуту ей помогут как минимум ваши письма со словами поддержки. Пишите на адрес «Собеседника» с пометкой «Для Любы и Ромы». Я обязательно передам письма Любови Константиновне и ее сыну.

9552
Новости Партнеров
comments powered by HyperComments