20:58, 06 Августа 2015 Версия для печати

"Побег" Евгении Васильевой: на кого переведут стрелки

Евгения Васильева
Евгения Васильева
Фото: Russian Look

Васильеву найдут не раньше, чем она сама того захочет — а вот новых «врагов народа» на её место россиянам найти помогут.

Поиски Евгении Васильевой, кажется, не закончатся уже никогда. Ведомства, в той или иной мере ответственные за судьбу арестантов, разделились на тех, кто отказывается искать беглянку, и тех, кто говорит, что не выдаст её местонахождения, не говоря уж про самочувствие.

Всё дело якобы в защите персональных данных. Sobesednik.ru уже сталкивался с этой проблемой, когда пытался узнать хоть что-то о судьбе криминального авторитета Вилора Струганова, также известного как Паша Цветомузыка. ФСИН тогда также заявил, что не имеет права предоставлять какую бы то ни было информацию без согласия самого заключенного. Волей-неволей задумаешься, что, кажется, наконец найдено место, где многочисленные звёзды шоу-бизнеса, недовольные постоянным вмешательством прессы в их жизнь, могут наконец отдохнуть от внимания папарации: место это — российская тюрьма. Опять же, даром, что ли, многие из них тяготеют к блатной романтике.

Сюжет с Евгенией Васильевой развивается параллельно другому сюжету — с часами пресс-секретаря президента Дмитрия Пескова. Кто-то может даже подумать, что историю с Песковым «вбросили» нарочно в попытке отвлечь внимание от Васильевой; впрочем, во-первых, для таких выдумщиков Навальный всегда будет «агентом Кремля», а во-вторых, уже появились заявления, согласно которым наоборот скандал с Васильевой — это «отвлечение внимания».

Сходны эти два сюжета в том, что происходящее объявляется личным делом персон, находящихся в центре скандала. Дмитрий Песков уже заявил, что общественности не следует беспокоиться о том, как он обзавёлся пресловутыми часами и сколько они стоят. Иными словами, никого в стране не должно волновать, откуда взялся у одного из самых приближённых к президенту людей подарок, стоимость которого в худшем случае равняется нескольким его годовым заработкам, а в лучшем — многократно превышает максимально допустимую стоимость подарка, который может получить и оставить себе, никого не уведомив, чиновник по российскому закону.

Вот и применение к Евгении Васильевой российского закона тоже внезапно оказалось её, Васильевой, и российского государства личным делом. Ни одного российского гражданина это более, по всей видимости, не должно касаться, раз ни одна живая душа, похоже, не узнает теперь, где Васильева отбывает наказание и сидит ли она вообще. По крайней мере, в предполагаемой колонии её пребывания Васильеву не показали даже правозащитникам из местной общественной наблюдательной комиссии, для которых по статусу в тюрьмах закрытых дверей быть не должно.

Когда выносили приговор по делу «Оборонсервиса», многие интеллигенты-гуманисты ужасались тому, какая бездна ненависти и жажды мщения открылась как в народном сердце, так и в сердцах некоторых собратьев. Они взывали к милосердию, призывали не травить человека, который, сколько бы ни украл, отправляется всё же не на курорт, а в российскую тюрьму, да к тому же во многом не только за свои грехи, а скорее в виде «стрелочника». Но теперь выясняется: те, кто так жаждал увидеть Васильеву не в пресловутых хоромах в Молочном переулке в шелках и злате, а в бараке в тюремном платке и робе, не получат столь желанного зрелища. Радоваться ли этому? Пожалуй, что нет, но не потому, что показательные казни, хоть бы и гражданские, — это хорошо и правильно.

То, что происходит с Евгенией Васильевой, означает лишь, что правосудие, чинимое российским государством, окончательно отторгнуто от народа, который номинально, согласно Конституции всё ещё является источником власти в государстве. Всякий сиделец, не исключая Евгении Васильевой, виновен теперь перед государством, а не перед людьми и миром. Грубо говоря, он не должен, как Раскольников, пойти на площадь, поклониться на четыре стороны, стать на колени и признаться — он должен всего лишь утрясти инцидент с начальством. Если для государственной системы он в конечном счёте «свой» — наверняка получится, что называется, решить вопрос полюбовно. И чем дальше, тем больше кажется, что именно это удалось Васильевой. Как именно, на днях описал эксперт-адвокат.

Если же в руки правосудия попадает враг государства — ему несдобровать. Это относится в первую очередь к политзаключенным (узники 6 мая, Олег Навальный, Евгений Витишко и далее по списку вплоть до недавних «расшатывальщиков государственного строя» путём призывов к референдуму), во вторую очередь — к тем, кто вступил в конфликты с местной властью, в том числе экономические, «левиафанского» толка; и так до самого низа пирамиды — до того хрестоматийного случая, когда местный депутат избил пешеходов, слишком долго переходивших дорогу перед его машиной, а потом этим же пешеходам дали срок — якобы за нападение на депутата же.

Врагам государства в этой ситуации остаётся радоваться хотя бы тому, что их не объявляют ещё врагами народа. Впрочем, этого не происходит не потому, что народ выключен из системы отправления правосудия и оно вершится фактически не от его имени. Просто пока нет сигнала. Если людей смогли убедить в том, что это Обама отнял у них пенсии, смогут убедить и в том, что это чёрный маг Навальный или ведьмы из Pussy Riot заговорили посевы и сгубили урожай — дайте только срок.

Формула «друзьям — всё, врагам — закон» появилась не вчера, но, пожалуй, впервые получила такое безупречное медиасопровождение.

Подписаться на новости

Введите Ваш email:
email рассылки



Новости Партнеров

Новое на сайте

00:09, 10 Декабря 2016
Выпускающий редактор Sobesednik.ru Александр Минайчев — об итогах протестных событий пятилетней давности
»
00:01, 10 Декабря 2016
Обозреватель Sobesednik.ru Михаил Осокин – о проникновении «Закона Божьего» в школьное образование
»
22:04, 09 Декабря 2016
Ежегодно зимняя хроника ЧП пополняется историями о пострадавших от сосулек, напоминает Sobesednik.ru
»