20:06, 18 Июля 2015 Версия для печати

Явные провалы, скрытые прогибы. Психолог о книгах политиков

Министр культуры Владимир Мединский
Министр культуры Владимир Мединский
Фото: Замир Усманов / Russian Look

В фойе Думы открылась выставка: политики рекомендуют свои любимые книги. Рекомендуют нам, а приоткрыли собственную душу.

Среди участников летней выставки, к слову, не все депутаты — еще один министр (культуры), два губернатора (Смоленской и Брянской областей), сенатор, член СПЧ и глава ЦИК. «Собеседник» прошелся по выставке с социальным психологом Алексеем Рощиным. И вот что специалист «прочел» о политиках в их рекомендациях.

1. Геннадий Зюганов: Пушкин — собр. соч., Толстой «Война и мир», Н. Островский «Как закалялась сталь», Шолохов «Тихий Дон», Распутин — собр. соч.

— Этот выбор четко соответствует привычному нам «папаше Зю» — классический осколок прошлого, закоренелый аппаратчик. Он выбрал канонический «советский» набор из школьной программы. Явно не готов выделяться из толпы. Пытается максимально скрыть свою индивидуальность.

2. Станислав Говорухин: Ремарк «Три товарища», Твен «Приключения Тома Сойера», Гоголь «Мертвые души», Дюма «Три мушкетера», Лермонтов «Герой нашего времени».

— Живой человек, ему близки настоящие, мужские приключения. Этот выбор выдает натуру, не готовую к конформизму. Человека, который по сути остался (по отношению к миру) подростком.

Сергей Железняк
Сергей Железняк
Фото: Елена Скворцова

3. Сергей Железняк: Пушкин «Евгений Онегин», Лермонтов «Мцыри», Пикуль «Реквием каравану PQ-17», Есенин — стихи, Симонов — собр. соч.

— Канва — главные книги, связанные со школьной программой, плюс вкрапление позднесоветской попсы (Пикуль). В общем, человек с довольно устаревшими вкусами (хотя и молодой по возрасту), с налетом легкой сентиментальности. То есть налицо легкое выпадение из своего поколения в сторону более старшего. Возможно, именно поэтому он имеет успех у зрителей ток-шоу на ТВ. Впрочем, не исключено, что все это напускное.

4. Владимир Жириновский: Солженицын «Один день Ивана Денисовича», «Матренин двор», Иван Ильин — собр. соч., Маяковский — собр. соч., Цвейг «Наполеон».

— Достаточно неожиданный набор для привычного нам скандалиста и бузотера Жириновского! Кажется, что выбирал скорее советский диссидент: Солженицын, Ильин... Однако, если приглядеться внимательнее, мы увидим, что это просто Жириновский действует, как обычно, на полшага впереди мейнстрима: Солженицын и Ильин — это исконно-посконная Русь, почвенничество; Маяковский — горлан-главарь, Наполеон — империя и экспансия. Если сложить вместе, что получается? «Русский мирЪ»! Отец ЛДПР даже в эпатаже всегда чутко следует «линии партии».

Владимир Жириновский
Владимир Жириновский
Фото: Елена Скворцова

В общем, Жириновский на волне событий и даже действует с опережением. В отличие, кстати от его сына.

5. Игорь Лебедев: Толстой «Война и мир», Достоевский «Преступление и наказание», Пушкин «Маленькие трагедии», А. К. Толстой «Князь Серебряный», Грибоедов «Горе от ума».

— Этот человек застрял в XIX веке и не хочет вылезать оттуда.

6. Светлана Журова: Беляев — собр. соч., Ефремов «Час быка», Булгаков «Мастер и Маргарита», Ричард Бах «Чайка по имени Джонатан Ливингстон», Железняков «Чучело».

— Из суровой конькобежицы выглядывает трепетная филологиня первого курса (этими произведениями обычно увлекаются именно такие девушки), способная понимать сложные тексты (Ричард Бах). «Чайкой Джонатан» увлекались в конце 80-х. Это был культовый роман. Его обожали те же люди, что носили на руках Гребенщикова. В общем, необычный (по сравнению с думской массой) выбор. Фантастика, романтика... Причем не слюнявая, а образца XIX века, связанная больше со смертью, чем с любовью.

7. Андрей Исаев: Гайдар «Судьба барабанщика», Чехов — рассказы, Зощенко — рассказы, Эрих Фромм «Бегство от свободы».

— Настораживает обилие отсылок к «собраниям сочинений» или вот к «рассказам вообще». Возникает подозрение, что конкретных произведений наш «советчик» просто не помнит. Но сочетание Чехова и Зощенко наводит на мысль, что Исаеву чем-то близки их юмор и немного брезгливое отношение к человечеству. «Судьба барабанщика» — rнижка увлекательная и страшная, можно сказать, «советский Твин Пикс». Кругом враги и шпионы, «совы не то, чем кажутся». Если тебя в детстве перепахала эта «Судьба», ты потом всю жизнь будешь везде видеть заговоры. Оно, кстати, полностью соответствует нынешнему настрою ГД. А Фромм с его яростным памфлетом против нацизма — явно привет от подавляемой, но не подавленной свободолюбивой части души депутата, который в юности был анархистом. Возможно, он по сию пору воображает себя агентом добра и света в скучном стане «Единой России».

