Источник: Собеседник №7-2015
11:59, 28 Февраля 2015 Версия для печати

Максим Никулин: Греф сказал "Красиво, но..."

В кабинете Юрия Никулина все осталось, как при жизни великого артиста
В кабинете Юрия Никулина все осталось, как при жизни великого артиста
Фото: Андрей Струнин

«Собеседник» побывал в кабинете гендиректора Московского цирка Никулина на Цветном бульваре, сына Юрия Никулина Максима.

Генеральным директором Московского цирка Никулина на Цветном бульваре Максим Никулин стал более 20 лет назад по просьбе Юрия Владимировича, которому нужна была помощь. Кабинеты сына и отца и сейчас делят одну приемную, дверь в дверь. Тот, где работал Юрий Никулин, теперь скорее мемориальный.

Ревизия провалилась

– У меня и мысли не было занять кабинет отца, – признается бывший журналист, переквалифицировавшийся в эффективного циркового управленца. – Может, логика и была. Но мне здесь удобнее. А потом, я же чувствую, что не по Сеньке шапка...

В кабинете Юрия Никулина ничего не передвигали, не меняли – все осталось, как при жизни великого артиста. Хотя нет! На столе, подоконнике, полках шкафов сияют совсем недавние призы, завоеванные артистами цирка на крупнейших международных фестивалях. «Эти победы – как золотые медали на Олимпиаде. Они тоже работают на имидж страны, – отмечает директор. – Но о цирке в России, к сожалению, мало говорят». Собственную награду – приз цирка Никулина (фигурку клоуна) – дирекция вручает понравившимся зарубежным артистам.

Знаменитая никулинская коллекция сувениров заметно пополнилась новыми экспонатами. Их туда перетащил Максим Юрьевич, чей кабинет, скажем мягко, не резиновый. Всех подарков не уместишь.

Кабинет Юрия Никулина заставлен статуэтками. Всё это - подарки
Кабинет Юрия Никулина заставлен статуэтками. Всё это – подарки
Фото: Андрей Струнин

– Там разобраться не мешало бы, чтобы гармоничнее смотрелось, – мечтает начальник. – А то все заставлено...

– Да и у вас места свободного нет. Куда ни глянь – сплошные статуэтки: таксы, лошади, слоны, ежи, клоуны...

– Хорошо, что вы пришли. Ревизию проведем!.. Что, например, тут делает вон тот подсвечник?..

– Не знаю.

– Только пыль собирает! Убрать!

– Куда?

– Я... не знаю, – оглядываясь, сдается хозяин.

Греф сказал: «Красиво, но...»

Иные кабинеты – что футбольные поля. Заглянул как-то в цирк Герман Греф. «Хорошо у тебя, – сказал он Никулину, – красиво. Но работать тут невозможно». Легкий хаос, тесно... Стол, кресло, стулья, диван, пара шкафов (мебель – это отдельная история) и свободный, не больше хоккейного пятачок.

– Мне хватает, – довольствуется малым Максим Юрьевич. – Я видел кабинеты наших государственных деятелей. Такое ощущение, что не кабинет, а 5–6 соток... Ну и к чему это все? Наверное, смысл есть, когда народу много. У нас камерная обстановка. Собираемся узким кругом – совет директоров. На тесноту не жалуемся, прекрасно решаем все проблемы. Нам же государство не помогает, мы целиком частная структура...

Герман Греф сказал Никулину, что в кабинете красиво, но работать невозможно
Герман Греф сказал Никулину, что в кабинете красиво, но работать невозможно
Фото: Андрей Струнин

Когда мы с артистами и руководителями номеров отмечаем начало и окончание новой программы (она у нас обновляется дважды в год. Кстати, 20 февраля прошла очередная премьера – «Королевский цирк»), идем в кабинет отца, где большой стол и много стульев. Можно разместиться.

Возле манежа Никулина можно увидеть редко.

– Все будут напрягаться, – объясняет он. – Чего людей смущать? Программой должны заниматься режиссеры, артисты. А я, хоть и называюсь в трудовой книжке гендиректором и художественным руководителем, выполняю чисто управленческие задачи. Думаю о том, чтобы платить зарплаты, кормить животных, вкладываться в развитие...

