17:55, 09 Июля 2014 Версия для печати

Почему Украине противопоказана демократия

Станет ли когда-нибудь Майдан снова мирным, но уже в демократической Украине?
Фото: Global Look Press

Оппозиционерам в России кажется, что Путин обижает молодую украинскую демократию. Увы, им это только кажется. Демократию в Украине невозможно обидеть, так как её там просто нет.

За два десятилетия независимости народ Украины так и не научился управлять страной. И Украина может служить лучшим примером советской системы, которая оказалась подобна бумерангу — чем сильнее её швыряешь, тем быстрее она возвращается и тем сильнее бьет по голове.

Первейший пункт демократии состоит в отношении к своему государству как к ближайшему врагу. Европейцы чудесно понимают, что государство — это совокупность аппаратов для организованного насилия. Это своего рода аналог цепного пса в хозяйском дворе. Пес должен служить своим хозяевам, а не хозяева ему (что нередко бывает при неправильном воспитании собаки). Но государство так же, как и невоспитанная собака, склонно тиранить тех, кому оно должно служить.

Демократия — это как стирка белья — постоянная работа. И чтобы эта работа была успешной, в Европе действует целая система эшелонированной обороны от угрозы государственного диктата. А на любую угрозу может быть несколько вариантов противодействия.

Прежде всего, демократическая нация старается минимизировать роль государства. Возьмем для примера полицию: например, в Штатах это вовсе не монополия центральных властей, как в Украине. Местное население там старается само бороться с уголовщиной, для чего и отстаивает право на владение оружием. Ещё американец участвует в общественных облавах, а также в организации своей, муниципальной полиции, которая через выборного шерифа подконтрольна местным общинам. Таким способом минимизируется роль федеральной полиции, с которой маленькому американцу тяжело тягаться.

Если невозможно полностью избавиться от нужды в общегосударственном полицейском аппарате, то его следует обернуть для своей пользы. А для этого его нужно контролировать через создание своих партий и союзов. Но тут встает проблема необходимости контроля уже своих представителей. Чтобы решить её, нужно иметь разнообразные и максимально объективные средства массовой информации, что базируется на максимально возможной ответственности журналистов за достоверность подаваемой информации и на свободном доступе к СМИ всех политических движений.

Но одной достоверной информированности населения мало. Нужна ещё политическая активность граждан. Самая лучшая конституция и самые справедливые демократические законы — всего лишь куча никчемной бумаги, если в стране нет ПОТРЕБИТЕЛЯ ДЕМОКРАТИИ. А именно — той прослойки населения, которая хочет этими законами пользоваться, знает, как ими пользоваться, и имеет возможность ими пользоваться. Таким активным пользователем демократии является мелкий собственник, а не рабочий. И когда США создавали в Японии демократию, то они сначала создали массу мелких производителей путем раздачи людям станков с японских заводов и лишь потом — дали Японии демократическую конституцию.

Если невозможно добиться справедливости, то можно просто уехать. По статистике, больше трех четвертей немцев, голландцев, бельгийцев не заводят собственное жилье из принципа, а живут в съемном. В Швейцарии собственное жилье есть только у 22% семей. Очень много народу живет в передвижных вагончиках, из которых составлены целые кварталы и городки. Такой способ жизни обеспечивает им возможность жить там, где лучше работа и социально-политическая обстановка. Ну, а голосование ногами — это один из способов давления на власть.

Вопреки расхожим представлениям, европеец совсем не склочная личность. У него достаточно терпения — если в этом терпении есть смысл. В отличие от нас, он деловой человек: безразмерных целей вроде построения коммунизма он себе не ставит и доводить себя до исступления путем многолетнего аскетизма не будет. Но уж если всё вышеописанное не помогло, то только тогда европеец начинает бунтовать. Причем он не спешит переходить к активным действиям. Для начала вполне достаточно протестов и забастовок. Несмотря на наличие у многих народов оружия, они держат его как последнюю угрозу властям. У них же нет интереса устроить разруху в своей стране. А оружие нужно им для того, чтобы продемонстрировать возможность его применения.

Украинец брать на себя функции государства не желает — ему вынь да положь «справедливое» государство. Причем справедливость он понимает по-своему: это не когда конфликт между гражданами решается по совести, а когда государство становится на сторону украинца. А ещё государство должно всех окружающих работать заставлять (разумеется, кроме самого украинца), чтобы ему, этому самому украинцу, всякие блага даром сыпались. Для большинства населения в Украине государство — это мечта о Большой Няньке. Посему вооружаться против своей мечты никто не собирается.

