15:52, 07 Июня 2016 Версия для печати

Генри Резник: "Извени голод, нищета" – и все, безнаказанность?!

«Извени голод, нещита»
«Извени голод, нещита»
Фото: МВД России по Чукотскому автономному округу / 87.mvd.ru

Sobesednik.ru обсудил с известным адвокатом предложение поднять минимальную сумму кражи, за которую карают уголовно.

Уголовный кодекс по-прежнему считает кражей ситуацию, когда похищено более 2500 руб. На днях Госдума отклонила предложения Верховного суда поднять планку до 5 тысяч. Эти поправки внес председатель комитета Думы по конституционному законодательству единоросс Владимир Плигин.

Верховный суд не в первый раз пытается поднять планку наступления уголовной ответственности за кражу. И многие депутаты поддерживают это — логично соотнести минимальную сумму похищенного хотя бы с минимальным размером оплаты труда или с пенсией. Оппоненты отвечают: выходит, если вор украл всю пенсию у старушки, ему за это будет грозить всего лишь 15 суток?

Известный адвокат Генри Резник считает, что в данном споре неправы обе стороны: и Верховный суд, и депутаты. В беседе с Sobesednik.ru он объяснил почему.

По примеру Юрия Деточкина

— Генри Маркович, разве плохо, что сажать могли бы не за украденный «колосок», а за более солидное нарушение?

— У нас и сегодня закон позволяет не сажать «за колосок». Слухи о том, что в России исключительно репрессивная практика наказания, между прочим, не соответствуют действительности. Закон говорит о том, что наказание определяет не только само деяние, не только тяжесть совершенного, но и свойства личности, отягчающие и смягчающие обстоятельства, мотивация и прочее.

Вот взять хотя бы ставшую знаменитой недавнюю кражу на Чукотке — безработный украл продукты из магазина. Если разбираться, тут совсем непростой случай. Так, с точки зрения размера похищенного (продукты «потянули» на 8 тыс.) это кража — то есть деяние, которое подпадает под статью УК. Но при краже для закона важен корыстный мотив. Вспомните Юрия Деточкина, который угонял машины у мошенников, а деньги от их продажи отправлял в детские дома. То есть дело-то возбуждать было нужно в любом случае, но — потом разбираться.

Все цитируют надпись, которую преступник оставил на полу (прим. ред.: рассыпал соль и на ней вывел: «Извени голод, нещита» — орфография и пунктуация сохранены). Что, из-за столь слезной записки не надо было дело возбуждать? Получили такого рода послание — и все, это сразу сделало кражу продуктов общественно полезным деянием, я не понял?

Крайняя необходимость

— А что, вора могут отпустить?

— А с чего вы взяли, что такого рода деяния у нас обязательно заканчиваются тюрьмой? Я же сказал: для кражи важны детали — корыстный мотив, личность преступника...

Так что дело, повторяю, возбудили совершенно правильно — 8 тысяч превышают предельные 2500 руб. кражи: это, к слову, половина [средней] пенсии по стране.

Наказание за кражу
Верховный суд не в первый раз пытается поднять планку наступления уголовной ответственности за кражу.
Фото: Николай Гынгазов / Global Look Press

Но дальше надо устанавливать мотивацию, и тут очень интересная работа для стороны защиты. А в этом ключе важной становится записка — она показывает не только мотив. Не исключаю, что это была и форма протеста против политики государства по отношению к простым людям.

— Но форма протеста не может служить смягчающим обстоятельством...

— Зато человек мог быть действительно доведен до крайней нищеты. И тогда возникает ситуация крайней необходимости. Если она подтверждается, то человека от наказания освобождают. Вот недавно суд в Италии отказался признать преступником человека, который украл просто для того, чтобы поесть и накормить детей — у него не было денег, чтобы купить продукты. Это и называется крайняя необходимость.

— Так то в Италии. А у нас в законодательстве разве есть такая норма?

— Есть — «необходимая оборона» и «крайняя необходимость». Просто первую чаще обсуждают, поэтому она более известна. А крайняя необходимость — это обстоятельства, которые полностью устраняют любую юридическую ответственность. Это понятие действует во всех отраслях российского права, особенно уголовного.

Форма крайней необходимости может быть разная, и это могут быть разные ситуации. Ну, например, во время пожара, чтобы спасти всю деревню, сносят дом... Так что если выяснится, к примеру, что на Чукотке в магазин залез отец семейства, который потерял работу, был поставлен на учет как безработный, трудоустроиться не смог, прошло полгода, его сняли с довольствия... То есть фактически создалась ситуация, когда у человека не было никаких источников для появления средств к существованию...

— Тогда это крайняя необходимость?

— Да, тогда это крайняя необходимость.

Генри Резник
Генри Резник
Фото: Анатолий Ломохов / Global Look Press

Чего хочет Верховный суд

— Но вся эта история никак не объясняет, почему был неправ Верховный суд, который хотел поднять планку кражи с 2500 рублей до 5 тысяч.

— Если выражаться юридическим языком, Верховный суд хочет не просто поднять планку наступления уголовной ответственности, а хочет узаконить административную преюдицию. Проще говоря, позиция ВС такая: если человек впервые украл 5000 рублей (если товар на эквивалентную сумму, то это — не уголовное преступление. А вот если он такое совершил повторно, это уже уголовка. С первой частью предложения согласен, а против второй — возражаю. Такой порядок нарушает все каноны уголовной ответственности. И в этом ущербность предложения ВС.

— Сейчас у нас нет повторной уголовки?

— Сейчас для кражи нет: она либо уголовное преступление, либо административное правонарушение. Но что происходит, когда вводится в жизнь то, что предлагает ВС, можно судить по делу Ильдара Дадина, где я выступал защитником. К сожалению, в УК «проба пера» ВС состоялась в отношении одного административного состава (ст. 212.1 УК), который при неоднократности стал у нас преступлением. Получается, что ВС в нарушение Конституции РФ пытается расширить (и тем самым узаконить) превращение административки в уголовку.

То есть теперь ВС предлагает: давайте сделаем так — побои, угроза убийством, мелкие кражи — все это, если в первый раз, ничего особенного, виновный отделается штрафом в любом случае. А вот если повторится — тут уж пожалуйте на нары. Но это противоречит, повторяю, канонам правовой ответственности. Ответственность ведь наступает, извините, не за повторность. Ответственность наступает за деяние. И если деяние описано в кодексе как административное нарушение, то сколько раз ты его ни совершай (например, сквернословие в публичном месте, сколько бы ни повторялось, все мелкое хулиганство), оно должно повлечь административное наказание. А если деяние описано как уголовное, сколько раз ни совершай — должно быть адекватное наказание.

Подписаться на новости

Введите Ваш email:
email рассылки



Новости Партнеров

Новое на сайте

13:23, 03 Декабря 2016
Sobesednik.ru провел день в одной из воинских частей дивизии в Чебаркуле и посмотрел, как живут солдаты
»
13:02, 03 Декабря 2016
Два владимирских роддома и местный дом ребенка получили неожиданное наследство, узнал Sobesednik.ru
»
11:08, 03 Декабря 2016
Sobesednik.ru спросил Александра Тихонова, чего ждать РФ от женской гонки на Кубке мира по биатлону
»