05:30, 19 Апреля 2013 Версия для печати

Почему депутаты Госдумы жалуются, что в Москве им плохо живется

Полки отваливаются, «койки рассохлись», диваны скрипят – депутаты Госдумы рассказали, какие лишения они терпят в служебных квартирах. А самое досадное – что даже из этих «убогих» условий парламентариев по истечении полномочий «выкидывают на улицу, как бомжей».

Брешь в холодильнике

Поведать о неказистой обстановке казенного жилья впервые решился молодой либерал-демократ Ян Зелинский. Переезжая из родного Омска в столицу как член парламента, он явно ожидал большей «культуры и быта». А оказался в служебной квартире, где на 120 кв. метрах – «безвкусная мебель», шкафы из ядовито-желтой ДСП, диван, на котором «не всегда удобно сидеть». И что больше всего нервирует депутата – хлипкие полочки на кухне. Все это Зелинский продемонстрировал на камеры двух телеканалов.

– У депутатов Госдумы статус федерального министра, хотелось бы сравнить, как живет министр иностранных дел или, например, связи и как живем мы, – сетовал квартирант. – Там сравнения даже не может быть ни по площади, ни по холодильнику – на нем вмятины.

Элитный дом на ул. Улофа Пальме, где депутаты заселяют больше 200 квартир, конечно, не сравнить с особняками на Рублевке. Здесь все по стандарту. В каждой депутатской гостиной обязательны кондиционер, кожаный диван и кресла, 32-дюймовая плазма, на кухне – дубовый стол с 6 стульями, в спальне – гарнитур с пуфиком.  Нормативы предусматривают даже «четыре ведра, пластмассовый таз и стремянку» на каждого депутата. Наверняка большинство избирателей были бы счастливы оказаться в таком упакованном жилище. Но депутатам мало панорамных видов на МГУ и Поклонную гору с балконов и лоджий. Не утешают их даже туалеты, отделанные венецианской штукатуркой и натуральным камнем.

– Я в таких условиях жил, когда только начинал карьеру, – утверждает депутат Роман Худяков. – Ремонт, сантехника – еще ничего. Но главный недостаток – это белорусская мебель. Она вся сыплется, через полгода начал жутко скрипеть диван в спальне. В детской комнате тумбочки разваливаются: ребенок ставил книжку на полку, дверца упала ему на ногу, он потом хромал.

Картонные двери

Многие депутаты даже готовы обновить обстановку за свой счет. С такой просьбой около 20 парламентариев обратились в Управление делами президента, на балансе которого состоит дом. Однако там официально запретили подобную самодеятельность. Во-первых, это может разрушить «ансамбль обстановки квартиры». Но главное – старую мебель УДП просто негде хранить. Поэтому она списывается только в случае явной поломки или планово заменяется раз в 10 лет, как в гостиницах. Увы, не каждый депутат задержится в ГД настолько, чтоб увидеть эти лучшие времена.

– Я живу здесь с 2001 года, мебель, конечно, убогая, недавно ее поменяли на китайскую, тоже не лучшего качества, – говорит единоросс Борис Резник. – У кого есть копейка, пытаются заменить. А в УДП запрещают: мол, у них складов нет. Меняют только в случае необходимости: вот у нас рассохлись койки, новые поставили. Так что все эти словоблудия насчет роскошной жизни депутатов неуместны.

Мало того, депутатов периодически навещают грабители и подчищают остатки роскоши. Последняя серия краж случилась в минувшем ноябре: взломали семь квартир.

– В том числе и мою, – говорит Борис Резник. – Неудивительно: двери были картонные, только сейчас их заменили на металлические.

Оказалось, не всем. У депутата Худякова, например, дверь до сих пор деревянная. Супруга, говорит, подпирает ее стулом, когда мужа нет дома.

Избранники-бомжи

Но несмотря на такой дискомфорт, депутаты со служебной жилплощадью расстаются на удивление трудно. В прошлом году УДП пришлось даже пригрозить судом квартирантам, которые задержались в казенном доме на лишние два месяца. Многие депутаты с ностальгией вспоминают о тех временах, когда их предшественники могли выкупать эти квартиры. В 2003-м на подобную приватизацию ввели запрет: депутаты взялись за дело столь активно, что жилья грозило не хватить на следующие поколения избранников.

– Но тогда за этот закон голосовали люди, сколотившие капиталы и жившие на Рублевке, – уверяет депутат Худяков. – А сейчас в ГД приходят депутаты молодые, без пап-миллионеров. Бизнесом заниматься мы не можем. И пока я живу в этой квартире с мамой, молодой женой, двумя детьми, и еще двоих ожидаем в сентябре. А через 5 лет что делает со мной моя страна? Выкидывает с четырьмя детьми на улицу, как бомжа. Я буду выходить с инициативой отменить этот запрет.

Хотя вместо того, чтобы бомжевать в столице, депутаты всегда могут пожить на малой родине. У того же Яна Зелинского, например, две собственные квартиры в Омске. Но хочется ведь взять свое и в столице. Правда, в успех предприятия верят не все.

– Кто ж нам позволит приватизировать? Это только мечтать можно, – говорит Борис Резник.

Тем более что даже жалобы на некондиционную мебель многие коллеги осудили как «неэтичные». Так что и депутат Зелинский через пару дней после телеэкскурсий опомнился и заявил, что его в квартире «все устраивает».

