Источник: Собеседник №41 '14
03:00, 25 Октября 2014 Версия для печати

Первые мечтатели второго рождения

Дьюары
В этих контейнерах находятся те, кто верил в жизнь после криозаморозки
Фото: Андрей Струнин

«Собеседник» побывал в единственном в России (и вообще за пределами США) криоцентре – месте, где в ожидании второго рождения хранятся замороженные тела.

Мозги в контейнере

Криохранилище находится на окраине Сергиева Посада в частном секторе. По дороге интересуемся у аборигенов, что они думают о криохранилище.

– Давно их пора закрыть! – злится мужик на байке. – Покойники должны лежать в земл­е.

– У них там азотом даже от сторожей воняет! – кивает его спутница. – А вдруг что-нибудь взорвется?

Место, о котором идет речь, ничем не выделяется на фоне пейзажа – обычная постройка, какие обычно называют бес­цветным словом «домовладение». Высокую металлическую дверь открывает сторож. Внутри – собака на цепи, деревянный дом и похожий на склад ангар. Это и есть криохранилище.

В 2005 году группа людей, которые называют себя последователями трансгуманизма и иммортализма, создали компанию «Криорус». Они, проще говоря, уверены, что однажды с помощью медицинских технологий человек обретет бессмертие. Должность генерального директора в компании заняла Валерия Удалова, по образованию физик, по роду занятий – писатель и общественный деятель.

Первым клиентом стала питерский математик Лидия Федоренко, которая интересовалась крионикой и мечтала после смерти получить шанс на вторую жизнь. Крионисты вынули мозг покойной, поместили в контейнер, погрузили его в сосуд с жидким азотом и оставили лежать в подвале дома одного из сотрудников – никакого криохранилища тогда еще не было.

Криоцентр
19 умерших добровольцев ждут воскрешения недалеко от столицы
Фото: Андрей Струнин

В тесноте, да не в обиде

Внутри ангара холодно и темно, как в склепе. У входа – два огромных контейнера. Их тут называют дьюарами. Один дьюар – новый и пустой, второй – работающий, что понятно по звуку насоса. Андрей Шведко, заместитель директора «Криоруса», утверждает, что изготовил эти емкости сам. Он работал в инженерной фирме, однажды получил от криокомпании заказ и, пока его выполнял, проникся идеями крионики. Теперь у него новая работа.

У дьюаров двойная стенка. Это, как объясняет Шведко, нужно, чтобы создавался вакуум и теплообмен между содержимым сосуда и внешней средой сводился к минимуму:

– Они не герметичны, иначе азот разорвет «капсулу».

Сверху работающий контейнер закрыт крышкой из дерева и резины. Раз в месяц ее открывают и доливают азот, который постепенно испаряется. На вопрос, где его берут, Андрей загадочно улыбается, рассказывает про Роскосмос и про то, что это самая простая часть работы. В отличие от всего остального.

– Мы начинаем работать в течение нескольких минут после смерти пациента, – говорит он. – Чем раньше приступить, тем больше живых клеток сохранится. Тело охлаждается, из него выводится кровь и вводится особое вещество – криопроектор. Клиента привозят к нам, мы кладем его в сухой лед и охлаждаем до -79 градусов.

Замороженного обвязывают тросами, опускают в дьюар вниз головой и фиксируют. Там внутри – 19 тел, а на дне лежат контейнеры с мозгом и домашние животные – коты, собаки и птицы, которым хозяева даровали перспективу бессмертия.

– Тесновато, – замечаю я.

– В метро на одном квадратном метре 12 человек умещаются, – усмехается Шведко.

Криохранилище круглосуточно охраняется одним человеком. Ломаться и взрываться тут нечему, охрану держат на тот случай, если в ангар заберутся посторонние.

Работник компании "Криорус"
Замороженного обвязывают тросами, опускают в дьюар вниз головой и фиксируют
Фото: Андрей Струнин

Хочешь жить вечно? Возьми кредит!

