13:09, 19 Апреля 2017 Версия для печати

Слово депутата. Во сколько обходятся бюджету коммерческие фантазии Умахана Умаханова

Умахан Умаханов
Умахан Умаханов
Фото: ТАСС

В последнее время то и дело приходят н­овости о банкротствах и задержании за долги даже известных людей.

Вы – банкрот!

Самой нашумевшей историей банкротства стала, пожалуй, эпопея Владимира Кехмана – директора Новосибирского государственного академического театра оперы и балета, а «по совместительству» – большого должника Сбербанка. Суды помогли призвать этого любителя музыки к ответу, и сейчас финансовые управляющие в счет долга распродают его имущество. Например, 6 апреля за 12.384 рубля с торгов был продан портрет Кехмана, подаренный ему на свадьбу оперной певицей Вероникой Джиоевой.

Сумма, конечно, не басно-словная, но новость все равно приятная. Ведь в конечном счете раньше за подобных неплательщиков, хоть и опосредованно, расплачивалось общество, то есть мы с вами. Нет повода для радости тут, пожалуй, только у самого Кехмана. Человек, который привык быть героем в светском обществе, получил официальный статус банкрота. И даже свадьбу не может сыграть без пристального внимания своего финансового управляющего.

Однако даже на таких доходчивых примерах не всем пока удалось объяснить, что рано или поздно, добровольно или нет, но долги платить придется. А уж если должник-«бизнесмен» по совместительству является депутатом Госдумы, достучаться до его совести в разы сложнее.

Где деньги, Умахан?

В начале года стало известно, что на грани банкротства оказался основной актив депутата Госдумы Умахана Умаханова и его жены Наиды Магомедовой – Подольский электромеханический завод (ПЭМЗ), который официально записан на супругов через компанию «Жуковка...». А ведь это предприятие выпускает электромеханику совсем не банального назначения – комплектующие для зенитно-ракетных комплексов типа «Тор М1», «Бук М1 (М2)», «Стрела-10». То есть продукцию, жизненно важную для страны.

«Предприятие свои обязательства по контрактам не выполняет, находится в предбанкротном состоянии, – пожаловался глава Московского института теплотехники Сергей Никулин первому заместителю гендиректора госкорпорации «Ростех» Владимиру Артякову. – Это поставило под угрозу срыва выполнение заданий государственного оборонного заказа».

Можно было бы списать проблемы на кризис, но работа ПЭМЗ была проавансирована на 2017 год на 80%, то есть деньги завод получил вперед. Не увидел своих средств и Сбербанк, которому завод задолжал 1,388 млрд рублей.

Оборонное предприятие оказалось на грани банкротства

– Поскольку на предприятии введена процедура наблюдения, банк обязан принимать меры по включению своих требований в реестр кредиторов, – пояснил «Ъ» вице-президент, директор управления по работе с проблемными активами Сбербанка Максим Дегтярев и добавил: – Одновременно по данной задолженности банк инициировал процедуру взыскания в отношении иных активов этой группы компаний, не связанных с ОПК.

«Лабиринт» депутата

Несмотря на госфинансирование, завод не смог расплатиться ни со своими кредиторами, ни с Рособоронэкспортом. Не смогло предприятие депутата гарантировать даже работу собственной котельной. Жители целого микрорайона Подольска, чьи дома подключены к котельной предприятия, остались прошлой осенью, в морозы, без отопления и горячей воды.

«Администрация городского округа предложила АО «ПЭМЗ» рассмотреть вопрос передачи имущества в муниципальную собственность, ведь предприятие не только не платит за газ, но и имеет задолженность перед МУП «Водоканал» и Мосэнерго­сбытом», – заявили тогда местные чиновники.

Задачу по погашению долга ПЭМЗа также был вынужден взять на себя муниципалитет. А ведь Умахану Умаханову и его жене принадлежит множество привлекательных активов, в том числе торговый центр «Лабиринт» на Рублевке. Но решать свои проблемы депутат, видимо, решил за счет государства, администрации Подольска, госбанков и Рособоронэкспорта, но никак не из собственного кармана.