– Я тоже сначала поддержал коллегу, но это было ошибкой, – говорит единоросс Роберт Шлегель. – Нам на внутрифракционной группе потом повторили, что мебель обмену не подлежит. И вообще, это все мелочи. Хотя у меня тоже много соображений по поводу быта. И у меня тоже нет своего жилья в Москве и нет возможности приобрести его сейчас. Но депутат делает сознательный выбор – работает для людей, а не для наживы. Как сказал Неверов, если кому-то не хватает тут денег, иди занимайся другой работой. Мы не можем особо прибедняться.

Да уж, не стоит по таким поводам тревожить избирателей – не поймут. Им тазы и ведра за госсчет не дают, и полочки они сами прибивают. А депутатские проблемы наверняка разрешатся – уже по-тихому. Вопрос все-таки почти государственный – кто знает, как ядовитый цвет мебели или скрип дивана влияют на законотворчество...

Мнения:

Скандал с Яном Зелинским не оставил равнодушными и его избирателей. Вот что народ писал в откликах на сайтах омской прессы.

Совсем уже обнаглели, квартира 120 квадратов его не устраивает. Выделить ему квадратуру, как законом положено – на одного 18 квадратов, и пусть как хочет, так и вертится.

(Омичка, ngs55)

Поддерживаю депутата в его возмущении. Предлагаю вариант: всех недовольных – в общагу, на работу в общественном транспорте, тогда, может, поумнеют и начнут работать. Будьте проще, господа депутаты, и народ к вам потянется, а пока он вас просто ненавидит.

(Иван, ngs55)

Из жизни избирателей:

По статистике на каждого россиянина приходится около 20 кв. м жилплощади (втрое меньше, чем в Евросоюзе). Более трети россиян (около 45 млн человек) проживают в ветхих домах с износом от 30 до 80%. 55% россиян хотели бы улучшить свои жилищные условия (очевидно, в их числе и депутаты ГД). Однако 80% населения по-прежнему не могут позволить себе брать ипотечные кредиты. А чтобы скопить на квартиру самостоятельно, москвичу при зарплате около 40 тысяч потребуется не меньше 40 лет. И «всего» 13,5 лет  – в случае если он будет откладывать на это всю зарплату, не тратясь на еду и прочие нужды.

Из жизни избранников:

На днях высшие чиновники опубликовали декларации о доходах за 2012 год. У некоторых депутатов ГД наверняка появится очередной повод для зависти к сладкой жизни федеральных министров и сенаторов.

Например, министр промышленности Денис Мантуров задекларировал квартиру в 480 кв. м, гостевой дом в 1124 кв. м и 4 земельных участка. А вице-премьер Ольга Голодец вдобавок к трем квартирам в РФ имеет треть квартиры в Италии площадью 250 кв. м и половину дачи в 220 кв. м в Швейцарии.

У первого зампреда Игоря Шувалова есть в совместной собственности квартира 108,9 кв. м и в долевой собственности (6/20) квартира 175,7 кв. м, он снимает  в Объединенных Арабских Эмиратах жилой дом 4174,1 кв. м и арендует на неопределенный срок жилой дом в Австрии площадью 1479,84 кв. м. Еще один дом площадью 424 кв. м он арендует в Великобритании и жилой дом в 753,32 кв. м – также в ОАЭ.

У зампреда правительства Александра Хлопонина в совместном пользовании (наверное, с женой) два жилых дома – 677,7 и 818,4 кв.  м, – квартира 132,9 кв. м и бассейн 350,5 кв. м.

Самый богатый сенатор Дмитрий Ананьев владеет четырьмя домами, семью квартирами и 40 земельными участками. Член СФ от ХМАО Виктор Пичугов располагает тремя жилыми домами и четырьмя квартирами в РФ, а также одним домом в Великобритании и квартирой в Монако. Сенатор от Ульяновской области Сергей Бажанов имеет виллу во Франции в 650 кв. м, а также четыре квартиры в собственности с супругой, две из которых – в Финляндии. Сенатор от Чукотки Ефим Малкин имеет два земельных участка и жилой дом во Франции, а также квартиру в пользовании в Германии. Член СовФеда Андрей Клишас имеет две квартиры и три жилых дома, один из которых в Швейцарии.

Его коллега Павел Масловский небогат недвижимостью, зато в собственности у его супруги три жилых дома и две квартиры в России, а также жилой дом в Италии.

Читайте также:

Почему депутаты-бизнесмены не боятся сдавать мандаты

Лидеры «Справедливой России» вскрыли тайный бизнес депутатов «Единой России»

Подписаться на новости

Введите Ваш email:
email рассылки



Новости Партнеров

Loading...

Новое на сайте

13:06, 10 Декабря 2016
В Астрахани работают магазины, в которых покупатели могут «перехватить до зарплаты» продукты, узнал Sobesednik.ru
»
13:00, 10 Декабря 2016
8 декабря в Москве трое неизвестных, пытаясь украсть банку энергетика из «Пятерочки», ударили ножом охранника
»
12:25, 10 Декабря 2016
Мел Гибсон против избалованного реализмом зрителя: обозреватель Sobesednik.ru — о фильме «По соображениям совести»
»