14:02, 26 Февраля 2016 Версия для печати

Валерий Ганненко: Торт – новое оружие пролетариата?

Алексей Навальный после атаки тортом
Алексей Навальный после атаки тортом
Фото: @navalny / Twitter

Обозреватель Sobesednik.ru — о новой эпидемии нападений на политиков и активистов с продуктовыми снарядами и её истоках.

Сознательный активист запрещенной ныне на территории РФ Национал-большевистской партии (НБП) был всегда готов ко встрече со своим врагом. А встречи и разговоры с врагами у нацболов были короткими: в дорогой (или не очень) костюм летели яйца или помидоры, затем в разговор вмешивалась охрана — и вот уже вскоре активисты НБП улыбаются из «клетки» в зале суда. Иногда в ход шли бутылки с водой, иногда — кондитерские изделия. Истории с метанием продуктов питания получали широкий резонанс, наказания за них были предусмотрены минимальные — скандалисты-нацболы чаще всего отделывались административными штрафами или ночью в отделении бывшей милиции.

Чаще всего, но не всегда. Так, например, в 2003 году торт прилетел в мэра Нижнего Новгорода Вадима Булавинова. На совещание в нижегородской администрации ворвались трое молодых людей, парни принялись раскидывать листовки, девушка же, воспользовавшись замешательством чиновников, бросила в мэра бисквитным тортом. В интервью она описала произошедшее так: «Строго говоря, я не бросала торт, а прислонила его к лицу мэра рукой. Пыталась сделать это помягче, чтобы не изувечить человека. Мэр, видимо, не ожидал такого подвоха. Он оторвал лицо от газеты, которую читал, недоумевая, поднял лицо и… получил».

В итоге на студентку педагогического вуза было заведено уголовное дело по статье 319 УК РФ — «Оскорбление должностного лица при исполнении служебных полномочий». Чуть позже мэр Нижнего попросил прокурора закрыть уголовное дело, но прецедент доказал, что торт, брошенный в лицо, является оскорблением.

Еще меньше повезло активистке НБП Таисии Осиповой, ударившей губернатора Смоленской области букетом гвоздик. Таисия была признана виновной по 318 статье УК («Насилие по отношению к представителю власти») и была приговорена к году лишения свободы условно.

По сути, удар тортом мало чем отличается от удара букетом: приятный подарок выступает в роли орудия «насилия». Запомним и это.

Несмотря на штрафы и условные сроки активистам, революционная борьба нацболов продолжалась. Но продуктовый бумеранг, запущенный национал-большевиками, неожиданно вернулся обратно. В 2006 году неизвестные забросали петардами и яйцами Эдуарда Лимонова, лидера скандалистов, направлявшегося в Таганский суд на обжалование запрета регистрации НБП (как вы уже поняли, запрещенной в РФ). Нацболы утверждали, что за акцией стояли прокремлевские активисты, называли предполагаемых организаторов, но организаторы, конечно, не сознались в содеянном.

В нулевых годах такое поведение со стороны упомянутых прокремлевских активистов нельзя было назвать типичным. Продуктовому терроризму прокремлевцы предпочитали пикеты, шествия и костюмированные акции.

А теперь перенесемся в наши дни. Нет больше НБП, от «Наших» остался только «Стопхам», воюющий с автомобилистами, «Молодой гвардии "Единой России"» и след простыл. На внутриполитической арене теперь орудуют разнообразные «освободительные движения». Герои нашего времени уже не стесняются применять опыт самых одиозных партий девяностых и нулевых.

Сторонники освобождения нации закидывают Алексея Навального яйцами в Новосибирске, обливают пенсионера Владимира Ионова неизвестной жидкостью кислотно-зеленого цвета. А вот летят снаряды посерьезнее: контрацептивы, заполненные фекалиями, запущены в участников пикета движения «Солидарность». Активное участие во внутренней политике принимают и чеченские патриоты, бросившие в Михаила Касьянова тортом.

Так что же привело к исчезновению границы между допустимым и недопустимым? Как вышло, что брошенный контрацептив, заботливо наполненный человеческими фекалиями, позорит не бросившего, а человека, в которого он прилетит?

Легко понять стремление партий, общественных движений быть ближе к электорату. Когда-то довольно близко к народу подобралась запрещенная НБП: коротко стриженые юноши и девушки с рабочих окраин у некоторых вызывали симпатию. В то время как другие партии пытались подкупить избирателей красивыми речами, нацболы, закатав рукава, вели свою продуктовую герилью. Так стоит ли сегодня удивляться методам прокремлевцев, когда физическое превосходство считается одним из основных аргументов в любом противостоянии? Когда президент страны открыто заявляет: «Никакой аннексии Крыма не было. Да, мы использовали свои Вооружённые силы, но для того, чтобы провести референдум». Именно в таком порядке — сначала вооруженная сила, а потом референдум. И пока в России ограничено свободное ношение огнестрельного оружия, патриоты и прочие активисты освободительных движений вооружаются фекалиями и кондитерскими изделиями. И брошенный в политика предмет больше не считается оскорблением или орудием насилия — теперь это самый обычный аргумент в полемике. Или просто шутка, как к этому отнесся глава Чеченской республики.

Также по теме

Подписаться на новости

Введите Ваш email:
email рассылки



Новости Партнеров

Новое на сайте

15:50, 06 Декабря 2016
Глава Московского Красного Креста Игорь Трунов рассказал, что сделает СК РФ после убийства врачей в Алеппо
»
15:07, 06 Декабря 2016
В Ленкоме прошла премьера «Дня опричника» по Владимиру Сорокину. Репортаж Sobesednik.ru
»
14:22, 06 Декабря 2016
Хакеры, обещавшие взломать банковскую систему России, затаились на время, объяснил Sobesednik.ru эксперт
»