18:45, 24 Октября 2007 Версия для печати

Иван Саввиди: Встали с колен? Пора идти

Есть люди, успех которых, деятельная и вполне благополучная жизнь не раздражают окружающих. Причина феномена вполне объяснима: человек рос и поднимался на глазах у таких же, как сам, простых работящих людей: ни перед кем из сильных мира сего не пресмыкался, никакими закулисными схемами капиталы себе не сколачивал и уж тем более не грабил и не убивал... Зато в голове у «счастливчика» всегда водилось много самых разных идей, в крови бурлило желание что-то делать, и сегодня достаточно сил, а также есть необходимые средства для вдохновенного созидательного труда. Недавний ростовский предприниматель, а ныне депутат Государственной думы РФ Иван Игнатьевич саввиди – один из них.

Зачем такой человек идет в политику: кипучей натуре требуется все более серьезный масштаб приложения сил и способностей? Или ему «за державу обидно»: не все же сегодня в России живут так, как он, а ему бы хотелось, чтобы плодотворно, красиво, сыто, богато жили все до единого. Собственно, для этого, наверное, и существует партия «Единая Россия»: не потому ли всяк удачливый и состоятельный почитает сегодня за честь состоять именно в ее сплоченных рядах…

Когда дело – табак

– Вы курите?
– Ни в коем случае!
– Почему же другим «советуете»? Сколько, например, сигарет выпускает ваша фабрика «Донской Табак» в год? 
– Миллиарды штук. Но все не так однозначно. Я никому не советую их курить. Сам же я, если и беру в руки табак, так только чтобы понюхать иногда – это профессиональная привычка.
– Ни разу не пробовали затянуться?
– Через все это я прошел, когда служил в армии. Там ведь как: если не куришь – пашешь без перекуров. Перекур – один из незыблемых законов армейской жизни…
– А после армии – дымили?
– Курил уже по привычке. Но сначала умеренно. Однако как только попал на табачную фабрику – а произошло это довольно случайно, – вот тут-то пошло и поехало. Выкуривал по три пачки в день! 
– Завязать в такой обстановке немыслимо?
– Курение – пожалуй, моя самая большая ошибка в жизни. Как только я осознал это, бросил в одночасье.
– Не больно-то это вяжется с образом «табачного короля»…
– Ну, во-первых, я давно не «король», а депутат Государственной думы. И на многие вещи не могу смотреть глазами уважаемых мной табачников. Но и до того, как стать депутатом, я твердо был убежден и ни от кого не скрывал: если человек не может управлять своими слабостями – а курение – это проявление одной из человеческих слабостей, и «управлять» означает курить не более 5–7 сигарет в день, – то он должен бросать. Или не начинать вовсе.
–  И все-таки многие курят. И дело, наверное, не только в том, что не доходят слова. Табачных фабрик с каждым годом в мире все больше. Вот и вы не так давно на левом берегу Дона открыли новейшее табачное производство. Спрашивается: зачем?
– Значительная часть человечества – как бы и чем мы его ни пугали – все равно будет курить. В том, что тысячи людей сейчас курят, не их вина, они так воспитаны. Принудить всех разом бросить мы тоже не можем. Значит, кто-то должен обеспечить людей качественным, наименее вредным и вместе с тем доступным по цене табаком. Я искренне хочу, чтобы сигареты, так же как и все, что мы потребляем, были наши, отечественные. В этом, если хотите, и состоит мой патриотизм, как я его понимаю.
Но с другой стороны, мы обязаны сделать все, чтобы новое поколение росло без пагубной привычки. В связи с этим у меня такая позиция: да, я против курения, но за современное производство.

