Новости













































Анатолий Лысенко: России нужна другая пропаганда


Сабурова Ольга 17:06, 10 января 2017

Гендиректор Общественного телевидения России (ОТР) Анатолий Лысенко подвел для Sobesednik.ru итоги телегода-2016.

Изгнание Новикова не связано со «Что? Где? Когда?»

– В чем вы видите главные тенденции 2016-го?

– Фундаментальной основой телевидения в этом году стали массовые шоу: «Голос», «Точь-в-точь», «Один в один». И конечно, уходящий год вой­дет в историю как один из самых пропагандистских. Это связано с обострением международной обстановки и тяжелой экономической ситуацией внутри страны. Пропаганда стала очень лобовой, очень навязчивой и очень агрессивной. Но, по-моему, она находит аудиторию.

Причем ни в том, ни в другом случае я не вижу большой изобретательности. Шоу – это кальки, купленные форматы. С одной стороны, во всех этих программах идет изумление талантом людей. Когда я вижу, например, одаренных детей, начинаю себя ловить на том, что у меня отвисает челюсть. Этого не может быть! Это фантастические дети! Поэтому меня очень волнует, что будет с ними дальше. Прославить очень легко. А что после? На мой взгляд, пора думать о какой-то системе воспитания этих сверходаренных детей.

– За взрослых можно не беспокоиться?

– А чего за них волноваться? Ну, подражают. Да, смотреть интересно. В какой-то мере я даже отношу эти шоу больше к цирку, нежели к искусству. Все-таки петь, как Мирей Матье, это не значит быть Мирей Матье. А под всем этим я вижу нашу эстраду – одну и ту же, с одними и теми же людьми.

– Неужели вас не удивил никто из участников, как когда-то на заре этих шоу «выстрелил» Алексей Чумако­в?

– Я бы отметил Любовь Казарновскую. Формально она сидит в жюри «Точь-в-точь», но, на мой взгляд, она оказалась удивительной ведущей. Добрая, интеллигентная, влюбленная в дело. Хотя я очень дружу и с Хазановым, и с Ярмольником, но Казарновская кажется мне самой заинтересованной исполнителями.

– Хазанов с Ярмольником больше играют восхищение.

– Профессионалы-эстрадники. А Любовь Юрьевна живет участниками. Она настолько искренняя, что для меня это просто какое-то открытие последнего времени.

Но общая картина мне кажется грустноватой. Все-таки это цитирование. Есть сейчас такая мода – искать в диссертациях заимствования без цитат. А здесь сплошное цитирование из-за рубежа. Из своего остались только «КВН» и «Что? Где? Когда?» Но при всем моем уважении к долголетию этих передач хотелось бы и чего-нибудь новенького.

– Насчет «Что? Где? Когда?»: как вы восприняли историю с изгнанием Ильи Новикова из клуба знатоков за одно то, что он как адвокат защищал Надежду Савченко?

– Никак. Я думаю, что эта история вообще не относится к самой передаче...

Вообще, когда я вижу драку и изгнание человека из студии только потому, что он стоит на других позициях, я не понимаю, зачем его было приглашать.

Драки вошли в моду

– А это было сплошь и рядом в 2016 году.

– Это стало модным – выгонять и драться в эфире.

– Зачем же тогда, по вашему мнению, Майкл Бом, Борис Надеждин и прочие ходят на политические ток-шоу? Всем очевидно, что их используют как мальчиков для битья.

– Это мне совершенно непонятно – зачем они приходят на передачи. Можно было бы сказать: «Безумству храбрых поем мы песню». Допустим, они приходят, чтобы, несмотря ни на что, заявить о своей правде. С другой стороны, ежику ясно, что это всего лишь спарринг-партнеры. Они приходят только для того, чтобы их побили. Но если в известном рассказе Джека Лондона мексиканец победил, то здесь мексиканец победить не может.

– Хороши победители – бродячие труппы депутатов, политологов, журналистов, бегающих с канала на канал.

– Я их называю «профессиональные комментаторы». Как раньше были профессиональные свидетели, так сейчас появились профессиональные комментаторы.

Основная масса смотрит и верит

– Вы заметили, что пропаганда стала агрессивной и лобовой. Наших пропагандистов заставляют или они не могут вести себя иначе?

– Думаю, по-другому они уже не могут. Мы потеряли некий опыт пропаганды.

Я прожил долгую жизнь. Видел и старую пропаганду, и очень старую. В советское время она, кстати, была не так уж плоха.

