00:00, 09 Апреля 2007 Версия для печати

Крестный Путин

Бабулька с Ваганьковского кладбища

 

– Закрыто здесь, закрыто, – отвечали милиционеры на вопросы, как попасть в храм. – Вниз идите, там пока пускают. А сюда пускать будем только по билетам.
– Абонементы бывают? – спросил кто-то. А что, логично было бы. Есть же еще Рождество…
Я дошла до КПП – последнего рубежа перед входом: три металлоискателя, несколько сотрудников милиции, пара омоновцев для пущей убедительности. Там уже выстраивались машины скорой помощи, а на проезжей части дежурила пожарная машина. Тут меня осторожно взяли под локоть. Всё, подумала я, не видать мне праздника. Но это оказалась старушка, бойкая на вид, с крепкой палочкой, синей авоськой и командирским голосом:
– Дочка, а что же это всё перекрыли-то? Служить-то сегодня будут? Не пускают меня!
– По билетам вход.
– В храм по билетам? Да я что, зря издалека  приехала? Да у меня на обратную-то дорогу и сил не хватит теперь!
– А насколько издалека?
– С Ваганьковского кладбища.

Захотелось перекреститься.

Мы отправились в нижний придел, в церковь Преображения Господня. Охранник пре­дупредил, что в семь церковь будет закрыта, а официальная служба начнется в 23. Здесь народа оказалось немного: кто покупал свечи, кто принес освятить куличи, кто бродил по залу, рассматривая иконы, а большая часть верующих сидела у лесенки, ведущей в сам храм, и чего-то ждала.
Вышел батюшка и вежливо спросил:
– Освятить куличи желающих больше нет?
В семь всех вежливо попросили на улицу. Линия ограждений протянулась до перехода на перекрестке. Милиции надоело отвечать на вопросы, и она делала вид, что по-русски не понимает. Подъезжали грузовики, проходили отряды.

Крашеными бывают не только яйца

Тут я поняла, что крашеными бывают не только яйца, но и сотрудники охранных структур. Безопасность обеспечивали три вида охраны – в серой форме, в черных кожаных куртках и в пестром перепелином камуфляже: богатыри-омоновцы. К девяти толпа заволновалась. Все чаще звучало театральное «Лишнего билетика не найдется?» 
Я на удивление быстро получила картонный билет, на котором было написано, что обладатель сего может пройти в храм Христа Спасителя на торжественное пасхальное богослужение. И внизу лаконичная приписка: «распространяется бесплатно». Где и как? Кто-то сообщил, что билеты раздавали в церкви Преображения на заутрене, кому-то билет просто подарили, а сухонький старичок заметил:
– Это простой билет, а вон у метро стоит батюшка и продает виповские.
– А сколько стоит?
– Тыщу евро!
Стали подтягиваться випы. Вип-билет был красного цвета, имел форму книжечки, и обладателей его на газоне встречал статный офицер с непонятными погонами на черном суконном кителе и нарукавной надписью «Войсковой атаман».
Наконец небольшими партиями с северного и южного входов стали запускать простобилетников. Досмотра не было, документов не проверяли. У лестницы, по которой поднимались випы, стояли двое крепких парней, под чьими модными пиджаками явственно угадывались стволы. Из привилегированных молящихся я опознала одного Жириновского. Других ярких персонажей не наблюдалось – впрочем, яркость давно перестала быть вип-чертой. Некоторые проникали в «зону плебса», чтобы купить увесистые свечи и быстро вернуться обратно, за вип-цепочку. Трое почему-то были с обыкновенными керосиновыми лампами. На вопрос, зачем им керосинки, охрана ответила: «Для крестного хода». Как выяснилось, керосинки – своего рода вип-свечи: обычная свеча на ветру гаснет, и предусмотрительные люди покупают лампу.
Женщины из элиты стояли с непокрытыми головами. Вероятно, боялись за прически. Випочка лет семнадцати вырвалась из толпы первых лиц аккурат в тот момент, когда в храме раздались первые звуки пасхального тропаря. Стуча шпильками, как копытцами, она привалилась к барьеру и в мобильник стала громко и не очень цензурно кому-то объяснять, как пройти внутрь.
– Закон им не писан, – вздохнула тихонькая старушка.
Людей заметно прибавилось, все они терпеливо стояли в правой, огороженной части храма и внимали то появлявшемуся, то пропадавшему голосу Патриарха – аппаратура явно подводила. Неожиданно ко мне подошла женщина и спросила, где милиция.
– Везде, а что?
– Там какая-то сумка стоит. Уже давно без присмотра.
Я отошла к выходу и шепотом позвала охранника. Он мгновенно что-то сказал в рацию, прошел со мной и вынес сумку из зала – четко, без лишнего звука.

Впускать – по билетам. Никого не выпускать!

– А на крестный ход все выходят? – спросила я у соседки.
– Нет. Нас сейчас запрут, а на крестный ход идет только вип-зона.
– Как запрут?
Оказалось, это просто: входные двери уже были закрыты, охрана не выпускала никого из «простого» сектора, а тем временем над толпой первых лиц заколыхались хоругви. Дальнейшее было стильно. Хоругви выплыли в открытые западные врата вместе со священниками, а следом, как стадо баранов, стала ломиться, не умещаясь в дверях, элита.
Минуты через две снаружи раздалось «Христос воскресе!» С первых рядов пришли первые язычки пламени – и люди стали делиться друг с другом этим огнем, передавая его с фитиля на фитиль. Радость была общей и беспримесной. Я все пыталась высмотреть Путина, но где ж его было разглядеть? Я и не заметила, как он появился. На крестном ходе, передавали в толпе, его еще не было – Лужков был, вон отсвечивает, а Путин как-то взялся ниоткуда. Они с Патриархом поздравили друг друга. Президент вручил Патриарху намоленную икону Владимирской Божией матери, которую недавно Россия выкупила в Англии. Патриарх в ответ подарил президенту яйцо. Президент в своей речи отметил, что церковь сумела привлечь серьезные материальные ресурсы к пропаганде религии и что это хорошо. Патриарх в ответ заметил, что власть помогает привлекать ресурсы и это тоже прекрасно. На этом обмен подарками и комплиментами завершился.
Служба кончилась, и у спуска к набережной я обернулась, чтобы снять уплывающие в фиолетовое небо купола храма Христа Спасителя. Меня немедленно схватил под руку человек в форме, крикнул, что снимать сотрудников милиции нельзя, вырвал фотоаппарат, засветил пленку и, оборвав катушку, сунул мне «мыльницу».
– Христос воскресе, – сказала я ему.
– Проходите, не задерживайтесь, – буркнул он.
Ну что, все в порядке. Если б он сказал «воистину», это точно был бы конец света.

Подписаться на новости

Введите Ваш email:
email рассылки



Новости Партнеров

Loading...

Новое на сайте

13:07, 11 Декабря 2016
Режиссер Юрий Кара рассказал в интервью Sobesednik.ru о проблемах отечественного кино
»
11:21, 11 Декабря 2016
Sobesednik.ru поговорил с Максимом Рыбиным – капитаном тольяттинской «Лады», чьи игроки с лета не получают зарплату
»
11:04, 11 Декабря 2016
Лидер «Ленинграда» Сергей Шнуров решил попрощаться с карьерой телеведущего, узнал Sobesednik.ru
»