Спартанское воспитание мамы

– Как вы попали в Россию – вы же грек по национальности?
– Мои предки еще в 1829–1830 годах оказались на территории Грузии, которая входила в состав Российской империи. Там же более чем через сто лет, в 1959 году, в греческом селении Санта я и родился.
– Чем Грузия лучше Греции?
– В те времена – начало XIX века – небольшая часть Греции благодаря покровительству России получила сначала широкую автономию, затем независимость. А та часть Греции, где жили мои предки, по-прежнему оставалась под игом Османской империи. Есть документы, забыть которые просто нельзя. Они подтверждают доподлинно: в одном поселке за три дня турки отрезали языки у 15 тысяч греков. Чтобы люди не могли говорить на родном языке…
Мы прощаем, но не забываем.
– Сколько в вашей семье было детей?
– Нас пять братьев и три сестры. Я самый младший, восьмой ребенок в семье. И когда мне еще даже не исполнилось 15 лет, но я с отличием закончил школу-восьмилетку, мама вдруг принимает абсолютно непонятное на тот момент для меня решение: дальше я должен был жить среди русских. Я не мог говорить, слезы душили, написал отчаянное письмо: разве матери так поступают? Я хочу жить с тобой!.. Но она приняла твердое решение: якобы мне пора окунуться именно в среду русского общества… Пришлось ехать в Ростов-на-Дону, к брату, который учился тогда на пятом курсе пединститута, поступать в среднюю школу и учиться дальше. Уже потом, когда повзрослел, я все больше стал понимать свою маму. Ее решение способствовало и моему дальнейшему развитию, и комфортному ощущению сегодня: я стал думать по-русски.
– И все-таки почему ей так захотелось, чтобы вы жили с русскими?
– Дело, видимо, в том, что греки, которые подверглись геноциду, на генетическом уровне передают нечеловеческий страх, пережитое унижение из поколения в поколение, а единственную защиту они видели только в русском народе. И так до сих пор, что бы там ни говорили…
Я абсолютно убежден: величие русского народа заключается прежде всего в том, что в своей среде, под своим влиянием он сохраняет национальное самосознание представителей многих народов, их самобытность. Вот жена моя Кирияки – гречанка, жила в Сухуми. Культура, язык, понимание – все в ней греческое. И я, находясь в Ростове-на-Дону – ведь это совершенно другое место! – тоже сохранил в себе греческое. У меня много знакомых греков, которые расселены от Тихого океана до Балтики. Все они остались греками.
Как не любить такой народ? Невозможно!
– Грек – это звучит гордо в современной России?
– Вполне. Например, в свое время на выборах в Законодательное собрание Ростовской области мне мое происхождение здорово помогло. Чтобы обезоружить людей, которые были намерены сыграть на моей характерной внешности, я сразу заявил: да, я грек по рождению, православный по вере, россиянин по жизни, ростовчанин по понятиям… Чем и обезоружил возможных недоброжелателей, набрав почти 77 процентов голосов. Потрясающий результат!

Почему «Единая Россия»?

– Почему вы в «Единой России»? Вы же не министр, не глава администрации области, города и сегодня вообще не начальник – как вы попали в партию власти?
– В Госдуму я избирался по спискам «Единой России» – меня пригласили, я подумал и решил не отказываться. Кстати, был тогда беспартийным. Уже став депутатом, я вступил в партию. И сделал это вполне осознанно. В этот период стране была нужна именно такая мощная организация единомышленников с ответственной и последовательной позицией. Не согласен с тем, что «Единую Россию» называют «партией власти». Это формальный признак. Мы скорее партия профессионалов, которые представляют практически все важнейшие сферы жизнедеятельности общества. Недаром же наш лидер Борис Вячеславович Грызлов на первом пленарном заседании объявил о том, что «Единая Россия» берет на себя всю ответственность за происходящее в стране на все последующие четыре года.
Конечно, состоять в рядах такой партии для меня честь. Я занимаюсь важными государственными делами. Сегодня в центре внимания – подготовка бюджета на последующие три года. Это большая, интересная работа. 
– Как вы считаете, новая социал-демократическая партия «Справедливая Россия» способна на ближайших выборах в Госдуму составить серьезную конкуренцию «Единой России»? Опасаетесь ли вы этой борьбы всерьез или это просто условия новой политической игры в обязательную для «солидной демократии» двухпартийность?
– Будет и конкуренция, и борьба. Мне кажется, зреет серьезная политическая сила. Но с другой стороны, на мой взгляд, в идеале было бы иметь в Думе не две, а три партии – еще какая-то должна быть либерально-демократического направления.
– ЛДПР, «Яблоко», СПС?
– Не хочу гадать – неблагодарное это дело. Хотя, как мне кажется, время либеральных партий в России прошло. Сама среда не способствует развитию этих идей. Сегодня у нас есть все основания полагать, что после грядущих выборов в Думу контрольный пакет останется за «Единой Россией».
– На чем основывается такая уверенность?
– В активе «Единой России» четыре года деловой конкретной работы. К сожалению, не обошлось без досадных ошибок, но в итоге все равно результаты работы у нас позитивные.
При этом партия «Единая Россия», особенно в своей региональной политике, в основном опирается на людей, которые имеют политическую харизму, на тех, за которыми стоят какие-то конкретные позитивные дела. Вот, допустим, совсем недавно в регионах прошла масса встреч с депутатами. С кем я только не встречался у себя дома – в Ростове-на-Дону! Открыли детскую спортивную школу по футболу – я же еще являюсь президентом футбольного клуба СКА (Ростов-на-Дону) – одного из самых легендарных клубов страны. Делаю это в рамках развития политики партии. У нас ведь целая партийная программа, связанная с оздоровлением нации, немалое место в ней уделено именно футболу. Чтобы с улицы дети ушли и заполнили стадионы, спортзалы…
Или вот еще одна программа нашей партии – по безопасности школьников. Недавно в двух школах Ростова-на-Дону были установлены системы контроля, учета и безопасности. Каждый ребенок получил специальную пластиковую карточку. Пришел в школу – активировал, и всем сразу ясно, где в данный момент ребенок находится, чем занимается. К сожалению, мне, как члену партии, пока удалось осуществить эту программу только в двух школах города.  Но, как говорится, начало положено.
Капитализм с социалистическим нутром
– Как вы считаете, в какой стране мы живем? У вас есть четкое понимание, какое общество мы создаем: капитализм, «социогуманизм» – определение Сергея Миронова – или нечто иное с непременным «человеческим лицом»?
– Я бы сказал, что строить нам следует капитализм с социалистическим нутром.
– Оригинальная формулировка!
– Самая верная, на мой взгляд.
– Так это и есть «социогуманизм» Миронова…
– Не совсем. Нам нужно общество, в котором действовали бы законы рынка, но при этом не угнетали отдельно взятого человека. Я хотел бы видеть нашу страну достаточно сильной, чтобы она могла при любом стечении обстоятельств быть надежно защищена от любых катаклизмов: внешних, природных, экономических, социальных. Чтобы каждый, кто в таком государстве будет рождаться, мог со временем воскликнуть: «Боже, как я тебе благодарен, что появился на свет именно в этой стране!» И 70-летний период недавних гонений на церковь и вероисповедание канул бы в лету.
Есть многие вещи, которые мне нравятся в политике президента России Владимира Владимировича Путина. Но главное, что он сделал, чем просто отчеканил свое имя в тысячелетней истории России, – это поднял страну с колен. Одним махом взял, поднял и говорит: «Стойте, пожалуйста, на ногах. Держитесь!»
Вот именно за это сегодня и выступает «Единая Россия» – за сильную страну с благополучным народом.