– Поясните.

– Скажем, Саша Бовин. Разве это не было пропагандой?

– Было.

– А Георгий Арбатов и Феликс Светов? То, что они делали, тоже было пропагандой. И был Юрий Жуков... Это была разная пропаганда, с разными оттенками. Хотя, как ни странно, советская пропаганда не очень-то допускала свободное поле. А сегодня пропаганда очень однообразна.

– И все больше людей именно из чувства брезгливости вообще перестают смотреть телевизор.

– К сожалению, да. Хотя я не могу сказать, что таких людей много. Все-таки от телевидения отказывается очень узкий круг... сегодня это стало оскорбительно звучать, но я все-таки скажу – либеральной интеллигенции. А основная масса ТВ все-таки смотрит. И многие верят.

Другое дело, что молодежь уходит от новостных программ в интернет, все меньше интересуется аналитикой (полагаю, потому, что опять-таки наталкивается на одни и те же лица и заранее знает, что они скажут). Это плохо.

– Российское ТВ без пропаганды вообще возможно?

– Пропаганда была, есть и будет. И особенно государственная пропаганда. Я вам больше скажу: в условиях нашей страны, которая подвержена высокой нервозности (так исторически сложилось), пропаганда нужна. Но она должна быть более умной, более хитрой и более разнообразной.

– Владимир Соловьев в 2016-м стал абсолютным рекордсменом по эфирному времени. По 4–5 раз в неделю работал, а эфиры у него – по два, по три часа...

– Я не могу назвать себя большим поклонником Соловьева. Но он фантастически талантливый человек! Многослойный. Когда я слушаю его утром (он еще ведет программу на радио «Вести FМ») и вижу на экране вечером, у меня ощущение, что это два разных человека. Но сегодня он, конечно, является лицом нашего ТВ.

– В думских дебатах для вас было что-то неожиданное?

– Ничего интересного. Нужно было что-то говорить – кандидаты и говорили. Эмоционально они были с очень невысокой температурой.

– Извините за наивный вопрос: а почему?

– (После паузы.) Участники заранее знали результат. Так бы я сказал. Мы же грамотные люди и понимали, чем все кончится.

«Матч ТВ» как психоз

– В ноябре исполнился ровно год каналу «Матч ТВ». Оправдал он свое существование?

– По-моему, нет. Разговоры о создании спортивного канала шли очень давно, начиная где-то с 90-х годов. Я принимал участие в обсуждении этого вопроса на самом верху. И помню, кто-то сказал: «Мы создадим спортивный канал. Но будет одна опасность – придется запретить смотреть его на служебных телевизорах». Мол, люди будут отвлекаться от работы. Но это тогда так и кончилось пшиком.

С «Матч ТВ» ситуация довольно странная. Создан канал с огромным финансированием, люди работают. А самые яркие спортивные события по-прежнему на «Первом» и «России 1». Это автоматически ставит «Матч ТВ» в положение второсортного.

– Во сколько раз бюджет «Матч ТВ» превосходит бюджет ОТР?

– Это все всегда держится в тайне. Но наши экономисты утверждают, что примерно в 6 раз.

– Сильно!

– Спортивный канал – дорогое дело. Но значит, наша страна может позволить себе это. У каждого государства, у каждого времени свой психоз. Вспомните, какое сумасшествие было в свое время с фигурным катанием (я имею в виду, конечно, не «Ледниковый период», а когда катались Бобрин, Роднина). Прошло. Сейчас, наверное, остается только футбол. А учитывая «блистательные» выступления наших футболистов, интересными остаются только чемпионат мира и чемпионат Европы, и то финальные матчи. Не вижу причин, по которым спорт стал бы очень популярен в нашей стране. Поэтому перспективы «Матч ТВ» лично для меня туманны.

– А какие у ОТР планы на будущий год?

– Жить. И не ронять марку. Очень трудно, потому что мы поставили себе задачу максимально рассказывать о жизни страны, не Москвы. Это требует средств, а средств нет. Приходится выкручиваться. Но мы нашли способ: у нас широко представлены включения по скайпу. В каждой программе – города, поселки, даже из деревней иногда новости есть. Колотимся. Мы, знаете, как лягушка, которая колотилась, колотилась и взбила масло. Я не могу сказать, что масло мы взбили. Но, по-моему, сметана уже есть.

Теги:



Колумнисты

Читайте также