05:51, 08 Октября 2007 Версия для печати

Ярослав Бойко: Артист – профессия вранья

На его счету уже более полусотни картин плюс  ведущие роли в столичной «Табакерке». Кроме того, за последние пару лет Ярослав Бойко прочно закрепился во всевозможных рейтингах. Позади остались и Дмитрий Дюжев, и Гоша Куценко, и Костя Хабенский… Только за 2006 год Ярослав отличился как один из «самых популярных отечественных актеров», «самый обаятельный» и, куда ж деваться, «секс-символ» (хотя сам он это определение на дух не переносит). Понятно, что путь к такой известности сопряжен с постоянной работой. Именно из-за этого в плотном графике съемок и спектаклей Ярослав с трудом нашел окошко для интервью. При встрече сразу расставил акценты: «Собеседник из меня плохой, не обессудь, если разочарую. И будем общаться на «ты», мне так удобней». Я не возражала.

«До армии книг вообще не читал»

– То, что почти все мужчины в твоей семье – военнослужащие, факт известный. Но правда ли, что и бабушка служила, была майором?
– Правда. Во время войны многие женщины были военными. Война закончилась, военные перестали быть нужны. Ее комиссовали.
– А почему же ты не пошел по стопам родственников?
– Потому что я сходил в армию и мне там не понравилось. Хотя пошел по доброй воле, откосить не пытался. Служил в погранвойсках на румынской границе. Банально, конечно, но ведь мы жили в другое время. Я знал, что армия – это почетная обязанность и надо было отдать ей два года. А во дворе среди ребят вообще было все просто: кто не служил в армии, тот – третий сорт.
На мне наша династия военных закончилась. Когда я поступал в Школу-студию МХАТ, жил у дяди, тоже военного. Он тогда обиделся, что я не выбрал военный вуз. Ведь я в роду единственный пацан, остальные – девчонки.
– Тебе предлагают сценарии о войне?
– Это моя мечта – сняться в хорошем фильме про войну. Могу бесконечно пересматривать «Офицеров», «Добровольцев», «На войне, как на войне».
– Правда, что читать художественную литературу ты начал только в армии?
– Да. Начал читать, когда попал в лазарет. Первой книгой был «Тарас Бульба». А до армии я вообще книг не читал. В школе был отличником только по математике, географии и физкультуре. Знание русского языка было «ниже плинтуса».
– А в армии целенаправленно стал читать классику?
– Нет, просто выбора другой литературы там не было. В то время когда все делали дембельский альбом, я в силу своей лености не вырезал и не клеил фотографии. Вместо этого читал. Вот тогда у меня зародилась любовь к литературе. Если бы мне в то время попалась Донцова, может, сегодня все было бы совсем иначе.
– Хорошая литература привила хороший вкус?
– Вряд ли после чтения в девятнадцать лет «Тараса Бульбы» и «Евгения Онегина» у меня появилось ощущение, что вот они – азы хорошего вкуса. Все пришло своим чередом – так, как и должно быть.

«Наврал с три короба – и попал в кино»
– В кино я с пяти лет. В мой детский сад в Киеве приехала съемочная группа. Отбирали детей для кино. Меня отобрали.
– И каковы были первые детские ощущения от съемок?
– Помню сколоченную из досок съемочную площадку, большие софиты, камеры, дядьки и тетки. Нас, детей, посадили на лавочку и вызывали по одному. когда подошла моя очередь общаться, попросили рассказать какую-нибудь историю – и я выдал им нечто про моего друга Всеволода. Наши мамы были подругами. Они решили назвать детей в честь великих киевских князей – Ярослав и Всеволод… И вот рассказываю про наши похождения, вхожу в раж и начинаю потихонечку привирать. А мне говорят: класс, давай еще! И меня понесло. Такого нагородил! А всем понравилось. И тут я понял, что артист – это профессия поощрения и безнаказанности вранья. В тот момент я получил микроб этого ощущения и был «отравлен кино».
– Фильм-то потом вышел?
– Вышел. Но я его не видел. Соседи видели.
Футбольная душа
– Было время, когда артисты «Табакерки» играли в футбол с коллегами из «Современника»…
– Бывало такое. Каждую субботу мы играли на площадке рядом с театром. Жалко, что все закончилось. Артисты – люди заводные. Так увлеклись, что Миша Хомяков порвал себе ахилл. Вот Олег Палыч и воспротивился травматичным занятиям.
– А сейчас в футбол удается поиграть?
– Как только выдается свободное время, играю в Академии спорта вместе с ребятами. Сферы интересов у всех разные. К искусству они отношения не имеют. Бывает, после игры они ко мне подходят с ручкой – черкни, мол, автограф. Да зачем он тебе? Да не мне – жене!
– За какую команду болеешь?
– «Динамо» Киев. Ну, это понятно, почему. А на чемпионате мира болел за Украину. Да, они выбыли из борьбы. Зато в какой компании – Аргентина, Бразилия, Англия.
– У тебя и заставка на мобильном телефоне «Динамо» Киев?
– Да. Это я сфотографировал логотип «Динамо» на стадионе имени Лобановского. А вместо звонка – гимн «Динамо», правда, тбилисского.
– Тебе не кажется, что, получая такие огромные гонорары, футболисты могли бы хоть иногда выигрывать?
– Как сказал кто-то из актеров, с появлением контрактов в России закончился футбол. Раньше-то бились за идею. А теперь не могут даже за деньги…