Криосохранение, включая заморозку и хранение тела до последующего оживления, сколько бы времени до этого момента ни прошло, стоит 36 тысяч долларов, нейросохранение – 12 тысяч, примерно столько же берут за животных. С родственниками подписывают договор на оказание услуг, могут дать рассрочку. Надеются, что в скором времени банки начнут давать на крионирование кредиты. Хорошая, кстати, идея – не для банка, а для клиента: вечности даже бедным хватит, чтобы расплатиться, а с неплательщиками пусть разбираются приставы.

– К нам обращаются из-за границы, – рассказывает Валерия Удалова, которую удалось застать в московском офисе фирмы, расположенном в однушке в центре столицы. – В Америке криосохранением занимаются лишь две компании, цены у них выше, качество такое же, а рассрочек нет.

Валерия Удалова – не только директор, но одновременно и родственник пациента: в крио-хранилище хранится мозг ее мамы, а также друга и собаки. У Андрея Шведко на криосохранении находится мозг отца. То есть они действительно верят в то, что делают. Другое дело, что не всё могут объяснить. Самый очевидный вопрос, например, – за чей счет и кем будет проводиться оживление тел (если до этого, конечно, дойдет), ведь по договору оплачивается только хранение.

– Все развивается! – увлеченно говорит Валерия Удалова. – Уже появились технологии выращивания органов – мочевого пузыря, трахеи, бронхов, кожи и суставов, и это уже клиническая практика. Когда-нибудь человеку смогут вырастить новое тело, восстановить умерший мозг, перенести его на носитель информации...

Наука и правда шагнула далеко вперед, сегодня ЭКО, в котором тоже используется криозаморозка, – уже обычная практика. Однако оживление людей – все еще больше литературная тема, не случайно многие уверены, что криохранилища существуют только в книжках и кино. Нет, не только. Однако идеям крионики уже 50 лет, а они пока больше про фантастику, чем про реальность.

К тому же крионисты забывают о том, что признают многие ученые – о душе. Которую, к сожалению, не заморозишь.

Работник криоцентра
Работники криоцентра действительно верят в то, что делают
Фото: Global Look

/досье

Крионика, наука о сохранении тел людей и животных в надежде вернуть в них жизнь, зародилась в США. В 1962 году американский математик Эттингер выпустил книгу «Перспективы бессмертия», после чего появилось крионическое общество и первый криопациент. Добровольцем стал профессор Бетфорд, скончавшийся от рака. Крио­хранилища сегодня есть только в США и России.

/кстати

Всегда нужна справка о смерти

Можно ли с точки зрения закона замораживать и хранить мертвых людей, объяснил Игорь Смирнов, юрист Московской коллегии адвокатов:

– Если криосохранение происходит с согласия родственников и тем более по просьбе умершего, ничего противозаконного в этом нет. Все, что для этого нужно – справка о смерти.

/из первых рук

Это не авантюра, но что выйдет – неизвестно

Есть ли перспективы у крионики и возможно ли технически оживить то, что было заморожено, мы поинтересовались у доктора медицинских наук Александра Шеповальникова, главного научного сотрудника Института эволюционной физиологии и биохимии им. И. М. Сеченова:

– Опыты показывают, что восстановление возможно. В Сибири оживили девочку, которая замерзла до 12 градусов. Замороженное семя – очень нежный материал, но и с ним научились работать. Сердце, которое остановилось, можно запустить, и в медицине это широко используется. Смерть мозга – тоже явление неоднозначное. Относиться к крионике просто как к авантюре нельзя, но что из этого выйдет – не знает никто.

 

 

 

Подписаться на новости

Введите Ваш email:
email рассылки



Новости Партнеров

Новое на сайте

11:22, 04 Декабря 2016
Корреспондент Sobesednik.ru побывала на митинге новосозданного движенения «Новая оппозиция» в Москве
»
11:04, 04 Декабря 2016
Родион Газманов рассказал Sobesednik.ru о том, на какие жертвы приходится идти ради в телешоу «Точь-в-точь»
»
07:03, 04 Декабря 2016
Автообозреватель Sobesednik.ru Александр Пикуленко – об отсутствии каких-либо шансов на появление биотоплива в РФ
»