При этом практически каждый год Умаханов пытается «продавить» новые инвестиционные проекты, раздавая обещания построить нечто «масштабное» и «крупнейшее» в разных регионах страны.

Все не идет по плану

Всего год назад депутат заявил, что на заводе «Дагдизель» в Каспийске при поддержке дагестанских властей и федерального центра будет открыт филиал того самого, практически неработающего ПЭМЗа и запущено производство новых модернизированных зенитных установок ЗУ-23/30М 1-4.

А в 2015 году структуры, близкие к Умаханову, заявили о намерении построить в Саратовской области крупный агротехнопарк стоимостью 18 млрд рублей, который обеспечивал бы мясом, молоком и птицей чуть ли не полстраны. «На этих предприятиях предусматривается применение самых передовых технологий, автоматизированных и роботизированных линий, что обеспечит, как подчеркнули инвесторы, самую высокую производительность труда в Европе и самую низкую себестоимость молочной продукции в России», – обрадовались тогда в областной администрации.

Российское небо может оказаться беззащитным. Из-за кого?

За несколько лет до этого такой же по масштабам агрокластер Умахановы грозились построить в родном Дагестане. Генеральный директор агротехнопарка Гаджимурад Гаджиев тогда обещал, что около 70% продукции, производимой на птицекомплексе, будет поставляться за рубеж, в том числе в страны Евросоюза: «В настоящее время уже подписаны предварительные соглашения с компаниями из России, Армении, Молдавии, Польши и Люксембурга, а также некоторыми другими».

Нетрудно догадаться, что планы эти остались только в архивах газет, освещавших громкие публичные обещания Умаханова руководству упомянутых регионов. Ведь вкладывать этому «инвестору» оказалось нечего.

В ком дело

Смысл таких помпезных PR-акций, вероятно, только в одном – заставить «раскошелиться» государство, которое не только создало бы за свой счет всю инфраструктуру, но и предоставило бы финансовые гарантии, под которые можно взять кредит в банке. А уж «освоить» кредиты Умаханов может и сам.

Хороший получается бизнес, беспроблемный. Ведь при государственных гарантиях кредит в случае его невозврата платить будет государство. В Дагестане от такого «выгодного» сотрудничества отказались. Да и в Саратове проект пока не особенно движется. Не исключено, что и там руководители региона поняли, с кем именно они имеют дело.

Домик в испанской деревне

В свежей декларации Умахан Умаханов задекларировал лишь менее 5,5 млн рублей годового семейного дохода, хотя еще в 2012 году этот доход зашкаливал за 200 млн. Чем меньше денег заработано официально, тем меньший с должника спрос во время процедуры банкротства.

Правда, помимо российской недвижимости, Умахановы сохранили за собой скромный домик в Испании площадью 312,93 кв. м. Этот дом к подольской котельной не подключен, и отключение горячей воды ему вряд ли грозит.

При этом месяц назад Insider выяснил, что в Финляндии существует компания Finn Zhukovka Oy, записанная на Умахана Умаханова и Наиду Магомедову. Поскольку депутат Умаханов голосовал за закон, запрещающий народным избранникам иметь активы за границей, речь, наверное, идет (вот совпадение!) о полном тезке его самого и тезке его жены, которая, к слову, приходится сестрой основателям группы «Сумма» олигархам Магомеду и Зиявудину Магомедовым.

Александр Можаев

Также по теме

Подписаться на новости

Введите Ваш email:
email рассылки



Новости Партнеров

Новое на сайте

07:05, 27 Апреля 2017
Эксперт по подбору персонала объяснил Sobesednik.ru, что изменится после перехода на электронные трудовые книжки
»
06:03, 27 Апреля 2017
Сын актера Кирилла Лаврова рассказал о последних годах жизни отца и его героической борьбе с лейкемией
»
00:04, 27 Апреля 2017
Креативный редактор «Собеседника» Дмитрий Быков – в стихах о возможной реакции Путина на слухи о преемнике Володине
»