00:00, 20 Августа 2007 Версия для печати

Генерал Варенников: Мы не думали, что Горбачев предатель

– Валентин Иванович, из воспоминаний ГКЧП предстает как событие спонтанное. И потому неудавшееся. Неужели никакой подготовки не было?
– И да, и нет. Само событие действительно произошло без всякой подготовки. Но недовольство Горбачевым, который разваливал страну, пришло, конечно, не в одночасье. А вот почему не получилось? Мы были воспитаны в уверенности: руководитель всегда ведет страну по правильному пути. Мы в это верили. Мы не думали, что Горбачев предатель и изменник (а именно это я потом понял из материалов нашего дела). Думали, что не по Сеньке шапка, но коль уж мы его выбрали президентом, то надо ему помогать. А он каждый раз, когда возникала сложная ситуация, кого-то подставлял…
Вот что предшествовало ГКЧП. 3 августа Горбачев собрал Президиум кабинета министров и сказал: страна находится в очень тяжелом положении, я еду в Крым отдыхать, а вы наведите порядок. Это говорит президент! На следующий день, как было заведено, все приехали во Внуково-2, проводили Горбачева, он улетел отдыхать. А 5 августа все задумались: что же делать?
В первую очередь засуетился Крючков как председатель КГБ. Собственно, он с помощью министра обороны Дмитрия Тимофеевича Язова и подготовил все документы будущего ГКЧП. Но сначала небольшой экскурс в прошлое. В 1977 году, выступая на заседании Политбюро, председатель КГБ Андропов сказал, что у нас в стране действуют агенты влияния, пятая колонна, которая разрушает государство, и надо принять меры. Вот это письмо Андропова в 1991 году зачитал Крючков на закрытом заседании Верховного Совета СССР. Спрашивается, к кому он апеллировал? Ты же председатель КГБ, ты обязан меры принимать. Мало того, он тогда добавил, что сейчас эта пятая колонна уже подвела страну к рубежу катастрофы. И мы – накануне тяжелейших событий.
Поэтому, когда Горбачев уехал в отпуск, все и засуетились. А 17 августа несколько глав министерств были приглашены на объект КГБ, это на окраине Москвы. Мне позвонил Язов и говорит: просят, чтобы вы тоже подъехали.
Решили попробовать убедить Горбачева дать согласие на объявление ЧП в тех районах страны и в тех отраслях народного хозяйства, которые нуждаются в этом. И убедить его сохранить СССР и не подписывать государственный договор 20 августа в Ново-Огарево. Решили, что поедут к нему четверо, в том числе и я.
– А почему встречались на объекте? Это была тайная встреча? Или за вами наблюдали люди Ельцина?
– Все организовывал Крючков. Объект – громко сказано, это гостиница. Но где встречаться? Председатель правительства, министр обороны… они же не пойдут в кабинет Крючкова… А так мы все были в равных условиях, сидели в беседке. О Ельцине мы тогда как думали? Раз он патологически ненавидит Горбачева, то будет как минимум нейтральным. Мы, кстати, его могли легко арестовать: около его дома была «Альфа».
– Значит, вы 18 августа поехали в Форос, чтобы убедить Горбачева. А он утверждал, что вы были с ним грубы…
– Так написано в деле с его слов и слов Раисы Максимовны. Вообще-то я не был намерен там выступать. Но Горбачев вел себя слишком по-хамски. Причем с кем? С людьми, с которыми работал бок о бок, со своими соратниками. Меня это поразило, я не думал, что президент может вот так разговаривать – непарламентскими выражениями, обрывать Олега Дмитриевича Бакланова, двум остальным он вообще не дал слова сказать… Чем дальше, тем больше я возмущался. Я видел, что передо мной человек, который зарвался, не чувствует ответственности перед страной. Люди-то перед ним ставят вопросы судьбоносные. А он вот так… И я вынужден был включиться. Но когда я немножко накален, то у меня речь более громкая. И я 20 минут ему рассказывал, в каком состоянии страна, до чего он ее довел. И в каком состоянии находятся наши Вооруженные силы. А мы выводили тогда из Восточной Европы каждый год 100 тысяч человек – в неподготовленные районы. Я его до этого годом раньше спрашивал: зачем мы у канцлера Коля берем деньги? Да еще в долг! Пусть лучше немцы нам строят военные городки и жилье для офицеров. Мы ведь оставляли Германии недвижимости на 90 млрд марок…
Он меня не прерывал и, когда я закончил, сказал: ладно, черт с вами, как хотите, так и делайте. Пожал всем руки. И все разъехались: я – в Киев (все боялись, что Рух воспользуется ситуацией и устроит на Украине провокацию), а остальные – в Москву. А 19-го я увидел по ТВ это приснопамятное, так сказать, событие  – пресс-конференцию людей с дрожащими руками. Это было позорное зрелище…
– Ваши соратники действительно так боялись?
– Я не знаю, чего бояться было. За каждым – ключевое ведомство страны. Председатель правительства (Павлов) имел право в отсутствие президента ввести ЧП – ведь надо было создать орган, чтобы управлять страной, раз Горбачева нет… Не понимаю, почему на пресс-конференции не было Язова и Крючкова. Почему вместо «Лебединого озера» не разъясняли людям, чего добивается ГКЧП? Почему не прекратили базар с Ельциным, не съездили к нему, не убедили прекратить писать свои параллельные указы, собирать толпу у Белого дома?
– А почему не воспользовались войсками, раз их стянули в Москву?
– В Москве действительно было объявлено ЧП. Но войск не стягивали. К Белому дому прислали танковую роту и батальон – охранять его. Так же как Кремль охраняли, как охраняли мосты, банки, водохранилище, почту, телеграф. С тех пор как я стал депутатом Госдумы, мне каждый раз в августе задают один и тот же вопрос – про войска. Я каждый раз рассказываю, как было, и каждый раз на телеэкране вижу одно и то же: кадры, которые сделали Сванидзе и Киселев в первый день. Танки идут подавлять народ. Да ничего подобного! Все эти танки шли каждый на свой пункт, который должны были охранять.
– Вы мне вот что объясните: зачем вообще все это надо было затевать? Вы сделали пиар Горбачеву, дали возможность Ельцину развернуться – и всё…
– Мы не думали, что Горбачев предатель и изменник.
– Да какая разница, раз вы его уже спихнули, почему не пошли дальше? Ведь все были уверены, что ГКЧП будет биться до конца...
– Это недостаток. Надо было поставить вопрос в Верховном Совете о пребывании его в должности…
– Вы не жалеете о том, что в такую непродуманную ситуацию ввязались?
– Ни о чем не сожалею. Я не думал, что мои коллеги окажутся несостоятельными. Когда я приехал из Киева уже к вечеру 20 августа, было видно, что тут все расползается. Часа в два ночи было заседание у Крючкова. Туда Язов не поехал, отправился я. Там мы и узнали, что погибли три москвича. Крючков принял решение ничего не предпринимать до утра. Я это поддержал: надо было разобраться. А утром они решили все вместе лететь к Горбачеву. И их там арестовали.
– Вы не думаете, что в Киев вас отправили именно потому, что вы бы начали действовать?
– Нет, все действительно боялись, что на Украине Рух может создать очень тяжелую ситуацию. Но если бы я был здесь, я бы заставил своих товарищей дело делать, а не сидеть по кабинетам и ждать.

Новости Партнеров
24СМИ
Loading...
comments powered by HyperComments