Контролировать своих депутатов украинец тоже не намерен. Они, как и государство, должны ему халяву предоставлять. Да и как ему их контролировать? Достоверной информации о происходящем у него нет, так как нет сбалансированности предоставления мнений всех участников политического процесса. Всё телевидение оказалось в одних руках. Большинство сайтов, радиостанций и газет — тоже. Вот и рядовой украинец желает иметь одно, готовое правильное мнение, а не напрягать мозги. Разнообразие мнений его просто бесит.

Допустим, что путем какого-то небесного озарения на украинцев снизошло понимание необходимости что-то сделать с властью. Для этого нужно прежде всего объединиться вокруг этой идеи. А как украинцу объединяться, если он по жизни сам за себя и против всех? Много ли украинцы за два десятилетия независимости организовали независимых профсоюзов, кооперативов, ассоциаций, союзов и прочих добровольных общественных объединений? Для сравнения — средний американец участвует в четырех ассоциациях. А большинство украинцев не только нигде не участвует, но и даже не слышали об этом.

Да и слышать не хотят, так как они по социальному статусу и по сознанию пролетарии, то есть наемная рабочая сила. А класс мелких собственников — опора народной демократии — за четверть века так и не сложился. Отказываться от оседлого способа жизни, этого пережитка крепостного права, украинцы тоже не собираются. А европеец понимает, что если хочешь хорошо жить, то нужно хорошо зарабатывать. Вот он за хорошим заработком и ездит. Для этого, кстати, он и несколько языков норовит освоить. И ему и в голову не придет идея требовать языковой монополии в стране, населенной разными нациями.

К примеру, для бельгийца наличие трех государственных языков — французского, немецкого и нидерландского — это большое счастье: это дает ему возможность работать не только в Бельгии, но и в Германии, во Франции и в Голландии. А знай он один язык, его выбор резко сузился бы. Этого украинец никак понять не желает и в плане языковой политики усиленно пилит сук, на котором сидит.

Наконец, если европеец терпит в последнюю очередь и при этом следит за тем, чтобы были в наличии явные признаки улучшения в том деле, ради которого это терпение задействовано, то украинец терпит долго, вслепую и до полной потери терпения. После всякой смены власти украинца вновь просят потерпеть. Причем государство договаривается с ним так же, как Ходжа Насреддин договаривался с падишахом научить его ишака разговаривать: «Ты потерпи лет эдак с десять-двадцать, а потом наступит — рай, коммунизм, выплата золота гетмана Полуботка, европейская халява (нужное — подчеркнуть, ненужное — зачеркнуть), и будет тебе счастье». А когда у народа терпение лопнет — тех, кто сагитировал терпеть, уже и след простыл. И казны — тоже.

Вот тут-то украинцы и начинают бунтовать. Но бунт у них не европейский, а совковый. Когда надо было для поддержания порядка в стране взять в руки оружие (и ответственность на шею за его правомерное применение), то украинец отмахивался от владения оружием как черт от ладана. И лишь когда все пошло вкривь и вкось и терпение вообще лопнуло, начался свирепый и безмозглый бунт. Безмозглый, потому, что не конструктивный: к концу драки уже никто не помнит — а из-за чего-то война началась?

Вон нынешний Майдан начался ради вхождения Украины в Европу. А месяц назад эта же Европа заявила, что пока в Украине не установится полный мир, украинцам безвизового режима не видать как собственной задницы. Или — власть Януковича валили под лозунгом «Долой олигархов от власти!». А в результате олигарха Януковича сменил олигарх Порошенко, а олигарха Ахметова — олигарх Коломойский.

Подписаться на новости

Введите Ваш email:
email рассылки



Новости Партнеров

Новое на сайте

11:12, 06 Декабря 2016
Sobesednik.ru спросил у двух знаменитых тренеров, насколько реален уход Леонида Слуцкого из ЦСКА
»
10:08, 06 Декабря 2016
Креативный редактор Sobesednik.ru Дмитрий Быков – об ушедшем в мир иной Гейдаре Джемале
»
07:09, 06 Декабря 2016
Получить зимой обморожение намного легче, чем кажется, напоминает Sobesednik.ru
»