14:01, 13 Января 2016 Версия для печати

Всеволод Чаплин: Когда Патриарх умолкнет, останется выжженная земля?!

Всеволод Чаплин
Всеволод Чаплин
Фото: Global Look Press

Протоиерей Всеволод Чаплин рассказал Sobesednik.ru о попытках РПЦ вытеснить его из информационного поля.

12 января бывший спикер Русской православной церкви Всеволод Чаплин заявил о попытках лишить его «выхода почти во все российские СМИ». Со слов протоиерея, пресс-конференции с его участием отменяют, а комментарии и интервью не публикуют. Исключение делают лишь «Эхо Москвы», «Сноб» и «Дождь», пожаловался священнослужитель. По его мнению, информационную блокаду против него организовали высшее церковное руководство и администрация президента РФ.

Еще о свободе слова. Меня пытаются лишить выхода почти во все российские СМИ - по моему мнению, в этом может участвовать...

Опубликовано Vsevolod Chaplin 11 января 2016 г.

Напомним, что 24 декабря Всеволода Чаплина освободили от должности председателя синодального отдела по взаимоотношениям церкви и общества. Сразу после этого протоиерей сделал ряд критических заявлений в адрес РПЦ и патриарха Кирилла. Последний назвал поведение Чаплина психическим срывом.

Sobesednik.ru спросил у опального протоиерея, зачем он опубликовал текст о цензуре в СМИ:

— Очевидно, что происходит странная ситуация, — сказал Всеволод Чалин. — Звонят журналисты, берут комментарии, назначают пресс-конференции, потом пресс-конференции отменяются, а комментарии не публикуются. Я ожидал всего этого и не удивляюсь, но молчать тоже не хочу.

Закрыты две мои программы: одна на канале «Спас», она называлась «Вечность и время»; вторая на радио «Комсомольская правда», называлась «220 вольт». Обе программы существовали несколько лет, обе предполагали звонки в прямом эфире, что я всегда приветствовал.

Идёт определённая кампания. Люди вправе её вести, а я вправе с этим не соглашаться и критиковать.

Вы говорите, они вправе это делать. Но у нас запрещена цензура.

— Есть хозяева СМИ, есть какие-то политические фигуры, к которым прислушиваются. Ну это их выбор. А я имею права с этим публично не соглашаться.

Как долго вас будут выдавливать из информационного поля?

— После вчерашней публикации в Facebook довольно много людей позвонило и предложило дать интервью. Некоторые, правда, потом взяли свои слова назад… Тем не менее со всеми, кто обращается, буду говорить, даже с атеистическим фондом «Здравомыслие».

Некоторые уже записали вас в ряды оппозиционеров. Вы себя таковым не считаете?

— Я не отождествляю себя ни с какой политической группой. Считаю, что работаю на благо Церкви и на благо страны. Призываю не к разрушениям, а к изменениям. И как всегда, я открыт к общению с самыми разными людьми, будь то правые или левые, консерваторы или либералы, государственники или оппозиционеры.

У меня и раньше был достаточно широкий круг общения: от Явлинского до Яровой и от Проханова до Навального. Считаю, что Церковь должна быть открыта людям разных политических убеждений, представителям разных партий. И дальше стараюсь жить так же.

— А что вы ответите вашим критикам, которые считают, что вы заслужили эту информационную изоляцию? Ведь раньше вы были частью системы, в которой не допускались другие точки зрения.

— Если говорить о церковной системе, в ней вообще не остаётся ярких и самостоятельных точек зрения, о которых даётся возможность говорить. Посмотрите, насколько осторожными — до бесцветья — стали публичные высказывания священников. Так не было ни до революции, ни даже в советское время, когда могли свободно высказываться отец Александр Мень и протоиерей Дмитрий Дудко. Последний некоторое время провёл в тюремном заключении; выйдя оттуда, он продолжал говорить.

Складывается ситуация потенциально опасная. Любое независимое высказывание воспринимается как диссидентство, как самопиар. Извините, я никаким самопиаром никогда в жизни не занимался. Люди звонили, спрашивали, я им отвечал. Так и должен поступать любой священник в рамках того, что он знает и что он умеет.

Мы действительно создавали вместе с Святейшим Патриархом централизованную систему централизованного управления. Но сейчас она становится гиперцентрализованной и потому неэффективной.

Ограничивать мнения и выступления священнослужителей я никогда не стремился. Более того, я всегда старался поддержать широту высказываний, но вот эта моя линия в конце концов не нашла поддержки. За последнее время, кстати, умолкли многие голоса священнослужителей — как либеральные, так и консервативные.

— Почему люди умолкают?

— Потому что тенденция церковных СМИ такова, что из всего духовенства должен звучать единственный голос — голос Святейшего Патриарха. Но в этом есть проблема. Патриарх в силу своего положения должен быть предельно осторожен и не всё может сказать. С другой стороны, он не во всех вопросах компетентен, не на всякие вопросы в силу времени может ответить. Ну и потом, никто не вечен. И что же, когда в один печальный день умолкнет его голос, останется выжженная земля?

Также по теме

Подписаться на новости

Введите Ваш email:
email рассылки



Новости Партнеров

Loading...

Новое на сайте

15:15, 07 Декабря 2016
Эксперты из США назвали 12 шокирующих фактов о сигаретах и табачном дыме, которые помогут бросить курить
»
15:04, 07 Декабря 2016
Актриса Марина Федункив поделилась с Sobesednik.ru своим мнением о диетах
»
14:55, 07 Декабря 2016
Экономический аналитик Михаил Крутихин подверг сомнению выполнение соглашения РФ и ОПЕК по сокращению добычи нефти
»