Источник: «Собеседник» №49-2015
11:58, 28 Января 2016 Версия для печати

Дарья Златопольская: Внебрачные дети – от слабости характера

Дарья Златопольская
Дарья Златопольская
Фото: Global Look Press

Sobesednik.ru поговорил с телеведущей Дарьей Златопольской о ее программах и предпочтениях российского зрителя.

Для телеведущей Дарьи Златопольской уходящий год выдался творчески удачным: два мощнейших проекта. Успешно стартовала и уже завершилась «Синяя птица» на канале «Россия» – конкурс, чем-то напоминающий «Голос. Дети», только жанры – классическая и народная музыка, танец, пение, а также цирковое искусство. Плюс более глубокий проект – «Белая студия» на канале «Культура» – диалоги с крупными личностями. И как результат – «ТЭФИ» этого года.

«В России есть потребность гордиться лучшими»

– «Синюю птицу» еще до выхода в эфир упрекали – мол, скучновато для федерального канала, страна привыкла к шоу. И вдруг неожиданно высокие рейтинги. Зритель стал умнее?

– Я вообще думаю, люди в целом гораздо чище и умнее, чем о них принято думать.

Хотя, если честно, и мы переживали. Все, кто работал в кадре и за кадром. Думалось: а действительно, будут ли смотреть? И вдруг цифры – выше, чем у информационных, развлекательных передач на других каналах в это же время.

Как-то ехала в такси, водитель узнал меня и произнес: «Знаете, «Синяя птица» никого не оставляет равнодушным». В другой раз зашла в магазин неподалеку от своего дома и тоже услышала теплые слова от продавцов: смотрим, нравится. Это самые большие комплименты, главная оценка – зрительская.

– А мне кажется, классика просто становится модным жанром. Не потому, что душа лежит к искусству, – дань моде.

– Я абсолютно уверена: нельзя навязать людям, что им должно нравиться. Можно только уловить, что завтра для них будет важно. Несомненно, в России сейчас есть потребность гордиться лучшими.

«Толстой тоже был граф»

– С «Синей птицей», впрочем, как раз все ясно: достойный проект. А вот к «Белой студии» есть вопросы. Герои – режиссеры, артисты... Сытые, благополучные. С гонорарами в долларах и недвижимостью за границей… И они все вальяжно рассуждают о судьбах «бедной России».

– Лев Николаевич Толстой тоже был граф. И это не мешало ему понимать народную душу, писать о русском человеке. Декабристы – дворяне, но вышли на Сенатскую площадь. Пусть ничего не добились, но они были искренни в своих порывах.

Тарковский не мог знать, как жил русский народ в Средневековье, но точнее, чем он в своих картинах, этого никто не показал. Для того чтобы быть со своим народом, совершенно не обязательно отказывать себе в куске хлеба. Горький тоже в Италии жил, и Гоголь – это не мешает им оставаться русскими авторами.

– Герой одного из выпусков вашей передачи советует зрителям «душу беречь и не врать», а сам бросил жену в тяжелый для нее момент гибели сына, прижил двух детей вне брака… Право поучать, «как надо жить», имеют лишь люди безупречной репутации, разве нет?

– Не хотелось бы обсуждать личную жизнь героев программы. Хотя внебрачные дети – это следствие не столько порочности, сколько слабого характера и жалости. Вспомните Бузыкина из «Осеннего марафона». Но не стоит на основе одного поступка делать выводы о человеке. Нельзя сказать: «Ах, вот ты съел чужую курочку, а сам стремишься к спасению своей души». В жизни всё сложнее. Идет борьба между Светом и Тьмой. Поле битвы – души человеческие. Чем масштабнее личность, весомее душа – тем более серьезная борьба за нее разворачивается. И в искусстве есть разные начала – Светлое и Темное. Творцы порой ошибаются, теряют и обретают, это нормально. Для меня истина – в стремлении: человек стремится к истине.

И мне кажется, нет, это мое убеждение: те, кто приходит к нам в «Белую студию» – в конечном счете светлые личности.

