09:30, 19 Октября 2011 Версия для печати

Как партии подписи собирают

Последние недели непарламентские партии, желающие попасть в Госдуму, занимались сбором подписей в свою поддержку. Корреспондент «Собеседника» решила помочь «системной оппозиции» в этом сложном процессе и сама пошла в народ с подписными листами.

Подпись из жалости

От проливного дождя не спасает даже непромокаемая партийная куртка. В ответ на мои обращения одни отмахиваются, другие ругают без разбору и партию власти, и оппозицию. Но цель одна – мне, как сборщику подписей, люди должны отдать свои голоса.
Если раньше для участия в думской кампании партии, которые не представлены в парламенте, могли внести денежный залог, то теперь единственный допуск к выборам – подписи граждан. Не просто закорючки, а с ФИО, паспортными данными и адресом по прописке. Всего нужно около 157 тысяч подписей, по 5000 в 32 регионах. К правильному оформлению этих бумаг ЦИК предъявляет жесткие требования, так что и сборщик подписей должен быть аккуратным.

Нюансы разъясняет мне усталый юрист в партийном офисе «Яблока»: заполнять листы можно лишь синей или фиолетовой ручкой, подпись и дату может ставить сам респондент, для Москвы годятся лишь люди с местной пропиской. После долгой лекции идем на точку у метро «Новокузнецкая». По дороге меня наставляют кураторы сборщиков.

– Тут ничего сложного, правда, наших пикетчиков несколько раз полицейские задерживали – не любят они оппозицию, – говорит Артур Еникеев. – Но сами люди отзывчивые, 80% подписываются. И не столько за «Яблоко», сколько в знак протеста против «Единой России». Молодежь более активная, она хочет перемен. Пенсионерам уже все равно, они просто за сериалы.

Что ж, начнем с молодежи. Тем более злых полицейских нигде не видно, а мои напарницы – студентки МАИ Кристина, Тоня и Таня – уже работают вовсю.

– Поставьте подпись за партию, – бодро кричу группе девушек на перекуре.

– А мы за ЛДПР будем голосовать, – лениво отвечает одна. – У них Жириновский прикольный.

Остальная «активная» молодежь просто посылала меня без объяснений.

– К бабушкам подходи, они все равно самые надежные, – шепнула мне Тоня, собравшая за час уже шесть подписей.

Но бабушки тоже проходят мимо. Одна в качестве отговорки вообще выдает криминальную историю:

– На меня сейчас дело шьют, вдруг я вам подпишусь – они это против меня используют.

У следующего прохожего – причины корпоративного свойства:

– Я в силовых структурах работаю, нам всем нужно за «Единую Россию» голосовать. Это еще не выборы, но вдруг узнают, что я тут не за тех расписался.

Но таких испуганных мне за пару часов попалось только двое. В остальном же граждане крыли всех и никого не боялись.

– Воры все, проходимцы! – Пенсионер Петр Иванович все же отдает мне свой голос. – Подписываю тебе из жалости. А на выборы не пойду, все равно кого надо назначат. Думаете, мы, пенсионеры, ничего не понимаем?! И «Яблоко» ваше, и «ЕдРо» – буффонада!

Подобные мысли высказывали где-то 70% прохожих. В итоге за два часа у меня оказалось семь подписей. Не так плохо, хотя напарницы все равно собрали больше. Правда, далеко не из партийного рвения, как говорили кураторы.

– Я пришла просто подработать – платят 200 рублей в час и 40 – за каждую подпись, – говорит Кристина. – Партии я симпатизирую, но если предложат за других пособирать, не откажусь.

«Народ устал»

А я тем более не отказалась и через пару дней отправилась собирать подписи по квартирам для «Патриотов России».

– У меня по всей Москве около 30 сборщиц, – вводила меня в курс пенсионерка, член партии Тамара Бутарина. – Для начала обошли друзей-знакомых, в своих домах пособирали.

Первая тактика на жаргоне называется «муравей», вторая – «свой подъезд». Но когда знакомые и соседи исчерпаны, начинается самая тяжелая работа – поквартирный обход.

– Мы, конечно, не говорим, что от партии, – рассказывает сборщица Ольга. – Иначе нам никто даже подъезд не откроет. Обычно представляемся почтальонами. Но потом и в квартирах нас все равно часто посылают. Народ устал, ничего ему уже не надо.

