Источник: «Собеседник» №27-2016
00:01, 23 Июля 2016 Версия для печати

Какие ужасы творятся в православном приюте. Расследование "Собеседника"

«Православные» воспиталки исправно ходят в суд самостоятельно
«Православные» воспиталки исправно ходят в суд самостоятельно
Фото: Sobesednik.ru

Дом милосердия в Ярославской области оказался настоящим адом для приемных детей. Репортаж Sobesednik.ru.

За ужасную смерть 13-летней Тани, одной из приемных дочерей основательницы Дома милосердия в Ярославской области, никто так и не понес наказания, хотя прошло уже 1,5 года. Больше того, у «матушек» приюта есть реальный шанс вернуть приемных детей под свою опеку.

Приют, церковь, гроб

История с истязанием детей в православном приюте в деревне Мосейцево столь запутанная, что суды идут до сих пор. Но давайте по порядку.

Почти два года назад стало известно, что в православном приюте – Доме милосердия, – который расположился в нескольких домах глухой деревеньки Мосейцево Ярославской области, «настоятельницы» истязают девочек, некогда взятых из детских домов под собственную опеку.

Основала этот приют Людмила Любимова, которая перебралась в Мосейцево в 2000-м и впоследствии стала приемной матерью для шести девочек (то есть дети попали из детского дома прямо в приют). Ей помогали еще несколько женщин: Раиса Гусманова, Наталья Роговая и Гузель Семенова, тоже обитательницы этого приюта.

Сам приют существовал на деньги неких спонсоров (их имена неизвестны), которые приезжали из Москвы и граничащих с Ярославщиной об­ластей.

Детей там растили якобы по православным канонам: ранние подъемы, молитвы, посты, многочасовые земные поклоны – все это входило в состав строгого воспитания. Позже правоохранители выяснят: детей в приюте еще и жестоко наказывали, связывали, заставляли спать стоя и т.д.

В Мосейцево приюту принадлежит несколько домов
В Мосейцево приюту принадлежит несколько домов
Фото: Sobesednik.ru

Девочки «обучались» только дома, у врачей не наблюдались и не проходили диспансе­ризацию.

На тревожные статьи, по­явившиеся в СМИ летом 2014‑го, никто не обратил внимания. А спустя пару месяцев случилась беда: 22 ноября 2014 года одна из девочек – 13-летняя Таня Любимова – скончалась.

Как потом выяснит следствие, смерть наступила от множественных ударов тупым предметом. Хотя приемная мать и ее «помощницы» в суде будут утверждать: девочка упала с печи, а потом в погреб – отсюда и следы, словно от побоев. Но так и не объяснили, почему умирающую девочку (Таня после этого еще 3–4 дня медленно умирала) никто и не подумал отвезти в больницу. А к фельдшеру, живущей по соседству, обратились лишь после смерти Тани. Именно фельдшер вызвала полицию. Прибывшие в приют правоохранители увидели, что девочку уже переодели, так сказать, подготовили к погребению.

Била, но не убила?

Само расследование уголовного дела длилось больше года и сегодня составляет целых 23 тома. В смерти девочки, а точнее, в «истязании и жестоком обращении» с детьми, обвиняются: приемная мать Людмила Любимова и ее «помощницы» Раиса Гусманова и Гузель Семенова. Любимовой вменяется еще и неисполнение обязанностей по воспитанию.

– Говоря о «мосейцевском деле», утверждают, что было убийство, но это не совсем верно, – комментирует представитель гособвинения. – Гусмановой вменяется не убийство, а причинение тяжких телесных повреждений и тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего.

Странная позиция. Иными словами, Гусманова, сидевшая с детьми, совершенно не собиралась их убивать: она просто связывала их, избивала и т.д. А то, что 13-летняя Таня погибла – лишь неудачное стечение обстоятельств. Кстати, за убийство по неосторожности и наказание куда легче – всего до двух лет лишения свободы.

Откровения девочек

Как утверждают следователи, об истязаниях в мосейцевском доме было известно многим жителям села. Дом Любимовой имел сомнительную репутацию. В нем были только религиозные книги, на стенах висели иконы, а дети носили одинаковую одежду. Соседи рассказывали об этом надзорным органам, но это ни к чему не привело.

– Я часто встречал Любимову с девочками в Никитском монастыре, что находится в Переславле-Залесском. Мы просто здоровались и проходили мимо. На людях не было заметно, что с детьми очень строги, но я прекрасно знаю, в каких условиях воспитываются дети в подобных «семьях», – вспоминает бывший послушник монастыря Михаил Баранов, который выступал в суде в качестве свидетеля и даже снял фильм «Православный садизм» (фильм о том, как живут православные семьи-общины).

Зато как обращались с девочками в Мосейцево, подробно рассказала одна из приемных дочерей Людмилы Любимовой. На суде за закрытыми дверями. Но Александр Галанов, директор лаборатории психологической безопасности, который не пропускает практически ни одного судебного заседания, предоставил нам расшифровку аудиозаписи, где девочка рассказывает о чудовищных истязаниях, которые пришлось пережить детям: «Меня и мою сестру Таню связывали (руки за спину) и велели делать поклоны много раз. Когда она слегла и мы перестали делать поклоны, привязывали нас к кровати, спали сидя».

