00:01, 28 Июля 2015 Версия для печати

Пётр Офицеров: Стало только хуже – война у каждого светофора

Пётр Офицеров считает, что в России вырос градус «безумия и агрессивности»
Пётр Офицеров считает, что в России вырос градус «безумия и агрессивности»
Фото: Личный архив

Фигурант дела «Кировлеса», предприниматель Петр Офицеров поделился с Sobesednik.ru своими мыслями о России и её будущем.

Напомним, что Пётр Офицеров и известный оппозиционер Алексей Навальный обвинялись по делу о хищении имущества кировского государственного предприятия «Кировлес». Как ранее писал Sobesednik.ru, суд признал Навального и Офицерова виновными, им дали условные сроки.

— Как смотрите на политическую ситуацию в России?

— Честно говоря, ничего практически в моём взгляде и мнении не изменилось. Единственное — у нас градус безумия и агрессивности сильно вырос. И он ежедневно растёт в геометрической прогрессии. Каждый раз, заходя на информационные сайты — я уже итак смотрю очень небольшое число ресурсов, чтобы не перегружать себя разным мусором, — но всё равно вижу, что ежедневно этот градус безумия и агрессии растёт.

— В чём он проявляется?

— Он проявляется... самое мерзкое — в ненависти и нетерпимости. Нетерпимости к другим точкам зрения, нетерпимости к мнениям, отличным от чего-либо. Люди, причём с разных сторон, яростно относятся друг к другу. Такое ощущение, что у нас война проходит около каждого светофора, а люди считают, что они обязаны держать свою «линию фронта», защищать её от наступающих.

— Это случилось до присоединения Крыма?

— Нет, уже после присоединения Крыма к РФ. На мой взгляд, наиболее сильно это стало проявляться начиная с осени 2014 года.

— Как вы думаете, будет ли новый виток экономического кризиса?

— Я бы не сказал, что будет новый виток кризиса. Моё мнение — я в этом плане не глобальной экономист, но то, что я вижу — у кризиса и первый виток не закончился. Он стал пологим, вязким, мы к этому привыкли, и потихоньку сползаем в эту яму. Знаете, это как старые здания разрушаются: они же не разрушаются ступенями — сначала одна, потом вторая. Они просто сыпятся, сыпятся — чем дальше — тем быстрее. Вот так и мы: доходы компаний и людей падают постепенно в разных отраслях, и тенденция, увы, очевидна.

— От чего это зависит?

— Как в примере со зданием, тут всё зависит от ухода. Если мы посмотрим на памятники, которым по 300, по 500 лет, за которыми грамотно ухаживают, они же почти не меняются. Но даже новые дома, которым по 30 и 40 лет, без ухода разрушаются. Это метафора, но всё зависит от того, как мы, наша экономика в целом будет меняться и двигаться вперед. Сегодняшний кризис — он же не внезапно случился. Скажем так, проблемы для развития кризиса накопились.

— А сейчас мы справляемся?

— Нет. Из того, что нужно было сделать для борьбы с последствиями, с причинами, — ничего не сделано. Коррупция как была, так и осталась. Даже стала ещё больше. Суд — ещё хуже. Правила и законы вообще «отменились». Сегодня крайне много стало людей, которые имеют возможность оставаться безнаказанными. Они ведут себя так, как хотят, в итоге это приводит к тому, что нет порядка. А бизнес и экономика из-за этого начинают хворать и разрушаться.

— Многие люди из-за кризиса уезжают и страны. Вы бы хотели уехать?

— Вы знаете, к сожалению, очень много людей, которых я знаю и к которым отношусь с большим уважением, либо уже уехали, либо уезжают из страны. Многих я знаю очень хорошо. Все они понимают, что есть два пути: либо сползать вместе со всеми, либо переждать в другом месте. Логически они поступают совершенно правильно, и я не могу их винить. Как говорится, меняй страну, если не можешь свою изменить. Но, увы, в самой стране нет запроса на изменения, слишком много людей считают, что у нас все и так хорошо. Верят в то, что у нас всё здорово, а если все здорово и прекрасно, так нечего и улучшать... Те, кто не считает, что у нас все лучше всех, принимают для себя решения, выбирая, что для них лучше.

— И всё-таки сами бы вы уехали, если бы у вас была возможность?

— Я ещё 3 года никуда не могу выезжать, у меня даже загранпаспорта нет. Знаете, у меня шестеро детей, уезжать мне бы очень не хотелось. Единственная причина, чтобы уехать — ради защиты детей. А так, поскольку я оптимист, думаю, что ещё есть шанс что-то изменить. Но в целом, люди, которые уезжают — я их прекрасно понимаю, и сказать, что у них неправильный выбор, не могу.

— Для того, чтобы менять ситуацию в стране, нужна оппозиция, какие-нибудь активные действия. Вы как смотрите на нашу оппозицию?

— У нас оппозиция есть. Она, к сожалению, небольшая. Но я смотрю на РПР-ПАРНАС — они потихоньку растут, они эволюционируют. И постепенно они вырастают — на сопротивлении, а не так, как остальные партии, на вседозволенности. А раз они растут под давлением, то, думаю, у них и качество будет выше.

— Присоединились бы к ним?

— Для активной работы сейчас я не могу к ним присоединиться в силу определенных обстоятельств, и, думаю, еще некоторое время сделать этого не смогу. А потом... ну, я не знаю, как будет потом... Но я точно знаю, что поддерживаю их и буду голосовать за них.

Подписаться на новости

Введите Ваш email:
email рассылки



Новости Партнеров

Новое на сайте

07:05, 05 Декабря 2016
Как выяснил Sobesednik.ru, россияне немного отошли от экономического шока и снова стали активнее путешествовать
»
06:05, 05 Декабря 2016
Журналист Sobesednik.ru в стихах – о судействе Оксаны Пушкиной на шоу «Ледниковый период»
»
00:02, 05 Декабря 2016
Колумнист Sobesednik.ru Леонид Радзиховский – о реорганизации президентской администрации
»