16:54, 21 Ноября 2014 Версия для печати

Владимир Меньшов: Мы перебираем с креном чернухи по отношению к своей стране

Присуждение «культурных» премий превратилось в психоз
Фото: Russian Look

Аудиенции у Владимира Меньшова я добивалась больше месяца. Фестивали, премии, съемки, председательство в оскаровском комитете – богемная, думаю, у человека жизнь. Он бы о ней так и говорил, если б хотел слукавить. Но он рассказал обо всем прямо и честно. Так, как сегодня почти никто не говорит.

После «Ночного Дозора» открылось второе дыхание

– Вижу, на лаврах вы, наш оскароносный режиссер, не почиваете...

– Не очень доволен своей активностью. Я бы как раз мечтал засесть на даче (слава Богу, на старости лет у меня появилась хорошая дача с большим участком, где можно походить, подумать) и писать сценарий, контуры которого в голове уже вроде бы сложились. Чтобы потом добиваться возможности его снять. Это мне кажется самым естественным процессом в том возрасте, в каком я сейчас нахожусь. Но от меня зависят многие люди, которых я должен поддерживать.

– Дочка у вас вроде выросла...

– Как раз Юля никогда не позволяла себя поддерживать.

У меня на «Мосфильме» есть студия «Жанр». Она достаточно успешно живет уже 25 лет. Я слежу за тем, чтобы ребята были обеспечены работой. Они ждут запуска моей картины. Собственный фильм – всегда наиболее крупное вложение в существование студии. У меня студенты во ВГИКе, еще один курс предстоит набрать на факультете режиссуры в Школе телевидения «Останкино». Плюс к этому бесконечные предложения возглавить фестиваль во Владивостоке, поучаствовать в Днях культуры в Берлине, в Днях «Мосфильма» в Бухаресте... Я уже не говорю о ежедневных звонках с просьбами сняться в фильме. Этот год получился особенно урожайным: 3 эпизода и 3 большие роли. Я с февраля по сентябрь, почти не останавливаясь, снимался.

– Ваша актерская фильмография приближается к сотне. И большинство названий на слуху. Умело выбираете или ерунду не предлагают?

– Да, видимо, действительно предлагают достойное. 30 ролей из ста сыграно за последние 15 лет. После «Ночного Дозора» открылось второе дыхание. В основном это сериалы, но плохих среди них не было. Съемки в фильмах для меня сейчас – главный источник существования. Поэтому много соглашался. В результате это оказалось для меня полезно. Я все время присутствовал на съемочной площадке, узнал новое поколение актеров, режиссеров, работал с крупными именами (Тимуром Бекмамбетовым, Сергеем Урсуляком). Благодаря Тимуру понял, что такое новое кино – технологичное, компьютерное. Бекмамбетов еще 15 лет назад владел им изумительно, поэтому американцы его сразу и переманили. Так что для меня это было познавательно.

С одной стороны, не пустое время. А с другой – оно украдено у моего будущего фильма. Из-за этой суеты отдаляется начало съемок, а именно их я считаю единственным оправданием последних 10 лет своей жизни. Надеюсь, картина, которой я бы подвел предварительные итоги своей жизни, состоится.

Миллион долларов – это уже ерунда

– Хотя бы намекните, о чем фильм, Владимир Валентинович.

– Это картина про наше время, про нашу жизнь, про то, чем я все время озабочен, и про то, что странным образом в последнее 20-летие никак не отражено в искусстве. Все ушло в поверхностные вещи: стрельба, братки, обнищание, олигархи и т.д. Но это не попытка осмыслить. А время было удивительное...

– Деньги на съемки у государства возьмете?

– Ни на что заранее рассчитывать не надо, но вероятность госфинансирования есть. В последнее время государство поддерживает кинематограф. Появилась даже надежда, что «Мосфильм» будет делать некоторые свои картины. Но сейчас я понимаю: будущий год будет чрезвычайно нелегким. Никто не знает, что произойдет с точки зрения наличия финансов в стране, в кинематографе... И именно на будущий год я запланировал свои расходы.

