Источник: «Собеседник» 38-2015
21:02, 12 Октября 2015 Версия для печати

Ирина Апексимова: Любимов? Да! Но нужно идти дальше

Ирина Апексимова
Ирина Апексимова
Фото: Александр Алешкин / Собеседник

Директор Театра на Таганке Ирина Апексимова рассказала Sobesednik.ru о своём новом проекте «Репетиции».

Кто хоть раз не хотел заглянуть на репетицию спектакля, тем более в известном театре? 1 октября в Театре на Таганке стартовал экспериментальный проект его нового директора Ирины Апексимовой «Репетиции». Впервые наш зритель может увидеть, как рождается спектакль.

– Ирина Викторовна, вы в качестве актрисы работали в режиме открытых репетиций?

– Никогда. Я всего полгода и директор, и худрук в этом театре. Очень просто было бы сейчас пригласить на Таганку кого-то из звездного режиссерского набора – к примеру, Юрия Бутусова, Константина Богомолова, Сергея Женовача, Евгения Писарева – и устроить громкую премьеру. Но это слишком легкий путь. Нельзя просто привести режиссера и сказать: «Вот ты будешь художественным руководителем Таганки, работай!» Мне кажется, что нужно в своей системе вырастить режиссера, лидера. И дай бог, чтобы из молодых ребят, которые приходят к нам на проект, выросли большие режиссеры. Это «театр на вырост», как сказал мой советник по творческим вопросам Видмантас Силюнас.

– Идея ваша?

– И моя, и не моя. Открытые репетиции появились еще в начале прошлого века, в Россию их привез из Германии Мейнингенский театр, их смотрел Станиславский. Но отличие наших «Репетиций» заключается в том, что у нас на них не просто придет режиссер и в качестве творческого вечера покажет зрителю прогон готового спектакля или продемонстрирует свою систему, в которой он работает с артистами. У нас в этих открытых репетициях действительно будет рождаться спектакль. Мы впервые покажем зрителям черновой процесс.

– А с какого момента его можно показывать?

– Можно показывать даже первую репетицию: «Здравствуйте, меня зовут Иван Иванович Иванов, я режиссер, будем ставить с вами пьесу…»

– Это ваше мнение или в театре все так считают?

– Мое. Я не спрашивала у всех. У меня есть очень близкий круг людей, с которыми я советуюсь и мнение которых мне интересно. От них я слышу информацию, которую считаю нужной для себя услышать: да или нет.

– Зачем артистам Таганки такое испытание?

– Артистам надо все время (проговаривает по слогам) дви-гать-ся, су-щест-во-вать дальше, учиться работать в разных школах и разных системах. Невозможно стоять на месте. Основная масса актеров, попав в Театр на Таганке со школьной скамьи, проработала в системе Юрия Петровича Любимова (замечательной, но очень конкретной) всю свою жизнь. Сейчас в труппе восемь артистов, которые играют в этом театре с 1964–1965 годов. Это великий театр Юрия Петровича, давайте его оставим. Но вы уже умеете работать, как работал Любимов, – и нужно идти дальше: давайте будем учиться работать, как Иванов, Петров, Сидоров.

– Какой была первая реакция труппы?

– Кто-то напуган, кто-то доволен, кому-то не нравится, кому-то нравится. Артист служит в государственном бюджетном театре и получает зарплату ежемесячно. И естественно, артист должен работать.

– Но для труппы это стресс?

– Для артиста в принципе выход на сцену перед зрителем – это стресс. Если актер перестает испытывать стресс – он перестает быть актером.

– Вы сейчас хотели бы оказаться на месте актеров Таганки?

– (С ходу.) Нет, не хотела бы.

– Почему?

– Потому что я директор и худрук. Я была на месте актеров очень много лет и работала в абсолютно разных системах. Но если придет режиссер, который скажет, что я нужна – то я пойду в открытые репетиции так же, как все.

Я играю в театре с 1984 года. Как вы думаете, сколько у меня репетиций было за 31 год? Всю жизнь я репетирую и играю спектакли. Репетиция может идти и весь день, и ночью, и целый месяц с краткими перерывами на сон и по полчаса на еду. В зависимости от того, насколько нам интересно то, что мы делаем, и насколько мы хотим, чтобы это получилось здорово.

– Сколько на вашей памяти спектаклей, которые вам нравились, а зрителем были непоняты или недооценены?

– Много было таких постановок. Последнее яркое несоответствие – «Турандот» Константина Богомолова в Театре имени Пушкина. Зритель эту постановку не понял, не принял, люди свистели, кричали, уходили из зала… На мой взгляд, это был замечательный, тонкий спектакль – но, видимо, слишком сложный для людей, которые пришли посмотреть на красивую картинку под названием «Турандот». Чаще бывает так: я сижу смотрю на сцену, думаю: «Какой ужас…», а зрители хохочут в полном удовольствии.

Елена Савоничева

Подписаться на новости

Введите Ваш email:
email рассылки



Новости Партнеров

Loading...

Новое на сайте

17:09, 07 Декабря 2016
Гроссмейстер Сергей Карякин поделился с Sobesednik.ru подробностями о шахматном поединке с Магнусом Карлсеном
»
16:22, 07 Декабря 2016
Sobesednik.ru узнал у замдиректора Института США и Канады, чего ждать от Бешеного Пса на посту министра обороны США
»
16:12, 07 Декабря 2016
Чтобы крупнейшая за последние годы вспышка кори прекратилась, должны быть привиты 95% населения, считают специалисты
»