19:55, 04 Февраля 2016 Версия для печати

Станислав Садальский: Не осуждаю врачей, берущих взятки

Стас Садальский
Стас Садальский
Фото: Руслан Рощупкин

Станислав Садальский рассказал Sobesednik.ru о своем шоу «Таблетка» и поведал, каким врачам доверяет свое здоровье.

В каких только ролях мы не видели Станислава Садальского, но вот теледоктором он стал впервые. С января актер ведет новую программу «Таблетка» («Первый канал»).

Бью копытом!

– Зрители, судя по рейтингам, вашу передачу приняли. Самому-то нравится?

– Не то слово! Бью копытом! Хоть в 7 утра надо проснуться – я радуюсь: «Скоро съемка!»

Здоровье всех волнует. Болезни ведь наступают не от котлет, а от лет. Я обожаю лечиться. В аптеку когда прихожу, меньше 5000 рублей не оставляю. У меня очень много друзей – врачей, экстрасенсов, травников. О болезнях знаю не понаслышке. Нашел в себе признаки всех заболеваний, о которых мы снимаем программу. Кроме трофической язвы.

– На телевидении много медицинских программ. Только на «Первом» – еще две, обе от Елены Малы­шевой.

– Места под солнцем всем хватит. Зритель не дурак и сам разберется, каких программ ему много, а каких мало. Есть такие программы, которые рекламируют лекарства, а мы – «Таблетка», «Первый канал» – работаем за идею. У нас каждый выпуск начинается с заставки, говорящей о том, что мы не берем денег, а работаем абсолютно честно. Все герои настоящие, врачи настоящие, поликлиники и аптеки, куда мы устраиваем рейды, тоже самые настоящие.

Только мне очень печально, что нельзя называть даже хорошие, проверенные лекарства. Говорят, что это реклама. Можно произносить вслух лишь действующее вещество. Но запомнить его невозможно. Если бы мне разрешили советовать зрителям конкретные препараты, я бы поклялся «под салютом всех вождей», что называл бы только полезные, проверенные препараты и делал бы это абсолютно бескорыстно.

Хотя после того, как я начал вести «Таблетку», многие фармацевтические фирмы, причем очень крупные, обратились ко мне с предложением их прорекламировать. Но я отказываюсь.

– Может, мало предлагают?

– Наоборот, хорошие деньги! Но работаем, честное слово, за идею. Я человек старой закалки. Теперешняя драная попса может отказаться от спектакля, который был запланирован за три месяца, сказать: «У меня корпоратив намечается. Дают в сто раз больше денег».

Я воспитан другой системой. Только в одном случае могу отменить спектакль – если я умер. У меня были случаи, когда с ногой, с коленями было плохо, но я все равно приезжал и играл.

Из поликлиники позвонили:

«Мы вас вычеркнем!»

– На фоне умиротворяющей Елены Малышевой ваша манера ведения выглядит особенно экспрессивно.

– Не наиграешь – не сыграешь. Перебор – это чисто индивидуальное восприятие. Вам кажется: перебор. А мне кажется: недобор. Главное, чтобы это было искренне.

Я знаю Елену Малышеву 10 лет. Она по жизни очень скромный человек. Я восхищаюсь находками, которые она делает. Помните, когда она с помощью ножниц и свитера иллюстрировала процесс обрезания?

– Еще бы!

– Это изумительно! Мне очень нравится. Нельзя долбить одно и то же. Нужно придумывать новые формы. Вот я один раз сыграл Кирпича. Хорош бы был, если бы и дальше повторялся: «Кофелек! Кофелек! Какой кофелек?» Еще Станиславский сказал, что надо каждые 7 лет искать новые формы. У меня такая форма есть – «Таблетка».

– Ваш опыт общения с врачами скорее печальный?

– У меня – хороший. Не сразу, но нашел своих врачей. В идеале у каждого должен быть свой врач, знающий все твои заболевания, все твои особенности.

– Ваши личные врачи не из районной поликлиники?

– Не из поликлиники, но из наших московских больниц. Из поликлиники мне позвонили на днях: «Почему вы не ходите к нам? Мы вас вычеркнем!» Радоваться должны! А они, наоборот, с претензией.

Я часто обращаюсь к врачам, когда бываю за границей. Они там хорошие, но узкоспециализированные. Все-таки наша медицина – самая крутая! К счастью, она еще не уничтожена.

– При этом вы в каждом выпуске находите повод заподозрить врачей в уловках, под предлогом которых они выбивают деньги.

– Это правда. Но я понимаю врачей, потому что им надо кормить детей. Им платят копейки. А производители лекарств хорошо зарабатывают, заставляют рекламировать, выписывать их средства.

– То есть вы не осуждаете врачей?

– Поймать за руку врача, берущего взятку, большого труда не составляет. Я не могу осуждать врачей – я могу осуждать чиновников, которые воруют их деньги и заставляют врачей идти на должностные преступления.

Внутренняя грязь страшнее внешней

– Сами пользуетесь советами, которые даете в программе? Сейчас эпидемия гриппа. Руку, например, знакомым пожимаете?

– Руки пожимаю. Но все меньше и меньше общаюсь с людьми и все больше и больше – с влажными салфетками. (Садальский действительно уже второй раз за беседу тщательно вытирает пальцы. – Авт.) Я раньше руки не мыл, все тянул в рот, а теперь понимаю, что заразы надо опасаться.

Рита Терехова удивительные слова сказала: «Не бойся внешней грязи – бойся внутренней».

– В конце программы вы в воздухе описываете крест. Осеняете зрителей?

– Это случайно родилось, просто порыв души. Я, прощаясь со зрителями, должен делать широкое движение, потому что камера далеко. Так получилось, что это движение действительно образует крест.

Когда осеняешь крестом, то желаешь здоровья. Для православного человека это важно.

Подписаться на новости

Введите Ваш email:
email рассылки



Новости Партнеров

Новое на сайте

07:08, 11 Декабря 2016
АвтообозревательSobesednik.ru о влиянии кризиса на автомобильную среду
»
00:02, 11 Декабря 2016
Обозреватель Sobesednik.ru Евгений Ясин о новой возможности для повышения цены на нефть
»
20:04, 10 Декабря 2016
Накануне своего юбилея Дима Билан пообщался с журналистом Sobesednik.ru
»