На прошлых выборах женщинам удавалось собирать по 120 подписей в день, на этих и 30 считаются большой удачей. Но хорошо хоть, ломиться в подъезды нам не пришлось. Начальница подключила «административный ресурс».

– Я с 93-го года тут за разных кандидатов подписи собирала, даже сама выдвигалась в управу. Меня в этом районе все знают, старший по дому вас пустит и проведет по нужным квартирам, – обнадежила Тамара Бутарина.

Старший по дому, 78-летний Альберт Павлович, первым отдал нам свою подпись.

– Хотя голосовать я все равно буду за коммунистов, на них все же надежд больше, – объяснил он потом.

Альберт Павлович агитировал жильцов формулировкой «хуже не будет». Мои напарницы добавляли, что члены партии – «все хорошие люди». Оптимизма это ни у кого не вызывало. Люди подписывались опять же из одолжения. Единственным пустившим нас в квартиру стал полупьяный «инвалид».

– Заходите, а то я не вижу ничего. И выйти не могу, нога болит. Вот подпишусь, схожу за водкой, и все наладится.

Из примерно 30 квартир, в которые мы достучались, подписаться согласились восемь человек, невзирая даже на управдома.

– Кто там за нас борется, они только за свои интересы болеют, я вообще на выборы не пойду! – хлопнула дверью воинственная пенсионерка. Откуда же берется та 80-процентная явка, которую «фиксируют» на избирательных участках?

Графологи против «фанеры»

Интересно было поискать махинации и с самим сбором подписей. Коллеги мне, само собой, не признались.

– Раньше мы нанимали студентов, вот они мне приносили явно нарисованные подписи с вымышленными данными, – вспоминает Тамара Бутарина. – И теперь мы привлекаем лишь проверенных сторонников партии.

Но с нынешними базами данных в открытом доступе скопировать информацию о человеке и подрисовать его подпись не составляет труда.

– «Фанера» это называется, когда по 10 человек сидят на квартирах и рисуют, – говорит глава московского отделения «Патриотов» Сергей Глотов. – Но нам всего 5000 подписей в регионе требуется, мы их и так собрали. А вот на выборах в Мособлдуму, где кандидатам сейчас надо по 120 тысяч собрать, махинации будут, потому что иначе это невозможно сделать.
К тому же на выборах в Госдуму партийцы слишком боятся бдительности ЦИКа.

– Мы и так уже с запасом собрали 200 тысяч и сначала их сами проверили, они у нас трехступенчатую очистку прошли, – говорит представитель «Яблока» Игорь Яковлев. – Махинаций не допускаем, в ЦИКе ведь почерковеды сидят из МВД, они всё это видят.

А в «Правом деле» для внутренней проверки даже наняли своих графологов.

– Это несколько десятков человек, платим им в районе 100 долларов в день, – рассказывает пресс-секретарь партии Ярослав Вольпин. – Но вообще главное сейчас – ошибки не сборщиков, а нотариусов. Ведь по новым правилам подпись и данные самого сборщика должны быть нотариально заверены. Иначе все собранные им данные не учитываются. А многие нотариусы еще не привыкли иметь дело с избирательным законодательством, потому часто что-то оформляют не так.

Но несмотря на барьеры, все непарламентские партии норму по подписям выполнили. На днях эти данные отправляются в ЦИК. А оттуда уже будут ждать допуска к «честным» выборам, на которые гражданам на самом деле плевать.

Мнение

Илья Яшин, политик:

– Процедура сбора подписей – надежная баррикада власти, чтобы не допустить к выборам ни одного оппозиционера. Даже если подписи собраны идеально, честно, правильно, все равно их не признают за любую мелкую закорючку. А если вас считают безопасным кандидатом, то пропустят в любом случае. У меня в 2009-м забраковали все 100% подписей. Вспомним кандидата в президенты Богданова, собравшего два миллиона подписей и потом набравшего гораздо меньше голосов.

Подписаться на новости

Введите Ваш email:
email рассылки



Новости Партнеров

Новое на сайте

00:03, 06 Декабря 2016
Обозреватель Sobesednik.ru Елена Скворцова – об автокатастрофе в Югре, унесшей жизни 12 человек
»
22:04, 05 Декабря 2016
Sobesednik.ru решил напомнить об опасности заболевания туберкулезом в городской среде
»
21:03, 05 Декабря 2016
Sobesednik.ru решил напомнить историю появления автокресла и его нынешнее значение в безопасности на дорогах
»