17:16, 24 Октября 2007 Версия для печати

Анастасия Мельникова: При виде крови падаю в обморок

Место для беседы Анастасия Мельникова выбрала сама: ресторан с окнами на Марсово поле. Через пять минут разговора выяснилось, что ресторан расположен в том же доме, где живет Настя. Рядом с ней, в соседнем подъезде, живут ее мама и младший брат с семьей. Очень удобно:  вышли из дома – и через три минуты друг у друга в гостях!

Когда семь лет назад Настя задумала купить квартиру в этом доме – тут жила ее мама, –   идея показалась сумасшедшей. Элитный дом был заселен под завязку. Но Настя своего добилась: постепенно выкупила комнаты у двадцати четырех жильцов коммуналки, переселяя  людей в отдельное жилье, а потом въехала на освободившуюся площадь. Теперь у нее огромная и стильная квартира с видом на жемчужину питерской архитектуры – храм Спас на крови.
Она так и говорит о себе без ложной скромности: «Я упорная. Всего, чего хочу в жизни, в конечном итоге добиваюсь!»

«Сволочи, где одинокая старость?!»

–  Настя, сейчас вы переживаете успех. Интересно, а когда он начался – счастливый период вашей жизни?
–  В детстве. У нас была семья  как в сказке. Мама, папа, я и два брата. Папочка говорил, что у детей должно быть невероятно счастливое детство и тогда запаса любви им хватит на долгую-долгую жизнь, даже если в ней когда-нибудь случится несчастье или горе.
Знаете, у меня бывали невероятно тяжелые периоды. Но я ни на секунду не чувствовала себя несчастной. Стоило мне закрыть глаза, и картины из детства наполняли меня радостью.
–  Вы пошли в актрисы, а ведь в роду у вас много врачей. Почему не продолжили династию?
–  При виде крови падаю в обморок.  У меня прадедушка врач, оба дедушки врачи, старший брат врач, мама врач, папа хирург-онколог, ученый. Папочки нет с нами уже двенадцать лет. Он первый в мире удачно удалил раковую опухоль  желудка у мальчика,  больного гемофилией. Представляете, с какой скоростью должна была быть сделана операция, чтоб не открылось кровотечение!
–  И что же, в вашем счастливом детстве вы даже с братьями не дрались?
–  Поскольку у меня два брата, драться они могли между собой. Хотя, конечно, обиды были. Помню, папа привез из Германии две тарелочки – тогда младшего братика еще не было. На одной тарелочке была нарисована растрепанная ворона, на другой – миленькая киска. Киску кому? Девочке, естественно. Но мы оба захотели  только ворону! Это была самая большая ссора в детстве. Через некоторое время тарелочка, слава Богу, разбилась, и наш конфликт с Олежкой – он старше меня на три года –  был исчерпан.
–  А сейчас, когда вы выросли, разногласия с родней случаются?
–  У нас очень дружная семья. С Олегом, к сожалению, мы видимся сейчас реже – он с семьей уехал жить в свой дом за городом. Но тот год, когда у меня родилась дочка, а брат еще не построил дом, был самым счастливым в моей жизни.
Представьте, в июле я рожаю Машеньку. Через две недели мальчика Ваню рожает жена старшего брата. А жена младшего брата нянчится со своей девятимесячной дочкой Сашей. Лето, все мы на маминой даче, три коляски стоят в ряд. Я заходилась от восторга, глядя на них!..
–  Сейчас вашей дочке пятый год, выходит, это было четыре года назад…
–  Да, а еще раньше приключилась такая история. Олежка тогда развелся с первой женой. Естественно, периодически у него появлялись какие-то дамы, и одна из них, войдя в мамин дом со старинной мебелью, быстро объяснила Олегу, что все это надо продать и купить нам, детям, квартиры и машины. Олег звонит маме и говорит: «Знаешь, ты неправильно живешь. Надо все продать и купить нам квартиры и машины. А если ты будешь и дальше жить неправильно, то тебя ждет одинокая старость». На что мама ему: «Котик, придешь в себя, звони!»
Прошло время, та дама исчезла из нашей жизни, Олег встретил свою нынешнюю жену. А теперь –  картина. Лето, мамина дача, огромный дубовый стол, за которым сидят мама, дочка Олега от первого брака Наташенька и сын от второго брака Рюрик. Из одной комнаты выхожу я с дочкой Машей, за нами идет бобтейл Портос. Из другой комнаты выходит брат Саша с женой Мариной, с дочкой Сашей на руках и скотч­терьером  Шерри. В этот момент открывается дверь с улицы и входят Олег с женой Олей, сыном Ваней в корзинке и лабрадором Мишей. Мама из-за стола: «Сволочи, а где обещанная одинокая старость?!»

«Аспирантура – чтобы не расстраивать папу»

– Когда-то вы написали, но не защитили кандидатскую диссертацию. Почему?