– Да если б вы задавали им более жесткие вопросы (не о Достоевском, а о тех же мигалках и других нечестных поступках), наверняка они – ваши гости – показались бы вам менее милыми.

– Не понимаю определение «жесткий вопрос». На одной из программ я спросила Олега Павловича Табакова, не жалеет ли он, что столько лет боялся обидеть близких – первую жену и детей, сказав им о другой женщине в его жизни, – а в результате именно молчанием сделал больно. Олег Павлович не стал закрываться от меня, честно ответил, что жалеет. Дело не в отношениях с женами-мужьями – а в том, как человек ищет правду в непростой для себя ситуации. Другие люди – наши зрители – могут перенести его опыт, его ощущения на свою жизнь.

У программы, поймите, другая задача. Не «вытащить скелет из шкафа». А поднять глобальные вопросы: совесть, свобода, любовь, честь, патриотизм, взаимоотношения отцов и детей… «Белая студия» – не про книги, не про фильмы. Она – о счастье, про жизнь, про то, что нам всем мешает быть счастливыми. И мне лично неинтересны дискуссии, которые не выходят на этот глубокий масштабный уровень.

«Я не согласна с Карлом Марксом»

– И все же как считаете: пропасть между простыми людьми и интеллигенцией сегодня в России глубока?

– Я думаю, эта пропасть в большей степени придумана. Некой (небольшой) частью самой интеллигенции, считающей себя самыми умными, а тех, кто прочел меньше книг – быдлом. Но уровень культуры не зависит от количества прочитанных книг.

– Вы часто выезжаете в российскую глубинку, например в деревню?

– В детстве с родителями выезжали в путешествия. Запомнилось Закарпатье. Я так завидовала местным детям! Что у них и свиньи, и кролики, и корову пасут… Вздыхала не без зависти: «Вот это жизнь!»

– Это было в СССР. С тех пор мир изменился, деревня – тоже.

– Вы правы. Возможно, я и не имею права судить – потому что живу в Москве. Но я не очень согласна с Карлом Марксом, что бытие определяет сознание. Человек и в скромных условиях может жить абсолютно духовной жизнью. Тот же Бродский после ссылки в стихах и дневниках своих, в воспоминаниях писал, что это был один из самых счастливых периодов его жизни. Все было просто. У него родились замечательные стихи: «В деревне Бог живет не по углам... а всюду», они мне очень близки.

– По большому счету сегодня в России деревни нет. «Последние из могикан» – сельские жители – озабочены не Бродским и Пушкиным, а выжить бы. Я хорошо это знаю – у меня мама в деревне живет.

– Я думаю, Пушкин и Бродский как раз могут помочь выживанию. В этом и есть главный смысл культуры – облегчать жизнь и давать смысл, тот самый огонек, о котором писал Чехов.

И мне кажется, недавний фильм Андрея Сергеевича Кончаловского – о почтальоне Тряпицыне, типичном жителе русской деревни – очень четко показал, в чем именно русский человек особенный. Он как часть природы, стихии, и в этом его сила. Вот айфон можно сломать. А дерево – нет. Если только срубить. Но оно и в срубленном состоянии останется деревом.

– Мысль, конечно, мудрая. Но очень хочется видеть в России живых и благополучных людей – а не срубленных.

– Конечно. Но если посмотреть на детей, которые выступали в «Синей птице», и оценить успех этой программы у зрителей, живущих часто как раз в таких маленьких поселках, городах, – это точно дает надежду.

Подписаться на новости

Введите Ваш email:
email рассылки



Новости Партнеров

Новое на сайте

13:06, 04 Декабря 2016
Бывший вратарь «Спартака» и сборной СССР Анзор Кавазашвили – о голкипере ЦСКА и сборной РФ Игоре Акинфееве
»
11:22, 04 Декабря 2016
Корреспондент Sobesednik.ru побывала на митинге новосозданного движенения «Новая оппозиция» в Москве
»
11:04, 04 Декабря 2016
Родион Газманов рассказал Sobesednik.ru о том, на какие жертвы приходится идти ради в телешоу «Точь-в-точь»
»