Русский проект

– Последнее ноу-хау «Единой России» – так называемый «Русский проект». Ваши

соратники по партии уверяют, что хотят предложить обществу «цивилизованный национализм». Как вы, грек по национальности, относитесь к этой затее? Насколько она, на ваш взгляд, уместна в сегодняшней России?
– Идея мне кажется правильной. Мы наконец-то заговорили о русской – и что мне особенно по сердцу – православной идентичности.
– Говорить надо о русской или все-таки о российской идентичности?
– Мы не можем говорить о российской идентичности как таковой, потому что в понятие «россиянин» входят люди разных конфессий. Ведь  в России, помимо православия, представлены ислам, буддизм, иудаизм… Если говорить о славянской идентичности, тогда, извините, меня, грека, как бы в сторону ставят. Поэтому правильнее всего, на мой взгляд, говорить о русской православной идентичности.
– Как, по-вашему, следует сохранять национальную идентичность в условиях глобализации?
– Все вторично. Какой, к примеру, я грек, если практически всю жизнь думаю, мыслю по-русски? Поэтому главный акцент сегодня, мне кажется, нужно сделать именно на духовном содержании идентичности – на православии. И звучать это могло бы так: русская православная идентичность.
Я готов с любой трибуны провозглашать и пропагандировать эту идею.
– И первое, что вам скажут: вы же сам не русский!..
– Однажды на одной из дискуссий за круглым столом мне был задан такой же вопрос. Я ответил, что если тот, кто спросил меня об этом, считает себя русским по крови, то я более русский, чем он. Понятие «русский» – это не только ДНК. Прежде всего это духовная принадлежность.

Счастье родиться в вере

– Расскажите о ваших личных взаимоотношениях с верой – как они складывались?
– Счастливый случай произошел со мной: я не пришел в веру, я родился в ней. У меня отец был глубоко верующим человеком – царствие ему небесное. Мама верующая. Отец строго чтил все церковные правила. Утро в семье начиналось с молитвы…
Большое счастье, когда человек рождается в вере! Неважно, в какой. Вот  я родился в православной вере, но совсем не фанат. Хотя и стараюсь даже за границей, если там есть православная церковь, непременно зайти помолиться, чем-то всегда помочь – храму, верующим…
– О помощи подробнее можно?
– На Северном Кавказе восстанавливаю монастыри, храмы. И на Урале… На мои средства построена церковь в Греции. Это копия православного храма 1870 года, который был в нашем селении Санта. Когда греки покидали Грузию, отец больше всего переживал, что будет с нашей церковью. Он доживал последние дни – было ему 88 лет, – у него были очень грустные глаза… И вот тогда я задал бестактный вопрос: «Неужели тебе в твои 88 лет так тяжело расставаться с нами?»  Отец ответил: «Нет, ты самый младший и твердо стоишь на ногах. И все на ногах тоже… Поэтому за вас, своих детей, я спокоен. Но я с печалью думаю, что будет с нашими церквями. Неужели в очередной раз они будут осквернены?» Тогда я понял, что он именно мне поручает решить этот вопрос.
Перед смертью я успокаивал его: «Ты не переживай, мы всё нормально перенесем…» Хотя и странновато было мне так говорить, потому что о том, как это можно сделать, я тогда и понятия не имел. Но до тех пор, пока я не построил копию церкви в Греции, не было мне покоя…

Абсолютно необъяснимые вещи!