– Я закончила актерский факультет и, чтобы папочка не так расстраивался, поступила в аспирантуру. Закончила ее, написала диссертацию. Материал собирала в Америке, пока играла там в мюзикле. Но моя тема – «Американский мюзикл» у нас в стране была неактуальна: тогда у нас еще не было этого жанра. А ломиться сквозь стену, кому-то что-то доказывать – на это у меня в тот момент не было сил. Позже я вернулась на работу в театр, нырнула в репетиции сутками, какая там защита! Потом, когда забеременела, таила  надежду: «Вот появится два-три месяца, когда уже не смогу играть, допишу диссертацию!» В итоге играла до самых родов. Во вторник до двух ночи снималась в «Ментах», в среду в восемь вечера родила Машу, а в пятницу в десять утра уже работала на озвучании…
– Чем определяются повороты в вашей судьбе – случаем или причинно-следственной связью?
– Случаем, удачей. Про меня знают просто потому, что я со своей Настей Абдуловой оказалась в нужное время в нужном месте. Только благодаря этому счастливому случаю меня зовут еще в пятнадцать параллельных проектов. А ведь есть люди, которые гораздо глубже и талантливее меня –  взять хотя бы мой родной Театр имени Комиссаржевской.  Но их знает только узкий круг петербургской интеллигенции.
– Однако ведь это не означает, что они менее счастливы…
– Ни один артист не откажется от популярности. Ни один! Ну разве что больной, или дурак, или просто выпендривается. Я бы от этого не отказалась никогда.
– «Танцы со звездами» добавили вам популярности. Представляю, сколько комплиментов вы получили!..
– В начале проекта одна из самых молодых участниц шоу подошла ко мне: «Волнуетесь, Настя? Ну конечно, в вашем-то возрасте выходить на паркет!..» Девочка ничего плохого не хотела сказать, искренне подбодрила: мол, какая вы молодец, выходите танцевать в пенсионном возрасте…
– Но ведь вам всего тридцать семь.
– В тридцать восемь профессиональные танцовщицы уходят на пенсию. А  я только начала танцевать. Радость получила невероятную, но что так будет тяжело, не предполагала. Шоу записывали в Москве, а в Петербурге у меня были съемки в кино, поэтому приходилось трижды в неделю летать туда-обратно. На протяжении четырех месяцев спала по два-три часа в сутки.
– Но силы же за счет чего-то восстанавливались?
– Приезжала домой и обнимала Машу. Это самое сильное восстанавливающее средство – моя маленькая  обезьянка, принцесса, солнышко.

«Поревела, поревела и уснула»

– Скажите, а вот если бы «Менты» вам надоели, вы позволили бы этому чувству вырваться наружу?
– Они мне искренне не надоели. За одиннадцать лет  только мы вчетвером остались как основа сериала. Менялись продюсеры, сценаристы, режиссеры, операторы, артисты. Поэтому нет ощущения одного и того же. Да, это одна и та же роль, но я меняюсь в жизни, а вместе со мной меняется моя героиня. Сейчас снимаем очередной сезон, осталось четыре серии, и наш контракт с телеканалом «Россия» заканчивается. Пока никаких официальных предложений у нас нет. Надеюсь, что кто-то подхватит эстафету. Хотя, если честно, мне нужно остановиться. В прошлом году я отдыхала полтора дня. И то только потому, что «сошла с дистанции» на игре в форте Боярд. Не рассчитала силы. На такие экстремальные программы можно ездить только очень здоровым человеком, подготовленным и отдохнувшим. Так вот, из Франции я полетела к маме и дочке на море, на полтора дня. А иначе я вообще была бы без отпуска.
– Зачем вы так торопитесь жить?
– В моей жизни было несколько случаев, когда я понимала, что неизвестно, останусь ли завтра жива. Мы все под Богом ходим. Если что-то со мной случится, я хочу знать, что мой ребенок полностью обеспечен и у моих братьев и мамы будет на что его растить.
Маша должна была родиться в семье, но за два месяца до родов оказалось, что растить ее буду одна я. Мне нужно максимально много успеть. Тем более я не уверена, что буду так востребована много лет. Поэтому стараюсь построить мансарду, чтобы в любой момент можно было ее сдать и на эти деньги спокойно растить ребенка дальше. А потом, дело не только в деньгах. Знаете, почему для меня так важно защитить диссертацию? Положение моей семье обеспечивал папа. А моему ребенку это положение должна дать я. В детстве я была «профессорской дочкой». Это меня ко многому обязывало. Дочка слесаря могла получить двойку, и никто бы об этом не узнал. А мою  двойку обсуждал бы весь папин институт.
У меня «нельзя» было в миллион раз больше, чем у других. И то же самое я хочу для Маши. Мне говорят: «Почему у тебя щенячий восторг по поводу присвоения звания «Заслуженная артистка»?» Да потому, что Маша теперь – дочка заслуженной артистки!  Ей придется соответствовать. Мне говорят: «Зачем ты купила Маше дорогую шубу?» А вы посмотрите, как она спину держит – разве в куртке и кроссовках ребенок будет так ходить?
– Вы бесповоротно счастливая мамочка!
– В детстве я представляла, что у меня будет огромное количество детей. Когда у старшего брата родились дети, он говорил маме: «Я тебя умоляю, спрячь детей, Наська сейчас их задушит своей любовью». Знаете, я хочу большую семью – как это было у моих родителей: мама, папа и дети. У Маши, конечно, есть семья – она живет в огромном клане Мельниковых, и все ее обожают. Но самые счастливые минуты моего детства –  когда я болела. Тогда я прибегала на кровать к маме и папе и ложилась посередине. Чувствовала сильную спину отца и обнимала мамочку. Мне хочется, чтобы такая спина была и за Машей тоже.
Но мужская спина может появиться только как спина моего мужа – другие варианты исключены. И это будет только тот человек, которого примет Маша. Если такое случится – а я очень прошу об этом Боженьку! – тут же нарожаю три-четыре штучки мальчиков и девочек и буду их растить. Любви у меня хватит на многих!
– Успех – штука приятная. Но у каждой медали есть обратная сторона. Какие минусы у успеха?
– У меня две крайности. Когда я прихожу в магазин, чтобы что-то купить, либо у меня вообще не берут денег, чего я себе позволить не могу, либо у меня на лбу видят бегущую строку: «Дура – денег снять можно!», и тогда продавцы «заряжают» немыслимые суммы. Пример. В московском  магазине вижу кровать. Замираю – не кровать, а мечта! Подходит администратор: «Настя, вам понравилась кровать? Это из итальянской коллекции, очень дорого. Двенадцать тысяч евро, но вам мы сделаем скидку на тысячу». В этот момент идет директор магазина: «Хотите купить? Только что с выставки, и только для вас мы делаем скидку. Семнадцать тысяч евро». Но в целом, когда начинаешь выискивать  минусы успеха, плюсы конечно же зашкаливают!
– Вы производите впечатление человека, который никогда не уронит слезинки.
– Полночи сегодня проревела! Пришла домой в три ночи после съемок, голова болит, хочу чаю, а сил нет, чтобы встать и согреть. За весь день забыла поесть – был очень плотный график. И так мне себя жалко стало! К тому же накануне не спала ночь – нашего хорошего знакомого пьяные подонки изрезали разбитой бутылкой от шампанского около метро в одиннадцать вечера. Приехала скорая, мы следом поехали в больницу. Я снимаю шляпу перед врачами – они потрясающе сделали свое дело. И не мое лицо там сработало, я вас уверяю… Так вот, лежу в кровати, реву. Поревела, поревела, успокоилась и уснула.  Это нормально, человек должен иногда плакать.

