12:55, 24 Сентября 2016 Версия для печати

Ева из пробирки. Как "профессиональная" суррогатная мама судится с заказчиком

Нина Дмитрушкова с Евой
Нина Дмитрушкова с Евой
Фото: личный архив Нины Дмитрушковой

В Волгограде случилась история, подтверждающая, что жизнь куда богаче самых замысловатых фантазий, узнал Sobesednik.ru.

Там суррогатная мать была вынуждена оставить себе ребенка, которого вынашивала для другого человека, потому что заказчик вдруг от него отказался.

«Моим детям нужно где-то жить»

32-летняя Нина Дмитрушкова – профессиональная суррогатная мама, если так можно выразиться. Впервые она выносила и родила ребенка на заказ в 2011 году. Говорит, пошла на это, потому что другого выхода не было.

– Я осталась без жилья с четырьмя детьми на руках, – рассказывает Нина. – Мама переписала мою половину дома на сестру, и они выгнали нас на улицу.

Нине тогда помогли местные власти: дали ей, мужу и детям комнату в общежитии, но вшестером там было не развернуться. О суррогатном материнстве Нина узнала по телевизору и отправила свою анкету в одну из клиник ЭКО. Женщиной заинтересовались, в итоге она родила для московской пары ребенка, получив взамен миллион рублей. Москвичка, для которой Нина рожала, в то же время забеременела двойней, но все равно забрала ребенка и выполнила все обязательства перед суррогатной матерью.

На тот миллион Дмитрушкова купила двухкомнатную квартиру в аварийном доме – условия не ахти, но лучше, чем в общежитии. В 2015 году Нине снова позвонили: ее куратор Снежана, которая оказывает посреднические услуги родителям, решившим обратиться к суррогатной матери, сообщила, что есть заказчик, который заплатит 800 тысяч рублей.

– Многие меня ругают, что рожаю за деньги, – говорит Нина. – Но разве это плохо? Я помогаю и своим детям – им надо где-то жить, – и бездетным тоже. Я дарю жизнь! Да и где я столько заработаю? У нас продавцы 400 рублей в день получают, а больше идти некуда. Образования у меня нет, на бухгалтера так и не выучилась – вышла замуж.

Заказчиком выступил столичный юрист, которому нужен был внук – ребенок умершего сына. Нина узнала, что у деда уже была рожденная суррогатной матерью внучка и что, кроме Нины, он нанял еще двух женщин.

– На встрече он сказал, что хочет внука, – рассказывает Нина. – Я напряглась, спросила: «А что, если родится внучка?» Иван Алексеевич (имя изменено. – Авт.) ответил, что примет всех, но появления внука все равно добьется.

«Я два месяца к ней привыкала»

В России нет специального закона о суррогатном материнстве, все его аспекты регулируются Федеральным законом «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации». Он запрещает суррогатной матери быть донором яйцеклетки, что логично – в таком случае она будет ребенку биологической мамой. Поэтому Нина, Екатерина и Диана, которых нанял заказчик в разных городах, использовали чужие яйцеклетки. Нине, например, она досталась от Екатерины. Дмитрушкова готовилась к ЭКО, пила специальные препараты, но договор с ней был подписан уже после подсадки эмбриона, когда врачи подтвердили беременность. Юрист-заказчик ссылался на занятость, а Нина, как она сама утверждает, верила куратору, которая прежде не подводила. Будущий дед, кстати, сам составил договор, и о поле ребенка в нем речи не идет.

У Нины эмбрион прижился, у Екатерины ничего не вышло, а Диана вынашивала двойню. Дмитрушкова уехала назад в Волгоград, откуда ей приходилось ездить в Москву на УЗИ.

– Они меня загоняли, – вспоминает Нина. – Я летала туда-сюда каждую неделю. Ребенок так располагался, что пол было не определить. На 22-й неделе предложила сама: давайте сделаю тест по капле крови.

Тест показал, что у Нины будет девочка. Финансовая помощь – по условиям договора заказчик перечислял ежемесячно 1900 рублей на лекарства и 20.000 на содержание – тут же прекратилась. По словам Нины, что в ее услугах больше не нуждаются, ей сообщила куратор.

– Я не хотела этого ребенка, – признается женщина. – Понимала, что пятерых не потяну, но супруг – противник абортов и детских домов – сказал: «Оставляй».

