13:24, 03 Апреля 2014 Версия для печати

Герой России Владимир Легошин: На фоне трагедии в Чили Россия живёт в экстремальной ситуации

Последствия землетрясения в Чили
Владимир Легошин: Если землетрясение случится на Сахалине или на Камчатке, люди выйдут на улицу и будут там сидеть и ждать, когда кто-то за ними придёт
Фото: Global Look

Шокирующие новости о массовой эвакуации людей в Чили, сейсмическом катаклизме, который стал причиной смерти шести человек, предупреждении о цунами, разрушениях, бегстве 300 заключённых из местной женской тюрьмы и прочих бедствиях государства, расположенного на юго-западе Южной Америки, заполонили интернет. Российский спасатель, Герой Российской Федерации Владимир Легошин развеял слух об уязвимости страны и назвал её сильные стороны в данной ситуации.

– Владимир Данатович, как вы считаете, почему в стране, в которой прекрасно знают, что возможны разрушительные землетрясения и цунами, не предпринимают никаких защитных мер?

– Научный руководитель моей диссертации там сейчас живёт. И на самом-то деле там все меры давным-давно предприняты. Посмотрите, при магнитуде 8,2 там разрушилась одна-единственная тюрьма. А больше ничего не разрушилось, потому что давно было всё предпринято. Они же прекрасно знают, как им жить. И я думаю, что информация на тему побега женщин из местной тюрьмы — это досужее. Кто-то, видимо, хотел получить дивиденды за эту публикацию.

На самом деле это обычная ситуация для Чили. Жители всё знают и особо не волнуются. Если это случится на Сахалине или на Камчатке, люди выйдут на улицу и будут там сидеть, правильно? И ждать, когда кто-то за ними придёт. Там же все вышли сначала все спокойненько, а потом вернулись.

Я там был, бывал часто. Да что там страшного? В Чили настолько прочное строительство, да и все меры давно были приняты, потому всем понятно, что предупреждение дешевле, чем ликвидация. Они очень разумные люди, они живут в этих условиях, там всё принято. Давным-давно.

 

Последствия землетрясения в Чили
Владимир Легошин: Это обычная ситуация для Чили. Жители всё знают и особо не волнуются
Фото: Global Look

– И в их действиях нет никакой ошибки?

– Они рассчитывали на 6 баллов, а случилось 8,2. Это единственное. Да и разрушилась одна тюрьма. Что это? Да ничто. Вот лучше посмотрите на Россию. Даже на фоне трагедии в Чили мы просто живём в экстремальной ситуации.

– Разве то, что там происходит — землетрясения, цунами, нельзя назвать экстремальной ситуацией?

– Там всё в порядке. Это просто воспринимается как норма. Должно быть так, и только так. У них есть меры необходимые, их достаточно. И там они приняты. Я, конечно, не знаю, писаные они или не писаные, но происходит так. И только так. И не хуже.

Дело в том, что я принимал участие в [ликвидации последствий] многих землетрясений, начиная с 1988 года. Я вас уверяю, что землетрясение в 8,3 балла для нашей страны просто разрушительное. Вспомните последние два землетрясения в Турции — 1999 и 2000 г. г.. Там город Гёльджюк лёг просто, его не стало. Или землетрясение 7–8 баллов в Нефтегорске — там погибли 1000 человек. Для нас плохо, а для них нормально. И если там рухнула одна тюрьма, значит, они её не очень хорошо построили. А что это? Да это ничто. Кто-то, наверно, что-то не предусмотрел, кто-то не предпринял каких-то шагов, но они ведь наказаны за это. Да и ничего остального не рухнуло. С учётом того, что это безумно страшное землетрясение, это такая магнитуда! Там горы при этом ложатся. Но в Чили же ничего не случилось. А женщины, которые сбежали, — не страшно. Просто было небезопасно, и сотрудники правоохранительных органов открыли дверь и сказали: «Девочки, выходите!» Почему? Потому что они понимают, что такое землетрясение. И там всё в порядке.

 

Люди
Владимир Легошин: Если где-нибудь случается наводнение, землетрясение, цунами или ураганы (конечно, кроме России и Америки), все страны тут же просят помощи
Фото: Global Look

– Получается, ни наша страна, ни любая другая не должны оказывать помощь чилийцам?

– Я вас уверяю, что для них, как для страны развивающейся, наверно, есть обычная практика: они все никого не впускают — но если случился факт стихийного бедствия, то у Генеральной ассамблеи ООН просят финансовой помощи. Зачем? Потому что факт состоялся, на этом можно заработать дивиденды. И это нормально, все так делают.

Если где-нибудь случается наводнение, землетрясение, цунами или ураганы (конечно, кроме России и Америки), все страны тут же просят помощи, моментом: «Ребят, у нас случилась беда, помогите!» И все, конечно, помогают. И самое примечательное, что никто не спрашивает о причинённом ущербе. Неважно, сколько там — миллиард долларов или несколько тысяч. Просто «Окажите помощь». И её оказывают. Решение принимает ООН и каждая страна в отдельности.

И помощь — это правильное явление, понимаете. Людям надо помогать. Даже в Америку мы возили гуманитарную помощь. Америке! Вы понимаете? В сумме она составляла 500 тонн. И понятно, что это капля в море, она не спасёт, но это отношение, жертва. Это правильно, так должно быть. Вспомните первую строчку из произведения «Золотой телёнок» Ильфа и Петрова: «Пешеходов надо любить».

Подписаться на новости

Введите Ваш email:
email рассылки



Новости Партнеров

Новое на сайте

07:03, 04 Декабря 2016
Автообозреватель Sobesednik.ru Александр Пикуленко – об отсутствии каких-либо шансов на появление биотоплива в РФ
»
00:04, 04 Декабря 2016
Михаил Осокин — о том, почему правозащитой в России занялись швеи и как в Москву могли заманить Дидье Маруани
»
20:08, 03 Декабря 2016
Режиссер Павел Лунгин рассказал в интервью Sobesednik.ru о совем новом фильме «Дама Пик» и других своих киноработах
»