– Про краудфандинг слышали?

– Это что-то связанное с качанием мышц?

– Сбор средств в интернете под какую-то идею. Учитывая народную любовь к вам, миллион-другой собрать на фильм реально.

– Я в эти дела не верю. Да и много ли соберешь?.. Еще недавно миллион долларов был приличной суммой. Я за эти деньги 15 лет назад снял «Зависть богов» – весьма нелегкую, историческую картину. А сейчас на миллион можно экранизировать только ту историю, которая происходит в Москве, в квартирах, без всяких экспедиций... Все безумно подорожало.

Возможно, нынешняя кризисная ситуация заставит участников киносъемок поумерить аппетиты, потому что гонорарные запросы актеров, стоимость транспорта, аренда интерьеров очень завышены. Миллион долларов – ерунда по сравнению с тем, сколько сейчас надо для производства хорошего кино.

– Помню, Эльдар Рязанов рассказывал, как собирал на съемки. Мыкался по олигархам, а те ему говорили: «Мы вас очень любим, но денег не дадим».

– Ему не так отвечали. Ему говорили: «Где вы были вчера?» Мол, вчера бы мы вам все отдали, а сегодня денег уже нет.

– Это и ваша история?

– Моя! (Смеется.) Это история каждого режиссера, который ищет деньги.

Голосовал за «Горько!»

– Месяц назад под вашим руководством состоялось заседание оскаровского комитета. Обсуждение было скандальным: Кончаловский попросил не рассматривать его фильм. «Левиафан» Звягинцева победил, говорят, не совсем чисто. Интересно, как все происходило. Вы-то знаете обо всем изнутри...

– Сразу скажу, что я за «Левиафан» не голосовал.

– Не понравился?

– Это сильная работа, но мне кажется, что мы перебираем с креном в сторону чернухи по отношению к своей стране, представляя ее на фестивалях именно в таком виде. Ведь люди воспринимают кино как документ и по нему судят о народе. Довольно диковато мы, прямо скажем, выглядим в своих фильмах в глазах иностранцев. Только из этих соображений я «Левиафан» не поддержал.

Мне понравился фильм «Горько!» Думаю, Андрей Першин – самое яркое явление на нашем кинематографическом небосклоне за последнее время. Хотя парень и выбрал себе такой странный псевдоним, как Жора Крыжовников. Я сказал, что предпочту эту картину. Ко мне присоединились Никита Михалков, Карен Шахназаров, Глеб Панфилов...

– Могучая кучка.

– Могучая, да. И мы подумали, что, пожалуй, прорвемся. Когда я пришел на заседание оскаровского комитета, у меня было в заначке 7 голосов. Но противоположная группа, которая пробивала «Левиафан» (это было известно), подготовилась лучше. У них было 10 голосов от тех, кто не явился, но подписал доверенность, и еще четверо проголосовали «за» лично.

Всего у нас в комитете 29 человек. Трое не могли голосовать (создатели «Левиафана»), из оставшихся же 26 членов 14 были за «Левиафан». Это большинство. Мы были обречены.

– Как же так?

– Полагаю, что была проведена очень мощная артподготовка. Включая появление (прямо накануне нашего заседания) в одной газете неприличной статьи, нажимавшей на членов комитета. Я от автора такого не ждал. Он мне казался более... справедливым, что ли. Потому что статья, на мой взгляд, заказная, проплаченная продюсером* «Левиафана». Меня вообще трудно ввести в такие соображения, я очень наивный, простодушный человек. Но тут все было настолько очевидно, что просто неприлично!

В статье говорилось, что если мы хотим получить «Оскара», то должны выдвинуть «Левиафан». И еще «для объективности» приводился список других фильмов, которые, так и быть, могут претендовать. Но, конечно, ни в какое сравнение не идут с великим «Левиафаном»! И те, кто затеял эту кампанию, победили.