О суррогатном материнстве жительница Волгограда узнала по телевизору
О суррогатном материнстве жительница Волгограда узнала по телевизору
Фото: личный архив Нины Дмитрушковой

Муж Нины, водитель автобуса, чтобы обеспечить беременную жену, взял подработку. Год назад Нина родила здоровую девочку, которую назвали Евой.

– Два месяца я к ней привыкала, – рассказывает Нина. – Кормила грудью. Сначала жалко ее было – сирота, а теперь полюбила и уже не расстанусь. Она больше никому не нужна.

«Оставьте меня в покое, голубушка»

Нина говорит, что о существовании Евы ее дед знает – присылает иногда трогательные сообщения типа «Поцелуйте за меня девочку». Однако ни предложений забрать, ни помощи от него не было. В итоге Нина подала в суд. Она требует признания родства, выплаты компенсации за суррогатные услуги по договору и алиментов до тех пор, пока Ева не станет совершеннолетней.

– Я много раз пыталась выяснить, почему так произошло, – говорит Нина. – Почему внучка оказалась ему не нужна? Что я сделала не так? Но он сказал: «Давайте это оставим, голубушк­а».

Ненужной оказалась не только Ева. Другая суррогатная мать, вынашивавшая двойню, тоже родила девочек. Но рассказать, где сейчас малышки, Диана категорически отказалась, как и вообще давать какие-либо комментарии. Их дед тоже оказался немногословен и предсказуем.

– Оставьте меня в покое, голубушка, – вежливо попросил он и положил трубку.

Нина делать этого не собирается. Она говорит, что готова к судам.

– Мне не нужны его наследство и московская прописка, как он, наверное, думает, – говорит она. – Пусть даже не выплачивает мне ничего, а просто купит Еве квартиру и запрет дверь до ее совершеннолетия. Я туда не войду.

Нина тем временем снова собирается стать суррогатной мамой, несмотря на случившееся с ней и Евой. Но говорит, что больше не будет связываться с кураторами и договор подпишет сразу. Хотя и понимает, что это невеликая защита от непорядочных людей.

Родители в любой момент могут отказаться от ребенка

Суррогатное материнство официально существует в России уже пять лет, но до сих пор отношения между суррогатной матерью и генетическими родителями держатся во многом на взаимных договоренностях и порядочности сторон. Почему история, случившаяся с Ниной Дмитрушковой, стала возможной, объясняет юрист Константин Свитнев, директор Центра репродуктивного права и этики:

– Праворегулирование суррогатного материнства в нашей стране далеко от совершенства. Заказчик хотел получить и растить внука – это нормальное желание. Если бы у него была возможность выбора пола эмбриона в клинике ЭКО, ему было бы достаточно одной суррогатной матери и одного ребенка. У нас такого права нет. По закону же все права на ребенка имеет суррогатная мать, которая официально в первые дни его жизни признается матерью. Биологические родители в любой момент могут отстраниться от ответственности за него, а суррогатная мать – шантажировать их тем, что не отдаст ребенка. Нужно, чтобы в законе было прописано, что биологические родители обязаны принять своего ребенка, а суррогатная мать не имеет на него никаких прав.

У этой женщины есть все шансы выиграть дело. Ей достаточно иметь договор оказания суррогатных услуг, и все трое – она, заказчик и ребенок – должны пройти экспертизу ДНК. Очевидно, что суррогатная мать свои обязательства по договору выполнила, а заказчик – нет и должен выплатить ей компенсацию и алименты. И вряд ли суд после всего отдаст ему внучку.

Уполномоченный по правам ребенка: «Все разрешится»

Что думает о происходящем, рассказала Нина БОЛДЫРЕВА, уполномоченный по правам ребенка в Волгоградской области:

– Об этой истории я знаю. Уверена, что все обязательно разрешится в суде, но не исключаю, что стороны все-таки найдут общее решение во внесудебном порядке. Обязательно должно быть установлено, кто является отцом ребенка. В первую очередь в деле должны учитываться интересы девочки.

Подписаться на новости

Введите Ваш email:
email рассылки



Новости Партнеров

Loading...

Новое на сайте

13:06, 10 Декабря 2016
В Астрахани работают магазины, в которых покупатели могут «перехватить до зарплаты» продукты, узнал Sobesednik.ru
»
13:00, 10 Декабря 2016
8 декабря в Москве трое неизвестных, пытаясь украсть банку энергетика из «Пятерочки», ударили ножом охранника
»
12:25, 10 Декабря 2016
Мел Гибсон против избалованного реализмом зрителя: обозреватель Sobesednik.ru — о фильме «По соображениям совести»
»