14:30, 18 Февраля 2008 Версия для печати

Олег Осетинский: Я не окроплял рояль кровью дочери

Олег Осетинский «лепил» из дочери виртуоза своими рукамиЗнаменитая пианистка Полина Осетинская недавно выпустила в издательстве «Лимбус-пресс» книгу воспоминаний «Прощай, грусть». Это одна из самых скандальных и неожиданных книг последних лет: Полину знал весь мир как девочку-вундеркинда, гениальную ученицу своего отца – Олега Осетинского, известного сценариста («Звезда пленительного счастья», «Взлет», «Михайло Ломоносов») и музыкального педагога. В бесчисленных интервью по ТВ Полина рассказывала, как папа замечательно учит ее играть на рояле и как они с ним смеются над тупыми советскими педагогами. Когда девочке было тринадцать, они расстались – Полина не простила отцу пощечины на репетиции.

Прошло 20 лет. За это время Полина дала множество совсем других интервью, а в книге изложила поистине пугающие факты. Оказывается, отец кормил ее «кусочком засохшего сыра», бил головой о батарею и насиловал ее подругу на ее глазах.

На пресс-конференции, посвященной выходу книги, Полина повторила эти обвинения и рассказала, что написала автобиографическую повесть с намерением избавиться наконец от гнета собственного трагического детства. Нам захотелось выслушать комментарий ее отца. Сегодня он редкий гость в России – живет и преподает в Штатах. В очередной его приезд «Собеседник» попытался разобраться в запутанной семейной ситуации.

– Олег Евгеньевич, это что – правда?

Страница из книги Полины «Прощай, грусть» с ремарками отца– О Господи! Какая правда! Зачем мне было насиловать Диану, которая меня обожала и хотела за меня выйти замуж? Ездила со мной по разным городам – видите, какая веселая? Вот фотографии… А избиения, рояль в крови… какой-то фарс! И как же это все выдержали таинственные пять человек, в чьем присутствии я производил экзекуцию? Как их фамилии, кстати? И где была моя мама, на чьей квартире все это происходило? Злобный бред!

 – А зачем ей врать?

– Не знаю. Однажды она мне позвонила – один раз за все годы! – тяжело болела, думала, что умрет. И попросила прощения за всю ложь! – правда, Полина?! На мой вопрос устало ответила: «Если я не буду тебя ругать, мне не дадут работать. Ведь я завишу от тех женщин, которые тебя ненавидят по личным мотивам».

Я никогда не получал от Полины ни копейки. И не претендую на ее благодарность. Хотя за месяц перед уходом она сказала, стоя на коленях перед иконой: «Я никогда не предам тебя, папа! И всегда буду отдавать тебе половину гонорара!»

– Но если ее учили только вы, зачем надо было отдавать ее в Центральную музыкальную школу?

– Ее мать поставила мне условие – отдаст Полину, если она будет в ЦМШ. Я подготовил Полину, ее приняли, а потом я уговорил директора школы В. Бельченко, и он позволил мне заниматься с ней самому. За два года мы в ЦМШ были раз десять – на зачетах и экзаменах! А через два года, когда Полина уже была «девочкой года» в США, ее мать полностью доверилась мне, и мы ЦМШ забросили.

– Думаю, учить ее вам было несложно. У нее уникальные данные, разве нет?

– От природы у Полины ни слуха, ни тяги к музыке. Еще в 8 лет педагоги в Ленинграде проверяли ее слух – и были разочарованы: «Как вы дальше-то будете?» Ее слух, техника – результат моего каторжного труда. 27.000 уроков за 8 лет! Никто никогда в истории музыки в 9–10 лет не играл – не мог сыграть то, что играла Полина, даже Моцарт! Это доказывает сравнение нотных текстов. К 1984 году наша скромная московская квартира превратилась в музыкальную мекку. Великий пианист Альфред Брендль, побывав на концерте Полины в Ленинграде, сказал: «В Америке вас разорвут на куски. Вы станете миллионерами за год». Самое консервативное в мире Минкультуры СССР было вынуждено признать, что уже к 11 годам я сделал Полину профессиональной пианисткой! Вот справка: Полина Осетинская тарифицирована Минкультом СССР как «солистка-инструменталистка 1-й категории». Я подарил Полине диплом о профессии уже в 11 лет. Ей нужно было только расти, взрослеть, развиваться душой! Я мог ее сделать к 16 годам композитором, творцом, человеком. Очень плохие люди растлили ее душу.

Когда мне в школе сломали палец, я записал в дневнике: «Я не смогу играть. Но у меня будет дочь, и она станет великой пианисткой». Стала. Полина была моими руками. Она росла на глазах своего сводного брата, моего сына Олега. Пусть повторит при нем свою ложь – о голодовках, избиениях…

Полина подросла и вдруг разглядела в папе «монстра»Кстати, через год Полина получила вторую, на этот раз настоящую сильную пощечину – от своей новой учительницы по фамилии Вольф. При всем классе. Но – стерпела! На этот раз стерпела! Почему? Некуда было деваться?

– Вы подали в суд на дочь. Ситуация, которой врагу не пожелаешь. Будете требовать денежной компенсации?

– Нет, ни в коем случае. Я хочу, чтобы она признала свою ложь и просто попросила прощения. Вот и все.

Сегодня на наших глазах разворачивается трагедия двух некогда близких, кровно связанных, широко известных людей. Михаил Плетнев называл Полину Осетинскую безупречной пианисткой, а его комплимент дорогого стоит. Ее отец – сценарист, чьи фильмы не сходят с экранов вот уже тридцать лет. От их вражды не выигрывает никто, но конца ей не предвидится. Полина Осетинская ничем пока не сумела доказать своих, прямо скажем, страшных обвинений. Все это заставляет задуматься не только о плате за раннюю славу, за статус девочки-вундеркинда или ее единственного педагога, но и о том, насколько вообще оправданна эта практика: с первых лет растить из ребенка не просто профессионала, но гения. Педагогическая система Олега Осетинского весьма эффективна – в Штатах ученики записываются к нему в очередь. Но она не зря называется «Дубль стресс». В тщательно составленном и продуманном режиме дня Полины не было часа, свободного от музыки. Ее жизнь была всецело посвящена одной титанической сверхзадаче. Уникальной пианисткой она стала, но психика ее при этом, видимо, надломилась необратимо. Двадцать лет спустя она по-прежнему сводит счеты с отцом, теперь уже семидесятилетним. Никакими рациональными аргументами этого не объяснишь.

Призывать Полину Осетинскую к покаянию и извинениям, как делает ее отец, кажется, бессмысленно. Да и сам он признается, что прежде всего жалеет ее. Тем, кто выбирает за своих детей судьбу и мечтает увидеть их «небывалыми в истории пианистами», «чудо-детьми», есть над чем подумать. Весьма велик риск, что к старости вы окажетесь не любимым родителем благодарного гения, а оклеветанным одиночкой, с которым сводит счеты безнадежно изломанный человек.


Подписаться на новости

Введите Ваш email:
email рассылки



Новости Партнеров

Новое на сайте

00:02, 09 Декабря 2016
Обозреватель Sobesednik.ru Владимир Кара-Мурза-старший – о спорном телевыступлении Татьяны Навки в концлагерной робе
»
22:08, 08 Декабря 2016
Sobesednik.ru выяснил, исходя из каких критериев следует выбирать санки для катания детей зимой
»
21:04, 08 Декабря 2016
Как вернуть деньги, ошибочно отправленные на чужой номер, выяснил Sobesednik.ru
»