00:00, 08 Апреля 2008 Версия для печати

Конец света временно откладывается

Пещерные люди

Овраг на окраине села, что в 160 километрах от Пензы, с виду ничем не примечателен. Но один его склон уже несколько месяцев оцеплен милицией, а на другом постоянно дежурят десятки журналистов. Этот овраг прозвали Погановкой, после того как для 38 сектантов он стал последним пристанищем перед концом света. 1 ноября прошлого года они затворились в самолично вырытых здесь пещерах, с тем чтобы не выйти до апокалипсиса, который, по их расчетам, должен грянуть на Пасху.
Но сейчас в пещерах остаются всего 11 человек. Остальные вышли в конце марта, когда подземные «кельи» стала затапливать и рушить весенняя оттепель. Они продолжили затвор в домах. А пещеры остались под оцеплением и присмотром местной администрации, которая все эти месяцы убеждает затворников выйти.  Хотя прошлым летом даже обитатели села не придали значения тому, что в овраге начались какие-то земляные работы.  Местный житель Петр Кузнецов собрал в Погановку «верующих» и заставил копать здесь спасительные пещеры.
– Петра и семью его мы с детства знали – нормальные были люди, – рассказала соседка Кузнецовых Татьяна Антоновна. – Петр потом уехал в Пензу учиться, там работал. И вдруг вернулся в Никольское, поселился с какими-то женщинами. Потом еще новых привозил из разных мест: с Украины, из Белоруссии. Чудные они были, что-то говорили про Антихриста.
Антихриста сторонники Петра Кузнецова увидели во всемирной глобализации, Интернете, собственных паспортах, штрихкодах и ИНН.
– Нас они в свою веру не звали, – продолжает Татьяна Антоновна. – Мы их почти и не видели, только когда они пару раз по улицам с крестами ходили. А потом начали в овраге что-то копать. А к осени начали туда еду всякую завозить. И стройматериалы.
Пещеру начинили провизией и оборудовали на славу, так что вышедшие затворники, вопреки всем ожиданиям, оказались абсолютно здоровы.
– Мы там ни в чем не нуждались, – говорит одна из затворниц, Нина Молодчикова. – Воду подвели из родника, воздухоотводы сделали. Продукты были, газ, керосин. Лепешки пекли, молились. Но когда стены стали обваливаться, мы поняли, что это Божье знамение. Что там наша миссия закончена.

Вера в гробах и на огородах

Нина и еще 12 затворниц живут сейчас в так называемом молельном доме Петра Кузнецова, недалеко от оврага. Со двора не ходят, с чужими не общаются. Их круглосуточно охраняет ОМОН. Но с сектантками живет и «мирской» человек – Александр Елатонцев из Пензенской администрации. Он сам вызвался помогать по хозяйству. Ночует в доме: сам на печке, а затворницы на диванах и… в гробах. Но чиновник уже ничему не удивляется, полет грядки, колет дрова и носит шерстяные лапти, связанные затворницами еще в пещерах.
– Первым делом попросили меня крест показать, выкинуть мобильник и порвать паспорт, – говорит Елатонцев. – Последнего я, конечно, не сделал. Моя задача – просто помочь им адаптироваться. Хотя от своих взглядов они не отрекаются. Я их, к примеру, спрашиваю, сколько нужно семенного картофеля, а они говорят, что он им уже не понадобится, последние времена совсем близко.
Еще 14 сектантов живут на Выселках, в пяти километрах от Никольского. Они вышли из пещеры на несколько дней позже и также продолжили наземный затвор. Между двумя домами нет сообщения, зато есть идейный раскол. Надо заметить, что сам организатор секты Петр Кузнецов под землю не пошел, остался вербовать новых сторонников. И в пещерах у затворников появился новый лидер – Виталий Недогон. Он настроил своих подопечных против Петра и поселил новую партию вышедших у себя на Выселках. А в доме Кузнецова его считают непорядочным.
– Когда социальная служба принесла им продукты, в том числе соки, они от них отказались из-за штрихкода, – говорит Александр Елатонцев. – А Виталий эти соки взял. Кроме того, когда он собрался выходить из пещеры, попросил меня собрать все православные СМИ. Для Виталия все происходящее – шоу.
При моей попытке пообщаться с группой Недогона Виталий сказал, что одной журналистки ему недостаточно и говорить он будет только на специальной пресс-конференции.

«Петр воскресе!»