Иосиф Кобзон
Иосиф Кобзон
Фото: Елена Скворцова

8. Иосиф Кобзон: Рождественский — стихи, Евтушенко — стихи, Гамзатов — стихи, Н. Островский «Как закалялась сталь», Полевой «Повесть о настоящем человеке».

— О чем поет, то и рекомендует. Это говорит о постоянных ценностях этого человека.

9. Владимир Мединский: Толстой «Война и мир», Шолохов «Тихий Дон», Булгаков «Дни Турбиных», Н. Островский «Как закалялась сталь», Достоевский «Братья Карамазовы».

— Думаю, министр тут скрыл собственные вкусы и обозначил лишь то, что должен любить любой человек в стране. Во-первых, тут перечислены большие романы. Соединение русских и советских классиков показывает преемственность нашей истории. Сегодня это тренд. Если помните, в 90-е советский период считали провалом в истории страны. В списке нет ни одного иностранного автора. В этом я снова вижу социальную желательность — Мединский пишет как бы «от имени и по поручению государства». И наконец, в Мединском существует некий надлом («Дни Турбиных»). Хотя я не знаю, как именно он любит это произведение — как его любил Сталин, которому было приятно посмотреть на поверженных врагов, или как-то иначе.

10. Елена Мизулина: Бунин «Темные аллеи», Булгаков «Мастер и Маргарита», Иван Ильин «Путь духовного обновления», Платонов «Город Градов», Толстой «Анна Каренина», «Воскресенье».

— Отсылы к нелегкой женской судьбе с оттенком весьма откровенной эротики — вполне в ее имидже. Четыре книги про плоть и одна про дух (Ильин, сейчас появилась мода на его идеи)... В общем, мятущаяся душа и кающаяся монашка. Все это скрыто в Мизулиной.

Елена Мизулина
Елена Мизулина
Фото: Елена Скворцова

11. Сергей Миронов: «Евгений Онегин», Толстой «Война и мир», Достоевский «Бесы», Ильф и Петров «12 стульев», «Золотой теленок».

— Этот выбор говорит: мол, я свой в доску. Правда, думаю, что перед нами опять-таки пример «говорю не как человек, а как госдеятель». А вот выбор «Бесов» (это произведение сегодня трактуется в стане российских «государственников» как предупреждение об опасности цветных революций) применительно к Миронову может означать его подсознательное желание: все должно идти тихо, без катаклизмов.

12. Ирина Роднина: Зощенко — рассказы, Булгаков «Мастер и Маргарита», Ремарк «Три товарища», Хэмингуэй — собр. соч., Сэлинджер «Над пропастью во ржи».

— Кидает своей подборкой вызов всей ГД: иностранные авторы преобладают! Она — гражданин мира, какой была тогда, такой и осталась сейчас. Но отметим, что это все же мир 70-х — годы наивысшего расцвета ее славы. Того, который, несмотря на железный занавес, был (по крайней мере для нее) более открытым. Она явно искренне любит эти книги. Роднина осталась равна себе самой в молодости, что редко случается. Она — в чем-то романтик, в ней есть и некая разочарованность (этот вывод я делаю из общей тональности книг), но и готовность идти против течения.

Андрей Туманов
Андрей Туманов
Фото: личная страница во «Вконтакте»

13. Андрей Туманов: Носов «Незнайка на Луне», Конан Дойль «Подвиги бригадира Жерара», Дарвин «Путешествие натуралиста вокруг света на корабле "Бигль"», Северянин «Громокипящий кубок», Бобровникова «Цицерон».

— Это явно в самом деле любимые книжки депутата. Они все известны, но совсем не мейнстрим. Это редкое качество — мало кто готов так открывать себя. Туманов — человек с независимыми суждениями (Дарвин и Цицерон — едва ли поощряются в сегодняшней ГД), открытый, адекватный. Видимо, душа компании. У него юношеская душа («Подвиги бригадира Жерара»), в его поведении есть и мальчишество, и позерство (Северянин).

14. Владимир Чуров: Ремарк «Три товарища», Жюль Верн «Таинственный остров», Шолохов «Тихий Дон», братья Стругацкие «Понедельник начинается в субботу», А. Толстой «Петр I».

— Многие люди называют любимые книги своей юности и подросткового периода. Чуров — типаж «шестидесятника» (Ремарк и «Петр I»). Жюль Верн тоже понятен в его списке — глава ЦИК некогда был путешественником. А вот Стругацкие — символ скрытой фронды того времени. В общем, перед нами наглядный путь юноши — скрытого фрондера, ставшего ответственным чиновником. При этом он не видит особой разницы между тем, что было и что стало.