«Вронский – просто подарок судьбы»
– У тебя богатая творческая биография. Играл и маргиналов, и князей. А охотно ли

режиссеры идут на резкую смену имиджа артиста?
– В театре это происходит чаще, потому что поменять амплуа проще. Но мне повезло и с кино. Были очень интересные хара€ктерные роли. В «Теории запоя», например, мы с Виктором Сухоруковым играли двух алкоголиков. На площадке весь реквизит был настоящим. По сюжету нам надо было сделать чудовищный коктейль – водка, пиво, текила и много еще чего. Виктор наливает все это и… останавливается. Тут режиссер, молоденькая девушка, предложила для ощущений выпить это. И тогда Виктор Иванович сказал: «Не надо – это великий самообман». В итоге на съемках этой картины не было выпито ни грамма алкоголя.
– А недавно ты сыграл Вронского в фильме Сергея Соловьева «Анна Каренина».
– Чем дальше, тем больше ощущаю, что это был подарок судьбы – поработать с Сергеем Александровичем Соловьевым и с Олегом Ивановичем Янковским. Это профессионалы высочайшего класса, с большой буквы.
– Соловьев сказал, что этот фильм о свободе, о совести. Тебе не кажется, что это вымирающие понятия?
– Не кажется. Просто они имеют другие формы, другое выражение. Дурак – он и сейчас дурак, и триста лет назад. И совестливый человек остается таковым, невзирая на время.
– В «Анне Карениной» костюмы, кринолины, балы. Кто учил танцевать?
– В Школе-студии МХАТ. Раз-два-три, раз-два-три. А на съемках в Питере было очень смешно. Зимний бал снимали летом. Даже ночью во дворце было +30. А мы в шерстяных костюмах. Так что бал получился веселым. Князья и графы, как из сауны.

«Меня можно напугать шприцем»
– Говорят, ты боишься уколов?
– Еще как боюсь. Клянусь, даже когда на экране вижу, как под кожу вводят иглу, от одного вида этого у меня предобморочное состояние. Однажды на гастролях в Туапсе была вынужденная экзекуция. Мы играли энергичный спектакль. На сцене артисты отжимались, подтягивались. А я перед спектаклем накупался в холодном море да еще и плохо размялся за кулисами. В результате получил защемление позвонков. Играть надо, а у меня холодный пот градом и ноги трясутся. За кулисами Олег Палыч, врачи. Говорят:  надо колоть блокаду. А я, как пацан, закрываю глаза: ой, боюсь, боюсь! Колите быстрее!
– Но ты же снимался в «Неотложке»?
– Когда начал сниматься в «Неотложке», продюсеры предложили поработать на скорой помощи или в больнице подежурить – вжиться в образ. Я сказал, что пробоваться не буду, уколов боюсь. Так сыграю.
– Значит, при желании напугать тебя можно, просто показав шприц?
– Да, но лучше не показывать. Вообще, работа в «Неотложке» была особой. Девять месяцев на съемках «Неотложки» я жил в поездах между Москвой и Казанью. Кроме того, у меня было по 10 спектаклей в месяц. За этот срок я 200 раз садился в поезд. Порой не понимал, где нахожусь – в Москве или в Казани.
– А как же домашние относятся к такому ритму работы?
– Нормально. Сейчас я снимаюсь в Москве. История, как журналист расследует преступление. Двенадцать серий. Каждая – законченная история.

