14:50, 18 Июня 2016 Версия для печати

Михаил Осокин: Всепобеждающая цензура: взять Госдуму, ТВ, интернет

Михаил Осокин
Михаил Осокин
Фото: Андрей Струнин / «Собеседник»

Колумнист Sobesednik.ru – о новых метастазах цензуры в России и других важных и интересных новостях недели.

Цензура в Госдуме: некоторые секреты функционирования нижней палаты раскрыл депутат Дмитрий Гудков. Он рассказал, как к выступлению на сессии главы МИД Сергея Лаврова тоже подготовил вопросы – но руководство фракции «Справедливая Россия» отказалось включить их в перечень вопросов к министру. И Гудков приводит еще один свежий пример цензуры: в законодательном собрании Петербурга спикер выключил микрофон депутату Максиму Резнику во время его попытки обсудить «мост Кадырова».

Депутатам-оппозиционерам не дают высказаться – зато фонтаном бьют самые странные и необычные законодательные инициативы. В том же питерском парламенте, где не дали обсудить тему Кадырова, депутат Виталий Милонов в это же самое время выступил с инициативой вернуть Стамбулу старое название Константинополь. Он призвал внести изменения во все карты и учебные пособия – и это обсуждают его коллеги, об этом пишут в государственных СМИ. А как только парламентская оппозиция пытается поднять реальные проблемы, включается механизм цензуры.

И если так обращаются с законодателями, то понятно, что трудно ожидать иного в других сферах. Цензура – повсюду, и вопреки Конституции ее уже практически открыто утверждают в СМИ. На телеканалах в последние годы уничтожили все вредные элементы, события развивались примерно как в старом советском фильме.

Классический пример работы ножниц цензора: когда государственные информационные агентства опубликовали интервью со Стрелковым-Гиркиным, но сильно подрезали слова бывшего командующего донецкими отрядами по сравнению с версией на YouTube. И по «исправленным» местам можно было судить о нюансах политической линии — какую информацию считают нежелательной. Например, убрали заявление Стрелкова, что он является полковником ФСБ. Убрали и слова о том, что до его прихода в Донецк там вообще не воевали и не собирались, там шла мирная жизнь.

100 лет назад в Петербурге царскую семью снимали для кинохроники, и цензоры предложили вырезать изображение одной престарелой Великой Княгини – она хромала, опираясь на палку. Но глава царской канцелярии генерал Рындзевский написал на донесении такую резолюцию: «Изъять невозможно, так как изображение исторически верно». Генерал оказался умнее многих последующих правителей и цензоров. А последующие придумали для цензуры удобное слово – «экстремизм». И поскольку законы не дают конкретного определения экстремизма, под это можно подвести практически любой материал.

Цензура часто принимает и форму двойных стандартов. Как раз сейчас мы это опять увидели – когда Роскомнадзор отказался удалять из интернета фильм НТВ «Касьянов день», в котором были использованы кадры съемок интимной жизни бывшего премьера скрытой камерой. Удалить фильм требовали представители оппозиции, они называли его нарушением права на частную жизнь, – но в Роскомнадзоре ответили, что демонстрация видео была допустима в связи с «защитой общественных интересов и заботой о безопасности страны».

И вот в то же самое время по закону о «праве на забвение» журналистам начинают запрещать публиковать даже не какие-то интимные истории, а реальные данные о биографии, о доходах и имуществе высокопоставленных госслужащих. Похоже, чиновникам, которые занимаются прессой, очень понравилась формула, придуманная еще Муссолини: друзьям – все, остальным – закон.

В общем, методы работы власти на информационном поле самые разные. Некоторые заставляют вспомнить о советских временах. Например, когда прокуратура объявила, что нашла экстремистские высказывания у известного журналиста Евгения Киселева, работающего на Украине, то решили не ограничиваться заведением против него уголовного дела. Еще провели и обыск у 88-летней тещи Киселева в квартире, где он зарегистрирован, но не живет. А жену подвергли допросу, и оппозиционные газеты назвали все это акцией устрашения, попыткой достать журналиста через родных, начать оказывать на них психологическое давление.

Впрочем, в работе с журналистами есть и более модные сейчас приемы – в современном стиле укрепления духовных скреп и православных начал государства. В частности, новое звучание приобретают древние ритуалы. С помощью церковной службы сейчас закрепили изменение информационной политики интернет-издания «Русская планета»: в редакции провели обряд изгнания бесов. И по окончании церемонии священник сообщил, что очистил помещение от бесовского влияния прошлого коллектива журналистов.

С сетевыми изданиями, понятно, работают не только священники. Самые разные структуры пытаются активно внедрить цензуру в интернете, и Роскомнадзор блокирует множество информационных сайтов. А совместно с Министерством связи и массовых коммуникаций он разрабатывает проекты отключения российского интернета от общемирового.

И тут и там наружу прорывается ненависть представителей власти к интернету: например, заместитель главы комитета Совета Федерации по конституционному законодательству Елена Мизулина призвала признать использование интернета отягчающим обстоятельством при расследовании преступлений.

Так и представляешь, как судья спрашивает обвиняемого: «Сколько раз в день вы пользовались интернетом?» Но Мизулина забыла еще про телефон: его тоже надо запретить – ведь по нему могут вести переговоры преступники. А вообще-то, наверное, идеал для нее – это давно ставший популярным персонажем в сети сотрудник МВД, который решительно отказывается от компьютера:

Подписаться на новости

Введите Ваш email:
email рассылки



Новости Партнеров

Loading...

Новое на сайте

07:04, 10 Декабря 2016
Sobesednik.ru узнал, на какие из продуктов новогоднего стола придется потратиться больше, чем в предшествующие годы
»
00:09, 10 Декабря 2016
Выпускающий редактор Sobesednik.ru Александр Минайчев — об итогах протестных событий пятилетней давности
»
00:01, 10 Декабря 2016
Обозреватель Sobesednik.ru Михаил Осокин – о проникновении «Закона Божьего» в школьное образование
»