– Очень понятные вещи – для верующих людей… Вы сердцем верите или умом?
– Я приверженец разумной веры. Подвергаю все анализу. Например, считаю, что бояться человек должен Господа Бога и… себя самого. Ибо от наших поступков наша жизнь и зависит. Поэтому бойся и себя самого!
– Существуют проблемы, которые волнуют вас именно как христианина?
– Конечно. Например, проблема постмодернизма, который ставит под сомнение, а то и вовсе отрицает понятие истины. Сегодня на Западе истину стараются подменить разными точками зрения, плюрализмом. Как сказал один из иерархов Русской православной церкви митрополит Кирилл: «Нас от животных отличает наличие совести, которая способна отделить добро от зла. Это и есть высшая нравственность. Но в эпоху постмодернизма ее нет...»
Русская православная церковь достаточно сильна, потому что за ней стоит сильное государство. Сегодня у православия, я считаю, вообще появился бонус: президент Путин, как известно, человек боголюбивый.  Один Господь Бог знает, кто будет следующим президентом России и будет ли он в той же степени верующим. Не воспользоваться сегодня таким бонусом будет для Церкви большим упущением. Возможно, я не прав, но я искренне так думаю.
– Любопытно, а как можно этим воспользоваться?
– Надо укреплять устои православия. Вот уже тысячу лет Россия не является духовной целиной. Поэтому нельзя допускать, чтобы приезжали сюда все кто угодно и начинали прибирать к рукам нашу духовность…

досье «Собеседника»


Иван Игнатьевич Саввиди родился 27 марта 1959 года в греческом селении Санта Грузинской ССР в семье рабочего. После окончания Денисовской средней школы Мартыновского района Ростовской области служил в Советской армии, в ракетных войсках. Уволившись в запас, переехал в Ростов-на-Дону. Окончил факультет материально-технического снабжения Ростовского института народного хозяйства.
В 1980 году приступил к работе на Донской государственной табачной фабрике. Прошел трудовой путь от рабочего до заместителя директора. В 1993 году избран генеральным директором компании «Донской Табак».
В 1998 году стал депутатом Законодательного собрания Ростовской области по Кировскому избирательному округу №44. С декабря 2003 года – депутат Государственной думы России. Заместитель председателя комитета Государственной думы по бюджету и налогам, координатор межпарламентской депутатской группы по связям с парламентом Греческой Республики.
Имеет две государственные награды. В 1999 году за большой вклад в социально-экономическое развитие Ростова-на-Дону награжден медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени. В 2003 году за достигнутые трудовые успехи и многолетнюю добросовестную работу награжден орденом Почета России.
С июня 2004 года – президент Ассоциации греческих общественных объединений России (АГООР). Кандидат экономических наук. Президент футбольного клуба СКА (Ростов-на-Дону).
Жена – Кирияки Саввиди, по профессии медицинский работник. Ныне – акционер холдинга «Группа АГРОКОМ». Вместе воспитывают двоих сыновей – Георгиса и Никоса. Все в семье – люди верующие, православные.

P.S. Более обстоятельные ответы на эти и многие другие вопросы, волнующие особенно тех, кто сегодня только вступает в серьезную трудовую и политическую жизнь, можно будет найти в книге-диалоге Ивана Саввиди и Михаила Сердюкова «Любить мозгами», которая готовится к выходу в свет в Издательском доме «Собеседник».

Подписаться на новости

Введите Ваш email:
email рассылки



Новости Партнеров

Loading...

Новое на сайте

11:08, 03 Декабря 2016
Sobesednik.ru спросил Александра Тихонова, чего ждать РФ от женской гонки на Кубке мира по биатлону
»
11:07, 03 Декабря 2016
Как стало известно Sobesednik.ru, Алексей Кортнев отреагировал на резкие выпады байкера Хирурга за клип «Патриот»
»
10:40, 03 Декабря 2016
Кинообозреватель Sobesednik.ru — о том, как режиссер «Мам» и «Что творят мужчины!» выходит из зоны комфорта
»