«Чтобы закрепиться в Голливуде, там надо родиться»

– Как считаешь, могут ли фильмы, снятые по классике, привить любовь к чтению?
– Полагаю, могут. Пример – фильм Владимира Бортко «Идиот». После его выхода на экран Достоевский пропал с полок книжных магазинов. Книги допечатывали. Я с удовольствием смотрел «Идиота». Потрясающий Евгений Миронов, великолепный Владимир Машков и удивительная Инна Чурикова. Единственное, чем мы можем взять Голливуд, так это актерской игрой. Ни спецэффектами, ни техникой нам его не догнать.
– Но при хорошей школе нашим актерам не удается там достойно закрепиться.
– Чтобы там хорошо устроиться, минимум – там надо родиться. А пока мы так и будем играть плохих парней из Восточной Европы.
– У тебя есть кумиры?
– Есть. Василий Меркурьев, Леонид Быков, Михаил Ульянов, Алексей Смирнов, Николай Крючков. На них я могу смотреть немыслимое количество раз, в любых работах.
– Какие фильмы смотришь на досуге?
– «В бой идут одни старики», «Проверка на дорогах».
– Водишь машину?
– Вожу, только по Москве не люблю ездить, потому что больше не едешь, а в пробке стоишь. Поэтому езжу на такси. В поездке и почитать можно.
– Таксисты наверняка узнают. Автограф просят?
– Иногда. Тут однажды сел на заднее сиденье, только открыл сценарий – водитель протягивает блокнот. Я ставлю автограф и отдаю ему обратно. Он на меня смотрит, и тут я понимаю, что он ожидал от меня совсем не этого. Потом дошло – он был инвалидом, немым. Попросил написать адрес, куда ехать. Вот попал в такую курьезную ситуацию.
– Про последний социологический опрос слышал? Знаешь, что ты в рейтинге зрительских симпатий обогнал по популярности того же Машкова и Миронова?
– Да. Мне сказали, а потом я и сам прочитал в «Семи днях». Отношусь к этому спокойно. Ну, как можно к этому относиться серьезно, когда на 20-м месте – Абдулов, а на 45-м  – Михалков. Так не бывает.

5 интересных фактов
1. Род Бойко вышел с Западной Украины. По семейной легенде, среди прадедов были бандюганы, бойкие пацаны. Отсюда и фамилия. Себя Ярослав называет хохлом, потому что хохлы живут, где лучше, а украинцы – на Украине.
2. Как говорят в Одессе: «У меня одна жизнь – и оставьте ее в покое!» Точно так же заявляет и Ярослав Бойко. Он отвергает все вопросы о близких. Тема закрыта. Его право.
3. В Киевский театральный институт имени Карпенко-Карого Яро-слав пошел случайно: за компанию с одноклассницей. В итоге она провалилась, а он стал студентом. Но поскольку обучение шло на украинском языке и давалось тяжело – через два года поступил в Школу-студию МХАТ, где учился на курсе Аллы Покровской.
4. В 1994 году Бойко был удостоен премии как лучший студент творческих вузов столицы. Учился блестяще, хотя при всем том из Школы-студии МХАТ его неоднократно пытались отчислить «за дисциплину».
5. Был приглашен в проект «Король ринга», но отказался. Считает, что «бить морду» шоубизнесу не его дело.

Подписаться на новости

Введите Ваш email:
email рассылки



Новости Партнеров

Новое на сайте

13:59, 09 Декабря 2016
В Госдуме рассказали Sobesednik.ru, как за счет пенсионеров улучшить посещаемость российских курортов в низкий сезон
»
13:51, 09 Декабря 2016
Sobesednik.ru узнал об отношениях музыкального продюсера Игоря Матвиенко с бывшими женами
»
13:05, 09 Декабря 2016
Sobesednik.ru выяснил, где проходит «линия фронта» между сторонниками и противниками статьи 148 УК РФ
»