00:01, 01 Ноября 2015 Версия для печати

Профессор: Одна бомба в Год литературы все же взорвалась

2015 год был объявлен Годом литературы
2015 год был объявлен Годом литературы
Фото: Николай Гынгазов / Russian Look

Литературовед рассказал о том, почему российские писатели не проявили себя в год литературы.

2015 год, объявленный Годом литературы, останется в памяти как год юбилеев писателей XX века. Но говоря о Есенине и Бродском все, кажется, напрочь забыли о современных российских писателях, и 2015 год вряд ли можно назвать плодотворным для них.

Олег Лекманов, российский литературовед, профессор НИУ ВШЭ, помог Sobesednik.ru разобраться в том, почему о современных российских писателях в год литературы слышно так мало.

— Как вы считаете, прошел ли Год литературы успешно?

— Если честно, я не очень заметил этот Год литературы… Мне кажется, показуха какая-то. Я думаю, что самое главное, что должно делать государство по отношению к читателям, — это не мешать им работать и обеспечивать свободу слова, которой у нас в стране нет. И этот Год литературы мне кажется показным отчасти потому, что все эти мероприятия, которые проводились, только отвлекают пишущих людей.

Олег Лекманов
Российский литературовед Олег Лекманов считает Год литературы в стране показным
Фото: Личная страница Олега Лекманова в социальной сети Facebook

— За это время внесли ли российские писатели какой-либо вклад в литературу?

— Все писатели пишут — я бы так ответил на это. Они внесли, конечно, но Год литературы здесь не причем.

— Кто из русских писателей за этот год проявил себя больше всех?

— Я слежу за творчеством некоторых русских писателей. Я всегда читаю новые вещи Майи Кучерской или Тимура Кибирова. Но это не значит, что они проявили себя больше всех. Просто это писатели, которые мне интересны, и это те произведения, которые я читал.

— Как вы считаете, можно ли сказать, что в Год литературы не вышло ни одной книги-«бомбы»? Почему?

— Я стараюсь следить за современной русской литературой, но насколько я могу судить, книг-«бомб» в этом году не было. Есть одна книга, которая мне нравится, но она вышла в прошлом году — «Живые картины» Полины Барсковой, сборник коротких рассказов, я нахожу его очень интересным.

Я думаю, что так называемые «книги-бомбы» — это книги с часовым механизмом. Год не кончился, возможно, читатели пока не обратили должного внимания на те книги, которые вышли. Мне кажется, что обязательно выйдет в этом году «бомба».

Кроме того, все-таки одна бомба взорвалась, и очень важная, хотя это и не выход книги... Я бы сказал так, что вообще всё, что оправдывает этот Год литературы, — это вручение Нобелевской премии писательнице, пишущей по-русски, Светлане Алексиевич. Это совершенно замечательное событие, и хотя оно раскололо общество на две стороны, я очень рад и поздравляю Алексиевич.

— Очень много внимания было уделено юбилеям российских писателей, однако о новых произведениях и писателях почти не говорили. Почему?

— Ну, во-первых, я думаю, что это преувеличение. О новых книгах пишут издания-книгообозрения, которые по долгу службы занимаются тем, что публикуют обзоры на новые книги российских писателей. Да и в других изданиях это, мне кажется, делают. Я бы не сказал, что о современных писателях в этот год совсем не говорили. Ну а кроме того, понятно, что мы имеем дело с обычным законом времени: юбилей Бродского, или надвигающийся юбилей Мандельштама, или Довлатова — это всё великие писатели, у них большой круг читателей, и естественно, что о них все говорили. Это не касается Года литературы, но поскольку в юбилеи выходят замечательные книги, устраиваются встречи и вообще вспоминают этих писателей, это хорошо.

— Есть ли у нас в стране подающие надежды писатели? Если да, то кто?

— Ну конечно они есть, их много. Но я тут, пожалуй, не буду называть их имена из суеверия, так как надеюсь, что они оправдают надежды. Да, конечно, они есть.

— Что переживает сейчас российская литература?

— Вы знаете, я думаю, российской литературе сейчас довольно тяжело, с одной стороны, как и всему нашему обществу — оно тяжелобольное. Так как литература зависима от общества, она больна тоже. В то же время литературе сейчас и карты в руки, потому что она вызывает реакцию у общества, пытается лечить эти пороки. Кстати, книга, которая вышла в этом году (я назову все-таки одну книгу), — это сборник аналитических статей Льва Рубинштейна, который называется «Скорее всего», — она этим и занимается: говорит правду в трудные времена. Я думаю, что это прекрасная книга и пример расцвета русской литературы.

— А в чем проявляется болезнь литературы?

— Это проявляется, например, в расколе между писателями из-за страшных событий — войны с братским народом, с Украиной. Я не буду называть имен, чтобы не обидеть этих людей и не выступать судьей, но я думаю, что талантливые яркие писатели заняли совершенно шовинистические позиции. Они производят впечатление сумасшедших, говорят страшные вещи. Тот же случай с Алексиевич — когда писатель, пишущий по-русски, получает самую литературную престижную премию, самый естественный ход — поздравить его. Вместо этого многие русские писатели бьются в истерике, злятся. Это ли не иллюстрирует болезнь?

Подписаться на новости

Введите Ваш email:
email рассылки



Новости Партнеров

Новое на сайте

14:34, 03 Декабря 2016
Кинообозреватель Sobesednik.ru – о драматическом фильме «Планетариум» Ребекки Злотовски
»
13:23, 03 Декабря 2016
Sobesednik.ru провел день в одной из воинских частей дивизии в Чебаркуле и посмотрел, как живут солдаты
»
13:02, 03 Декабря 2016
Два владимирских роддома и местный дом ребенка получили неожиданное наследство, узнал Sobesednik.ru
»