Общий портрет

— Наши политики, — подводит итог Рощин, — читают мало книг. Заметьте, в основном они рекомендуют то, что прочитали в подростковом возрасте. Еще заметен уклон в список литературы, которую проходят в школе. Очевидный провал — практически нет современных авторов. То есть, они их не читают. Хакамада — исключение («Набережная неисцеленных» Бродского, «Охота на овец» Мураками, «Недоподлинная жизнь Сергея Набокова» Пола Рассела и «Тишина» Питера Хега), но она — политик из другой колоды.

Впрочем, депутат Максакова тоже называет современных авторов — Пелевина и [Натана] Дубовицкого, а депутат Ярослав Нилов — Владимира Жириновского. Правда, в отличие от Пелевина, двух последних трудно назвать писателями. Здесь — очевидный прогиб у советующих. Нилов пытается угодить главе своей партии, Максакова — отличиться перед Сурковым (Дубовицкий — его псевдоним — ред.). У Максаковой, кстати, образцовый набор утонченности и снобизма модного нынче стиля a la mass. В ее списке — Ветхий завет, рассказы Набокова, рассказы Пелевина, «Щегол» Донны Тартт и «Машинка и велик» Дубовицкого. Видимо, по принципу «весь мир — пиар»...

У Нилова все проще: «Граф Монте-Кристо» Дюма, лирика Пушкина, «Робинзон Крузо» Дефо и «Иван, запахни душу!» Жириновского. Ясно, что в этом человеке сочетаются тяга к действию, авантюре и готовность к конформизму, явный прогиб перед шефом.

А вот у депутата ГД Калашникова — джентльменский набор студенческий тусовки конца 80-х («Маленький принц» Сент-Экзюпери, «Подросток» Достоевского, «Опыты» Монтеня, «Божественная комедия» Данте и «Так говорил Заратустра» Ницше). Это была действительно продвинутая в гуманитарном смысле студенческая тусовка. А у депутата, видимо, сохранилась память о тех временах.

Живой список и у губернатора Смоленской области Островского («Момент истины» Богомолова, «Белая гвардия» Булгакова, «По ком звонит колокол» Хэмингуэя, «Тарас Бульба» Гоголя и «В списках не значился» Васильева). Это все книжки про людей, которые умели и любили действовать, при этом действовать с умом. Островский и сам такой — в политику он пришел из бизнеса, то есть умеет пробивать себе дорогу. Кстати, это не книжки из школьного списка — так что, уверен, губернатор все их действительно читал.

В целом же книжные пристрастия политиков показывают срез общества — а оно опрокинуто назад: взгляд на события советский, эта матрица довлеет над нашим сознанием. С легкими вкраплениями оттепели (фронды) 1960-х. И, заметьте, практически не названы книги иностранных писателей. А если и называют, то все это писатели юности шестидесятников.

Почему надо читать про Незнайку

Депутат Андрей Туманов объяснил «Собеседнику», чем он руководствовался в выборе книг из своего списка:

— Я назвал то, что всем обычно советую. Вот Носов «Незнайка на Луне» — это же прекрасный ликбез по пониманию того, как работают концерны, акционерные общества и так далее. Был недавно смешной случай. Я представлял в ГД свой законопроект о собственности, он сможет защитить миноритарных акционеров. Коллеги начали критиковать. Я им посоветовал почитать про Незнайку — там же все четко и понятно. Как все обиделись! Словно я им Маркса предложил штудировать. И проект мой затоптали. Дарвина же, мне кажется, надо прочитать каждому. Во-первых, чтобы не было мракобесия. Во-вторых, я вообще интересуюсь темой эволюции, много читаю. А Цицерон — для меня очень значимый персонаж истории. Бобровская — специалист (кажется, уже в третьем поколении) по этому герою. И она с такой любовью пишет о нем, даже про его недостатки. Я когда преподавал в МГУ на факультете журналистики (у меня была группа универсальных журналистов — таких, что и на радио, и на ТВ, и в газете могут работать), всегда говорил студентам: почитайте Бобровскую, это отправная точка, чтобы стать успешными.

Также по теме

Подписаться на новости

Введите Ваш email:
email рассылки



Новости Партнеров

Новое на сайте

17:09, 07 Декабря 2016
Гроссмейстер Сергей Карякин поделился с Sobesednik.ru подробностями о шахматном поединке с Магнусом Карлсеном
»
16:22, 07 Декабря 2016
Sobesednik.ru узнал у замдиректора Института США и Канады, чего ждать от Бешеного Пса на посту министра обороны США
»
16:12, 07 Декабря 2016
Чтобы крупнейшая за последние годы вспышка кори прекратилась, должны быть привиты 95% населения, считают специалисты
»