В ночь накануне моего приезда с Петром Кузнецовым случилось несчастье. Затворницы нашли своего лидера во дворе с разбитой головой. Его срочно пришлось забрать в больницу соседнего райцентра Беково, а потом перевезти в Пензу.
– Он поступил в тяжелом состоянии с черепно-мозговой травмой, переломом височной кости, – рассказал зав. отделением реанимации Пензенской областной больницы Андрей Прогрессов. – В Беково ему провели операцию по трепанации черепа и удалению гематомы. Он не приходил в себя, сейчас находится в поверхностно-мозговой коме. Прогнозировать, когда он очнется, пока невозможно.
Следственные органы оценили инцидент с Петром Кузнецовым как попытку самоубийства. А осиротевшие жители молельного дома восприняли произошедшее на свой лад.
– Это большая радость и великое знамение, – улыбаясь, спокойно сказала Нина Молодчикова. – Скажите всему миру, что Петр воскрес и скоро вернется обновленным.
Зато родные Петра Кузнецова спокойствия не испытывают. У ворот дома его родителей мне встретилась сестра Петра – Людмила, которая чуть не прогнала меня палкой.
– Приехали посмотреть на наше горе?! – кричала она. – Я сейчас могу вслед за братом родителей потерять, мать в приступе лежит от горя, а вы все за свое! Тоже напишете, что это самоубийство? А брата моего убить пытались. Те же милиционеры, которые его охраняют. Он нас замучил, а им вообще живой был ни к чему.
Версию покушения следствие отмело практически сразу. Якобы Кузнецов сам разбил себе голову поленом. Врачи в областной больнице подтверждают, что травмы были нанесены тупым твердым предметом. Однако в Беково у некоторых остаются сомнения.
– Раны были колото-резаные, инцидент был насильственным, – рассказала одна из местных жительниц. – Врач, который делал операцию, отчетливо это видел. Но ему запретили говорить об этом милиционеры.
Однако с чего милиционерам или чиновникам покушаться на Кузнецова? Его смерть не решает проблему остальных затворников, с которыми местные власти уже полгода возятся, как с родными.

Психоз или афера?


Чуть раньше организатор секты был признан психически невменяемым. Хотя знающие его люди готовы усомниться и в этом диагнозе.
– Какой же дурачок сможет такое провернуть – собрать людей по всему СНГ, заставить их продать дома и паспорта выкинуть? – говорит его однокурсник из местных – Владимир. – Прикидывается он просто, а на самом деле аферист. В институте он ярым комсомольцем был, а теперь другие веяния, вот он в другую веру ударился.
В Университете архитектуры и строительства никакой шизофрении у Кузнецова не наблюдалось. Он был вполне нормальным студентом.
– Потом стал работать, создал семью, с женой Ольгой и сыном Алексеем жил вроде нормально, – рассказывает другой сокурсник Кузнецова – Андрей Витальевич. – Изменился он как-то вдруг, книжки стал какие-то религиозные читать.
Не только читать, Кузнецов потом и сам взялся за перо. «Послание схимонаха Максима» (так себя называл Петр), «О 10 рогах и 7 головах», «О сотворении мира и последних временах» – эти труды в сотнях экземпляров были найдены в молельном доме Петра. В том числе и через них Кузнецов вербовал себе сторонников.
– Сначала ведь я его книги прочитала, – рассказала Нина Молодчикова. – Я тогда жила в Ивановской области вместе с сыновьями. Они сейчас тоже в глушь перебрались и от мира затворились. Снохи мои прямо на дому рожают, уже трое внучков у меня там. Ни на почту, ни в больницу не ходят, полностью от всего отказались. А все через Петра, я потом с ним переписываться начала. А книги его там, в Иваново, раздавали. Один человек, который ездил в Мытищи на «Чин покаяния».
– А как Петр был связан с «Чином покаяния»? – После этого вопроса женщина тут же прервала беседу и ушла в дом.
«Чин всенародного покаяния» – организация, также запрещенная официальной церковью. Ее участники так же, как члены секты Кузнецова, провозглашали свое неприятие ИНН, паспортов и глобализации. Такая организация могла не только помочь Кузнецову в распространении его книжек, но и поддержать финансово.
– Его тетке, соседке нашей Раисе Алексеевне, регулярно приходили денежные переводы на его имя, – рассказывают в Беково.
А в Никольском уверены, что Кузнецов и сам выручал немало денег от продажи домов своих подопечных.
– Они там жилье продавали, а здесь он им сам покупал, – говорит местный житель Николай. – А разницу от таких сделок  себе в карман отправлял. Святым быть хорошо, а с деньгами – еще лучше.
Однако официально Кузнецов ни в каких мошенничествах не уличен. Изначально его обвинили в «создании религиозного объединения с побуждением к отказу от исполнения гражданских обязанностей». А после того как нашли его книги, возбудили уголовное дело за разжигание религиозной ненависти. Но невменяемость снимает с Кузнецова всякую ответственность. Вообще, пока непонятно, как поступят с Кузнецовым и его подопечными после того, как все вылезут из оврага. В местной администрации рассказали, что поначалу всех сектантов предполагалось отправить в психушку, но «потом столько журналистов набежало».
– Люди здесь купили дома, вольны жить тут и дальше, – говорит Александр Елатонцев. – Новый затвор мы вряд ли допустим.
Другие уверены, что сектантов нужно гнать подальше.
– Мы их отпустим, – говорит начальник пресс-службы обладминистрации Антон Шаронов. – И пусть несут свое учение по миру.
Такая позиция тоже ничего хорошего не сулит. Никто ведь четко не выяснил истоки этой общины. И если ее просто пустить по миру, неизвестно, сколько еще филиалов, пещер и затворов сектанты учредят на малых родинах.

Подписаться на новости

Введите Ваш email:
email рассылки



Новости Партнеров

Новое на сайте

00:03, 08 Декабря 2016
Тринадцатое послание президента Федеральному собранию длилось 69 минут и 10 раз прерывалось аплодисментами
»
22:08, 07 Декабря 2016
Sobesednik.ru узнал у эксперта, как следует поступать с бытовыми электроприборами в ночное время
»
21:06, 07 Декабря 2016
Sobesednik.ru решил напомнить родителям о том, как правильно следует одевать детей в зимний период
»