Александр Галанов не знает, кто покрывает приют
Александр Галанов не знает, кто покрывает приют
Фото: Sobesednik.ru

По рассказам девочки, все началось с того, что «воспитательницы» увидели у Тани мокрые трусы и подумали, что это гной. Таня просила ей тряпочку постелить, а они говорили: «Будешь ходить и вонять». Обещали налить ей между ног кипяток. Еще Тане вливали в рот кипяток – за то, что она не ела горчицу. А раны от кипятка мазали горчицей...

«И мне тоже за спину полили кипяток, – продолжает девочка. – Когда Таня слегла, приехала Раиса и связала ей руки, они у нее опухли и покраснели. Она плакала, так ей в рот засунули тряпку. Мама развязала ей руки, только когда она умерла. А ноги ей стали связывать, когда она сказала, что сбежит...»

Увы, рассказанные ужасы вовсе не фантазии: это подтвердили психиатрическая и психологическая экспертизы детей.

Ухмылки и хладнокровие садисток

В момент смерти Тани остальных детей в доме не было, и «матушкам» удавалось их несколько дней прятать, прежде чем правоохранители смогли их забрать. Но вот еще одна странность. Каким-то невероятным образом еще одна фигурантка этого дела – Наталья Роговая – переудочерила одну из дочек Любимовой. Теперь она также обвиняется в неисполнении обязанностей по воспитанию.

Самое удивительное, что женщины не чувствуют никакой своей вины. И Роговая пытается вернуть под свою опеку трех девочек, которые сейчас находятся в разных интернатах.

«Собеседник» приехал на то заседание суда и с удивлением обнаружил: Наталья пришла в суд вместе с адвокатом и... Людмилой Любимовой. Самое ужасное, что у них есть реальные шансы вернуть несчастных детей. И истязательницы это явно чувствовали. «Убитая горем» приемная мать погибшей девочки и «несчастная», у которой «без всяких оснований» отобрали опекаемых, ухмылялись, выражая несогласие с позицией обвинения, и хладнокровно внимали суду.

Ни Роговая, ни ее адвокат разговаривать со мной не захотели.

Надежные тылы?

Откуда такая уверенность в безнаказанности? Кстати, не менее интересно, что защищают истязательниц хорошие адвокаты из Москвы и Костромы. Кто оплачивает их услуги? Не те ли загадочные многолетние спонсоры страшного приюта, которых не удалось установить правоохранителям?

Но есть главный вопрос: куда смотрели органы опеки, когда отдавали маленьких девочек в возрасте двух-трех лет Людмиле Любимовой – женщине пожилой, одинокой, несостоятельной и даже не имеющей российского паспорта (был лишь советский)? На скамье подсудимых оказалась руководитель ростовского отдела опеки Галина Рассамагина. Ее обвиняют в халатности, но свою вину она не признает. В мае 2015-го ее даже хотели амнистировать. Но для этого она сначала должна была признать себя виновной. Рассамагина от такого шага наотрез отказалась и по-прежнему (равно как и приемные «матушки») свободно ходит на заседания суда: без наручников и конвоя.

Любимова не похожа на убитую горем мать
Любимова не похожа на убитую горем мать
Фото: Sobesednik.ru

Любимова сейчас живет в центре Ростова Великого, в доме у Роговой. Там об их темном прошлом никто не знает, и соседи с женщинами пока здороваются доброжелательно...

«Мосейцевское дело» хотят замолчать!

Директор лаборатории психологической безопасности, член Совета по проведению религиоведческой экспертизы при управлении Минюста РФ по Ярославской области Александр Галанов:

– Уполномоченный по правам ребенка в Ярославской области Татьяна Степанова, которая долгое время защищала организаторов этого Дома милосердия, покинула свой пост в апреле 2015-го. И до июня у нас не было омбудсмена. Все это время никто, кроме общественников и правоохранителей, не хотел заниматься «мосейцевским делом». Чиновники хотят это дело закрыть! Когда в этом году были выборы нового омбудсмена, на предварительном заседании нам так и сказали: «Давайте не будем спекулировать на трагедии в Мосейцево». Но это не спекуляция! Это проблема системы, которая привела к гибели девочки! Смертей могло быть больше.

Подписаться на новости

Введите Ваш email:
email рассылки



Новости Партнеров

Loading...

Новое на сайте

17:08, 04 Декабря 2016
Sobesednik.ru попытался разобраться, что заставляет мужей отправлять своих возлюбленных за приключениями на сторону
»
13:06, 04 Декабря 2016
Бывший вратарь «Спартака» и сборной СССР Анзор Кавазашвили – о голкипере ЦСКА и сборной РФ Игоре Акинфееве
»
11:22, 04 Декабря 2016
Корреспондент Sobesednik.ru побывала на митинге новосозданного движенения «Новая оппозиция» в Москве
»