Источник: «Собеседник» №27-2015
00:03, 26 Июля 2015 Версия для печати

Стерлигов: Когда я был безбожником – был националистом

Герман Стерлигов
Герман Стерлигов
Фото: Виктор Чернов / Russian Look

Перебравшийся в Нагорный Карабах Герман Стерлигов рассказал о причинах эмиграции и своем понимании национализма.

На пресс-конференции в городе Шуши Стерлигов признался: уехал из-за угроз, которые получала его семья. Бизнесмен считает, что возможное уголовное дело против него и подозрения в финансировании экстремистской группировки БОРН – это последствия выхода его учебника «От Грозного до Путина» и того, что в 2011 году он помешал свершиться госперевороту, организованному, по его словам, Владиславом Сурковым и несколькими влиятельными людьми.

Оставив жену с детьми в Карабахе, Стерлигов на прошлой неделе приехал в Москву – на встречу в Следственный комитет. Но СК не спешит допрашивать Стерлигова. А вот «Собеседник» – допросил.

«Это был смертельный риск»

– Кому вы мешаете, Герман Львович? Кто не дает спокойно жить?

– Тут комплекс причин. Основные две – это события 2011 года, предотвращение госпереворота и учебник истории. Жизненные события вообще очень взаимосвязаны. Тогда возникла мотивация для того, чтобы действовать. А учебник истории снял с меня защиту и симпатии многих людей влиятельных.

– Что такого крамольного есть в этом учебнике? Да и вышел он совсем недавно...

– Сенсационного ничего нет. Там просто правда написана, святая правда. Выстроено в причинно-следственную связь то, что люди и так знают. А если это сделать, то у человека просто открываются глаза на то, что происходит в мире...

– А когда вы в 2011 году решили предотвратить переворот, догадывались, какие будут последствия?

– Конечно. Это был смертельный риск. Безусловно. Я ж не идиот.

– Зачем же продолжаете рассказывать про РПЦ, про участие Владислава Суркова в тех событиях, которые с вами происходят? Ведь этим делаете себе только хуже.

– Я так вообще не рассуждаю. Когда я считаю, что говорю правду, я ее говорю. Последствия, которые будут за правду, меня не интересуют, потому что это не мой вопрос. Это вопрос Бога. Он сказал: «Выполняйте заповеди мои, а все остальное приложится вам». А одна из заповедей – это следовать правде.

«Как в ловушку попал»

– Вы с каким чувством ехали из Карабаха в Москву? Не боялись, что, может, обратно после допроса не выпустят?

– Была вероятность, что задержат в аэропорту. Этого не произошло. Более того, в аэро­порту меня встречал целый брифинг из большого количества журналистов. А в течение суток выяснилось, что правоохранительные органы, как я и предполагал, не в теме. То есть они знают, как относиться к тем, кого называют «пятой колонной». Умеют пользоваться инструментом – адвокатурой, создавшей механизм, по которому меня надо было притянуть к уголовному делу с абстрактными формулировками. Дальше остается подать документ Следственному комитету – и начнется обычный процесс. СК уже не может от этого отказаться хотя бы просто по нормативам правового делопроизводства.

– А по факту что вам предъявляют? Вы же сказали, что с Хасис и Тихоновым знакомы не были. Кстати, почему именно они дали против вас показания по делу БОРН?

– Не было бы Тихонова и Хасис – были бы какие-нибудь другие люди. Организация, финансирование терроризма – это отличная статья, сногсшибательная. Идеальное обвинение, которое недоказуемое и не-опровергаемое. Просто красота.

– Может, подозрения в связях с БОРН объясняются тем, что вы в свое время были согласны с их идеями?

– Ну да, когда я был безбожником, я был националистом. У меня был знакомый Горячев. Если бы этого не было, это было бы совсем неправдоподобно. Потому что в любой лжи должен быть элемент правдоподобия.

– Новое дело – о клевете – кажется вам таким же сфабрикованным?

– Что там за гражданка Израиля (Милана Горенштейн, называющая себя в интернете королевой Марией II Иерусалимской и Нагорно-Карабахской. – Ред.) подала на меня и моего адвоката Артура Айрапетова в суд за клевету – я ни сном ни духом. Обслуживает эту гражданку Израиля якобы азербайджанский адвокат. Если иску дадут ход, я не смогу выехать из страны во время рассмотрения дела. То есть как в ловушку попал.

«Какой же это национализм?»

– Вы всегда выступали против миграции. А теперь сами стали мигрантом. Каково?

– Я по-прежнему отношусь негативно к необузданной и неуемной миграции в Российскую Федерацию разноплеменных народов. Прежде всего из Азии. Потому что десятки миллионов гастарбайтеров, которые приезжают на территорию РФ и оседают здесь, – это для нас потенциальный приговор. Потому что неизбежно закладываются те мины, которые в свое время были заложены Кемалями (Мустафа Кемаль Ататюрк. – Ред.), троцкими и прочими ребятами. Они заканчиваются межнациональными взрывами.

Одно дело, когда живет семья в доме, к ним приезжают там 10 гостей, другое дело, когда живет семья и к ним приезжают 8000 гостей и остаются навсегда.

– А те 10 гостей могут остаться и приносить пользу? Или им тоже надо потом обязательно уехать?

– Если соблюден баланс, который не несет угрозу титульной нации, то, конечно, можно. А если нация ассимилируется гостями, это недопустимо.

– И вы не считаете такую позицию национализмом?

– Какой же это национализм? Нормальная государственная политика для того, чтобы не вызывать национальных конфликтов и взрывов. На то и нужно государство, чтобы регулировать эти процессы.

– Так получилось, что после вашего переезда люди стали говорить про Нагорный Карабах не в связи с войной, разрухой, а как о месте, куда можно приехать туристу. Вы, возможно, сами того не желая, его «пропиарили»...

– И даже жалею об этом! По мне, чем меньше будет туристов приезжать в Карабах, тем лучше. Потому что в Карабахе так хорошо. Кстати, во многом благодаря усилиям Левон-джана (бизнесмена Левона Айрапетяна. – Ред.) Там такой удивительный, спокойный и радостный мир, что боюсь, как бы большое количество туристов его не нарушило.

Первым моим желанием действительно было говорить людям: «Приезжайте в Карабах! Вы не знаете, как это здорово, какое это открытие! И какая это вообще другая планета!» А сейчас я подумал и воздержусь, пожалуй, от этих призывов, чтобы не испортить жизнь карабахцам. Чтобы толпами любопытствующих людей не нарушить дивный уклад жизни. Я объехал весь земной шар, и более мирного, радушного, теплого, уютного места, где прямо купаешься в океане гостеприимства, найти невозможно. Мне очень комфортно находиться среди добрых и радушных армян. И там, извините, вообще нет преступности.

– Почти нет.

– Вообще нет! И в тюрьме сидит одинокий начальник тюрьмы (смеется).

Мара Абрамян

Подписаться на новости

Введите Ваш email:
email рассылки



Новости Партнеров

Новое на сайте

13:06, 04 Декабря 2016
Бывший вратарь «Спартака» и сборной СССР Анзор Кавазашвили – о голкипере ЦСКА и сборной РФ Игоре Акинфееве
»
11:22, 04 Декабря 2016
Корреспондент Sobesednik.ru побывала на митинге новосозданного движенения «Новая оппозиция» в Москве
»
11:04, 04 Декабря 2016
Родион Газманов рассказал Sobesednik.ru о том, на какие жертвы приходится идти ради в телешоу «Точь-в-точь»
»