19:42, 17 Октября 2007 Версия для печати

Анатолий Лысенко: Раздражают мужики, в баб переодетые

Его без оговорок называют патриархом отечественного телевидения. Он создал славу легендарной Молодежной редакции ЦТ, стоял у истоков ВГТРК и ТВЦ. Большие теленачальники до сих пор дорожат его мнением, нередко спрашивают совета… 14 апреля они непременно поздравят Анатолия Лысенко с 70-летием.

«ВГТРК начиналась с 300 портретов Ленина»

– Почему раньше, в условиях запретов, рождались «Что? Где? Когда?», КВН? А сегодня нет проектов, способных кормить создателей следующие 30 или 40 лет.
– Парадокс, но все, что делалось тогда, даже то, что, как мы потом узнали, имело зарубежные аналоги, придумывалось нами самими. Творческий состав телевидения формировался методом «вопреки». Тех, кто снимал телефильмы, даже не принимали в Союз кинематографистов. Смешно, но когда нам вручали Госпремию за цикл «Наша биография», среди нас был только один профессиональный режиссер и ни одного журналиста. Зато были инженеры, педагоги, переводчик с албанского и даже один зоотехник… Может быть, приход новых людей, начинавших все с нуля, и давал толчок к творчеству?
– А если оставить творчество и перей­ти к цензуре?
– Запреты были прежде всего идеологические. Ну конечно, много сил требовалось для того, чтобы профессионально их обойти. Но говорить, что на телевидении работали одни только диссиденты, нельзя, это неправда. Были просто нормальные люди, не верящие ни в Бога, ни в черта…
– Как вы относитесь к нынешним руководителям ВГТРК и «ТВ Центра»?
– Во-первых, и Олега Добродеева, и Саню Пономарева я хорошо знаю и искренне люблю. Немного завидую, потому что им проще жить материально. Когда мы начинали ВГТРК, нам в наследство досталось пустое здание без какой-либо техники вообще. У нас было только около 300 портретов Ленина и его же здоровенная скульптура… С другой стороны, сочувствую Олегу и Саше – год от года требования растут. Зритель становится все более разборчивым. Давление политическое есть тоже…

Телевидение никогда не будет независимым

– Масюк, говорящая в эфире «Эха Москвы» о том, что каждую неделю руководителей федеральных каналов вызывают на ковер в Кремль, далека от истины?
– Сейчас не вызывают, но обмен указаниями есть всегда. Есть цензура официальная, а есть цензура друзей – самая тяжелая. Это когда тебе звонят и говорят: «Старичок, надо бы помочь в этом процессе». И отказать трудно, потому что ты зависишь от этих людей. Давление на телевидение было, есть и всегда будет. В свое время уход из ВГТРК Олега Добродеева, которого я считаю мэтром информации, стал для меня страшным ударом. Потрясение было настолько сильное, что у меня впервые в жизни случился сердечный приступ. Олег сказал, что уходит, потому что Егор Яковлев ему пообещал абсолютно независимое телевидение. Я ответил: «Олег, это просто невозможно». Спустя много лет я это ему напомнил, и он согласился.
– Что делать с тем, что при внешнем спокойствии на ТВ не осталось неудобных для власти журналистов?
– Не знаю. Мне очень жалко, что ушли Романова, Сорокина, Парфенов, Масюк. Как сделать, чтобы они все-таки были востребованы? Для этого, наверное, должно быть больше каналов и больше политических взглядов.  Мне бы хотелось, чтобы и партий было побольше и чтобы они отличались друг от друга, а не были клонами бюрократической системы.
– Что на нынешнем телевидении вызывает у вас резкое отвращение?
– Огромное количество пошлых ведущих, особенно в вопросах, связанных с сексом. Раздражает плотоядное копание в нижнем белье. И очень раздражают мужики, переодетые в баб. Не нравится еще то, что хорошие передачи показывают не раньше часа ночи. Меня это не волнует – я ложусь очень поздно. Но хотелось бы, чтобы добротные программы видели многие.
– Недавний юбилей телевидения заставил вспомнить о многих телеветеранах. А повседневную поддержку вы чувствуете?
– На сегодняшний день лично я не очень нуждаюсь в помощи. Да, каналы скинулись, создали фонд, которому удается прикреплять к поликлинике людей. Среди нас много одиноких – телевидение, к сожалению, не способствует семейному счастью. Это у меня тыл терпеливый – живем с женой уже 43 года. Она у меня инженер. У меня вообще вся семья окончила МИИТ – и отец, и мать, и сестра, и жена. За исключением двух людей. Дочь при слове «МИИТ» начинала плакать. С 12 лет она мечтала быть врачом. В 15 стала санитарочкой в Склифе, а сегодня – заведующая отделением. Сын сестры – химик, вот они двое в МИИТ не пошли. Ну, а самый главный человек в семье,  конечно, внук, который учит меня всяким динозаврам.
– Чем наполнена ваша жизнь сегодня?
– Я преподаю, руковожу Международной телеакадемией. Наибольшее удовольствие доставляет, когда звонят и просят совета или приносят сценарии. Работаю над книгой – надиктовываю, поскольку писать не очень люблю. Грех жаловаться,  судьба была довольно щедра ко мне. И друзей у меня много – с яслей, с института… Люблю, когда приезжают гости – Витя Лошак, Саша Ширвиндт, Галя Волчек, Маргарита Эскина, мои «молодежники». А так смотришь в зеркало и понимаешь, что в паспорте все написано правильно. Но в душе лет значительно меньше. Противоречие, конечно, есть… С другой стороны, спасибо, что вообще до этих дней дожил.

Подписаться на новости

Введите Ваш email:
email рассылки



Новости Партнеров

Loading...

Новое на сайте

07:08, 11 Декабря 2016
АвтообозревательSobesednik.ru о влиянии кризиса на автомобильную среду
»
00:02, 11 Декабря 2016
Обозреватель Sobesednik.ru Евгений Ясин о новой возможности для повышения цены на нефть
»
20:04, 10 Декабря 2016
Накануне своего юбилея Дима Билан пообщался с журналистом Sobesednik.ru
»