С женой – актрисой Верой Алентовой и внуками Андреем и Таисией
Фото: PhotoXpress

– Да уж, честной такую борьбу не назовешь... Почему вы не выступили против?

– У меня нет принципиальных возражений против «Левиафана», кроме тех, что я вам уже озвучил. Хотя авторы «Горько!», которые поначалу вообще были не готовы к тому, что их будут рассматривать на выдвижение на «Оскара», стали шевелиться, затеяли спор на тему, что выбор прошел не совсем правильно. Даже думали судиться.

– И правильно: «Левиафан» выйдет в прокат только в феврале 2015-го. А вы рассматриваете фильмы, показанные в кинотеатрах до 1 октября 2014-го.

– «Левиафан» был показан в одном кинотеатре в Санкт-Петербурге... В любом случае мне это кажется довольно смешным – судиться из-за того, что тебя не выдвинули на «Оскара».

Михалков на меня не в обиде

– Шансы попасть хотя бы в лонг-лист у «Левиафана» есть?

– Посмотрим. Мне самому любопытно. «Оскар» – премия действительно особая. Обычно на фестивалях, премиях есть несколько буферных зон: можно получить приз за лучшую роль, за сценарий, за режиссуру... А тут картина выдвигается только в одной номинации – «Лучший фильм на иностранном языке». Поэтому каждый раз и возникает такой спор, прямо принципиальный. Причем находятся те, кто утверждает: «Если выдвинете нас, мы непременно победим. У нас там все схвачено, мы уже договорились с американцами!»

– Это кто же у нас такой пронырливый?

– Тот же продюсер*, что отстаивал в этом году свой «Левиафан». В прошлом году у него было «все схвачено» со «Сталинградом». Что касается «Золотого глобуса», то он, как нас уверяли, был уже в кармане. А насчет получения «Оскара» оставался якобы ма-аленький вопросик. Пролетели в результате, как фанера над Парижем.

Посмотрим, что будет здесь. Мне кажется, для западного проката «Левиафан» малоинтересен. Как для «Оскара»? Поживем – увидим.

– Чтобы закрыть тему «Оскара», задам еще один вопрос. Вы года три назад отказались подписать итоговое решение комиссии выдвинуть «Цитадель». Как это повлияло на ваши отношения с Михалковым? Ведь какой удар по самолюбию...

– Мы с Никитой Сергеевичем не друзья. Не перезваниваемся. Пересекаемся, как правило, случайно. Ту ситуацию он пережил безупречно, никакой личной обиды не продемонстрировал. Я-то думал, что, поступив таким образом, расстаюсь с должностью председателя оскаровского комитета. Но Михалков первым же делом заявил, что будет поддерживать именно меня.

Никита Сергеевич предложил новый принцип формирования оскаровского комитета, который, как оказалось, очень уязвим. Думаю, в ближайшее время мы соберемся и выработаем новый принцип формирования комиссии. Должен быть открытый, честный, яркий спор под протокол и дальнейшую публикацию. Пусть нас будет 5 человек, но крайне авторитетных, которые выберут ту или иную картину и приведут свои аргументы, чем 29, которые присылают доверенности... Я четко вижу, что внутри комитета образовались два противоположных лагеря. И они будут все время между собой бодаться.

…А Михалков в той ситуации все равно выиграл. Фильм-то поехал в Лос-Анджелес и представлял страну.

Перестал доверять премиям

– Вам не кажется, что международные конкурсы сейчас чрезмерно политизированы – и «Оскар», и Евровидение, и даже Нобелевка?..

– Западные премии всегда очень политизированы... или по крайней мере политкорректны. Они всегда попадают в русло проблем, которые нагнетаются и кажутся (но не обязательно являются!) наиболее острыми. Как-то: проблемы транссексуалов, геев, трансвеститов и еще черт знает кого. Люди каждый раз удивляются: «Что, есть и такие?!» Поохают и живут себе дальше. Но где-то там кто-то настойчиво давит на клавиши и твердит, что они, бедные, загнаны в резервации, что надо повысить их социальный статус и т. д. В конце концов это находит отражение и в премиях подобного рода.