наше досье


Анастасия Рюриковна Мельникова родилась в Ленинграде в 1969 году. В шестнадцать лет поступила в Ленинградский институт театра, музыки и кино на актерский курс Вениамина Фильштинского. В двадцать лет окончила институт, поступила в аспирантуру и уехала в Америку на стажировку. Играла на Бродвее в мюзикле «Пиппин», начала репетировать роль в «Вестсайдской истории», но через год вернулась в Ленинград – по настоянию мужа.
В кино сыграла больше двадцати ролей. Самые известные фильмы – «Менты», «Опера», «Идиот», «Агент национальной безопасности», «Казус Кукоцкого».
Не замужем. Дочке Маше 4,5 года. 

что еще?


Цветы умерли, потому что скучали


Через три дня после интервью я зашла к Анастасии Мельниковой домой – за фотографиями. Живые растения – вот что поразило меня ничуть не меньше, чем вид из окна. Дело в том, что их как будто собирали в коллекцию по признаку «самые капризные в комнатном разведении». Одни только горшечные орхидеи или гардения чего стоят – не всякий дипломированный цветовод-ботаник сумеет обеспечить им пригодные для роста условия. А у Насти они не просто растут, но цветут и пахнут. Посреди зимы! Развесили свои роскошные розетки прихотливые орхидеи, клеродендрумы выпустили красно-белые и палевые – редкий сорт! – цветки, требовательная к уходу гардения набрала душистые белые бутоны…
– Да что вы, я и не знала, что они капризные! – удивляется Настя. – Гардения у меня цветет  четыре раза в год, каждый раз по 20–25 цветков. Я сама ухаживаю за растениями, поливаю, делаю подкормки, ношу мыться в душ. Я их очень люблю. И они меня любят. За четыре месяца, пока я записывала в Москве «Танцы со звездами», некоторые растения погибли, хотя за ними прекрасно ухаживали, некоторые заболели, так что я сейчас их выхаживаю.

Подписаться на новости

Введите Ваш email:
email рассылки



Новости Партнеров

Loading...

Новое на сайте

00:02, 05 Декабря 2016
Колумнист Sobesednik.ru Леонид Радзиховский – о реорганизации президентской администрации
»
20:03, 04 Декабря 2016
Кто за чей счет пиарится и что говорят сами рэп-исполнители о пропаганде наркотиков, разбирался Sobesednik.ru
»
17:08, 04 Декабря 2016
Sobesednik.ru попытался разобраться, что заставляет мужей отправлять своих возлюбленных за приключениями на сторону
»