10:32, 18 Июня 2014 Версия для печати

Чем закончится скандал с самоубийством генерала МВД Бориса Колесникова

Здание Следственного комитета
Следственный комитет РФ
Фото: Официальное сообщество СК РФ "ВКонтакте"

16 июня 36-летний Борис Колесников, генерал антикоррупционного управления МВД, был доставлен в здание Следственного комитета России на допрос — его обвиняли в организации преступного сообщества.

То ли в ходе допроса, то ли в ходе конвоирования в туалет Колесников скончался — то ли выпрыгнул с шестого этажа, то ли не вынес наркотической ломки. Про Колесникова сейчас вообще говорят много разного, в том числе немало компрометирующего. Наверное, это такой способ обеспечить себе пути к отступлению, застолбить за собой право остаться в итоге при своём мнении о трагедии, что произошла в здании СК.

А в этом, между тем, надо бы разобраться. Понятно, что общественному мнению нелегко удерживать в поле зрения больше одной смежной темы, но тут как раз можно переключиться — горизонт свободен, ведь буквально в тот же день, 16 июня, в Казани вынесли приговор бывшим сотрудникам ОВД «Дальний», пытавшим задержанных и одного из них запытавшим до смерти. Им дали от 6 до 15 лет тюрьмы, и история с Колесниковым встаёт в один ряд с их историей не потому, что она той же природы — это, повторим, ещё не известно. Однако у этих двух инцидентов один итог: помещения органов следствия, правопорядка и проч. становятся «серыми зонами» (нет, так нельзя — двусмысленно получается), «домами чудес», куда зашёл на срок — навек исчез.

К слову, о зонах: никого ведь уже не удивляет, что с человеком, попавшим в тюрьму, может произойти всё что угодно, несмотря на неусыпный надзор, полагающийся арестантам. Но когда оказывается, что и в полицейском участке и даже на допросе у следователя можно тысячей способов «попасть под трамвай», это — пока ещё — вызывает удивление и оторопь. Наверное, потому, что речь идёт о человеческой жизни. Ведь никого же не удивило особо, когда ровно два года назад (о магия чисел!) выяснилось, к примеру, что диск с записью камер наружного наблюдения, приобщённый к делу об убийстве Ивана Агафонова, оказался расколот. Диск есть диск — кусок пластмассы. К нему, правда, была тоже «пристёгнута» человеческая жизнь, но это уже, скажем так, вторая производная — это тоже уже никого не трогает. Тут всё-таки дело другое: вот был живой человек, а вот большая потеря для следствия и огромная утрата для правосудия.

«Организованное преступное сообщество», в создании которого обвиняли сослуживцев Колесникова, якобы занималось тем, что создавало «подставные» коррупционные ситуации. Сотрудники управления по противодействию коррупции якобы заставляли чиновников давать взятки другим чиновникам. Как раз в одну из таких «операций» пытались втянуть сотрудника Счётной палаты Александра Михайлика — того самого, которому, чтобы был посговорчивее, не давали позвонить домой до 6 утра. Того самого, которого жена всю ночь искала по моргам и больницам Москвы, а наутро повесилась. Тоже громкая была история, и её тоже довольно скоро все забыли.

Собственно, в том числе поэтому и про историю Колесникова наверняка все вскоре забудут. Ещё, чего доброго, увидят в ней возмездие и руку судьбы. Хотя кто-то, наверное, напомнит лишний раз о том, как в Грузии в ходе реформ плохого-ужасного Саакашвили соорудили полицейские участки с прозрачными стенами. А кто-то, может быть, даже нашлёт чуму на оба правоохранительных дома. Проблема в том, что от всех этих сотрясаний воздуха ни тепло, ни холодно — ни Наталье Михайлик, ни Борису Колесникову, ни, что самое главное, всем, кто ещё жив, потому что не попал ни в ОВД «Дальний», ни в непроизносимый ГУЭБиПК, ни на балкон Следственного комитета.

Подписаться на новости

Введите Ваш email:
email рассылки



Новости Партнеров

Loading...

Новое на сайте

07:06, 08 Декабря 2016
Sobesednik.ru выяснил причины восприимчивости к погодным переменам и временам года
»
06:07, 08 Декабря 2016
На канале «Россия 1» завершается работа над сериалом о советских дипломатах «Оптимисты», узнал Sobesednik.ru
»
00:03, 08 Декабря 2016
Тринадцатое послание президента Федеральному собранию длилось 69 минут и 10 раз прерывалось аплодисментами
»