Наши премии, кстати, мало чем отличаются от западных. В том смысле, что они очень нередко ставят меня в тупик. Настолько мощные включаются подковерные интриги с тем, чтобы определенная картина, книга приз категорически не получила. Из недавних примеров могу привести выдающийся успех крайне незаурядной книги «Несвятые святые». Она не относится к числу моих любимых, но у нее миллионный тираж! Никак нельзя пробить «Несвятых святых» на премию «Большая книга». Зато я столкнулся с тем, что, когда Мариэтта Чудакова не смогла продвинуть своего мужа (Александра Чудакова с книгой «Ложится мгла на старые ступени». – Авт.) на получение «Русского Букера», был изобретен какой-то «Русский Букер десятилетия» и присужден уже посмертно... Ребята, ну это же не-при-лич-но! Ну как вы живете?! Что же вы себя так подставляете?!

– Ну что вы так? Может, хорошая вещь.

– Я купил эту книгу, прочел. Все, что могу сказать: достойно. Но так чтобы «Букер десятилетия»?! Да вы с ума сошли!..

Это же нужно убеждать, встречаться, ставить людей в дурацкое положение, чтобы человек думал: «Ладно, проголосую, только бы она отвязалась. Не ссориться же из-за этого?!» И вот она уже ходит в победителях. Притом что это все окружено словами о справедливости. Мол, раньше, в советские времена, мы жили в аду, а вот теперь наконец можем сказать то, что давно хотели. И регулярно во всех премиях идут такие нарушения. И в наших, и в международных.

– На вас можно повлиять, будь вы председателем фестиваля или членом жюри?

– На меня? Нет! Я себя смолоду тренировал, чтобы на все иметь самостоятельное мнение и не поддаваться уговорам.

Я просто поражаюсь тому психозу и тому количеству дурных идолов, которые возникают во время присуждения разных премий. Целые группы людей живут пустой, малоинтересной жизнью. Любыми способами борются, чтобы приз получило «великое кино, которому нельзя не дать». И добиваются своего. А потом проходит полгода, и от этого воспоминания ничего не остается! Какую волну подняли вокруг фильма «Трудно быть богом»! Сколько было эпитетов потрачено: «великий», «гениальный»... Или «Географ глобус пропил», который прошлым летом получил главный приз «Кинотавра». А сейчас никто даже не заикнулся, чтобы рассматривать их для выдвижения на «Оскара». Картины достойные, да. Но к чему было столько шума?

Я вообще перестал доверять всякого рода премиям.

– И это говорит председатель оскаровского комитета?!

– Да, я думаю, это не самое лучшее, что изобрели люди по поводу взаимных оценок. Все-таки все определяют время и мнение народное, которое должно в этом времени выразиться. Совершенно неведомым нам образом отбираются эти классические вещи. Они передаются из уст в уста – от родителей к детям, от друга к другу. И остаются. А остальное – суета сует.

– Мы скромно промолчим, чьи фильмы на все времена.

– (Улыбается.) Да.

 

 

*Владимир Меньшов, опасаясь продолжения дрязг, попросил не называть фамилию. Но ее легко узнать: достаточно посмотреть, кто из воротил кинорынка продюсировал обе картины.

Подписаться на новости

Введите Ваш email:
email рассылки



Новости Партнеров

Loading...

Новое на сайте

07:08, 11 Декабря 2016
АвтообозревательSobesednik.ru о влиянии кризиса на автомобильную среду
»
00:02, 11 Декабря 2016
Обозреватель Sobesednik.ru Евгений Ясин о новой возможности для повышения цены на нефть
»
20:04, 10 Декабря 2016
Накануне своего юбилея Дима Билан пообщался с журналистом Sobesednik.ru
»