Сидел на сейфе

Мебель в кабинете Никулина раритетная. Принадлежала еще первому директору цирка на Цветном Альберту Саламонскому. Когда Юрий Владимирович выбил у власти деньги на реконструкцию и старое здание снесли, историческую обстановку вывезли на склад.

– У папы была задумка ее реставрировать, – вспоминает Максим. – Но финны сдали ему кабинет с уже вмонтированной мебелью. Поэтому идею отца осуществил я. Что стояло в этом кабинете до того, как я въехал, – лучше не вспоминать. Если еще учесть, что моего предшественника – финансового директора цирка Михаила Седова – убили... В общем, хотелось перемен.

Кое-что пришлось заказывать (например стулья. Пока их делали, Никулин сидел... на сейфе!), но в основном мебель восстанавливали своими силами. Таких кресел, как у Максима Юрьевича, всего два. Второе хранится в музее на Неве. Его Саламонский, согласно легенде, проиграл в карты директору петербургского цирка Гаэтано Чинизелли. Другая версия утверждает, что не проиграл, а продал, но Никулин верит в первую. Она более романтична.

Коллекционный цирк шапито - подарок жены
Коллекционный цирк шапито – подарок жены
Фото: Андрей Струнин

За спиной директора всяк входящий видит искусство художественное – две картины знаменитого советского акварелиста Артура Фонвизина, которые он завещал цирку, и литографию Марка Шагала. Акварели Никулин всегда ценил, а оценить их заставил Александр Рукавишников. «Знаешь, сколько они сто€ят?» – спросил скульптор. Директор пожал плечами. «Ну и не надо тебе знать, – пожалел гость приятеля. – Спи спокойно».

А вот Шагала Никулин купил сам недавно, когда посещал музей в Сен-Поль-де-Ванс (там художник провел последние годы жизни). На столе – подарок жены: цирк шапито, купленный в антикварном квартале Рив Гош (Париж). Внутри «живет» целая коллекция фигурок артистов, зрителей, животных.

В России Никулин работает, а живет большей частью во Франции. Так что словарь под рукой не случаен.

– К 60 годам заговорил по-французски, – «хвастается» директор. – Надо же с людьми общаться. Уже чувствую себя достаточно свободно.

Любимый портрет отца

Самый массивный из всех презентов, что есть в кабинете, преподнесли ветераны цирка. Мраморные львята водружены на высокий шкаф.

– Говорят, они такие тяжелые, что только вчетвером поднимешь?

– Вы попробуйте! – смеется хозяин.

Львят на шкаф водружали вчетвером
Львят на шкаф водружали вчетвером
Фото: Андрей Струнин

– А если упадут? Ведь убить могут.

– Не волнуйтесь, мы укрепили шкаф стяжками. Вообще, у меня большое подозрение, что это когда-то было частью надгробия: есть следы от таблички. Но я в эти дела не вникаю.

…Мы все-таки задержались у «опасного» шкафа: стена рядом с ним увешана редкими архивными снимками отца и сына.

– Мне просто захотелось, чтобы в кабинете были фотографии папы, – признается Максим. – Они одновременно и о цирке, и о нашей с ним жизни... Хороший кадр, где мы с ним в Историческом музее (я совсем еще маленький)... Нам редко приходилось общаться. Родители часто были на гастролях, я был бабушкин сын. А больше всего мне нравится его портрет, он самый любимый...

Подписаться на новости

Введите Ваш email:
email рассылки



Новости Партнеров

Loading...

Новое на сайте

00:04, 04 Декабря 2016
Михаил Осокин — о том, почему правозащитой в России занялись швеи и как в Москву могли заманить Дидье Маруани
»
20:08, 03 Декабря 2016
Режиссер Павел Лунгин рассказал в интервью Sobesednik.ru о совем новом фильме «Дама Пик» и других своих киноработах
»
17:04, 03 Декабря 2016
Sobesednik.ru выслушал историю женщины, которая в пенсионном возрасте реализовала себя в сфере туризма
»